Создающая образ | Институт экономических стратегий

Создающая образ

Номер 2. Кто заказывает музыку?

Регионы смелее воспринимают моду, москвичи более консервативны.

Ирина Дейнега
Создающая образ

"Экономические стратегии", №2-2006, стр. 110-115

Как известно, головной убор играет в создании стиля даже большую роль, чем одежда. Недаром слово "модистка" ("та, которая создает моду; та, которая формирует модный облик") обозначает именно создательницу головных уборов. А основное назначение головного убора заключено в самом его названии: слово "убирать" означает "украшать, придавать нарядный вид". Перед шляпным дизайнером стоит, таким образом, нелегкая задача – найти баланс между функциональностью и изяществом. Форма и материал – два основополагающих начала в этом искусстве. Ирина Дейнега – дизайнер компании DIVA – уже почти 20 лет "формирует модный облик" современной женщины. Будни и праздники шляпного дизайнера – в интервью Ирины Дейнеги заместителю главного редактора "ЭС" Ольге Бардовой.

Вы представляете известную династию – мама Вашего мужа известный художник-модельер головных уборов Галина Горбункова. Расскажите немного о том, как Вы пришли в профессию. Как появилась Ваша первая шляпа?

Мне повезло. Я начинала в 1988 г. художником по головным уборам в Доме моды на Арбате, где работали очень интересные художники: Елена Короткова, Татьяна Романюк, Татьяна Козлова, Ирина Козлова, художественным руководителем у нас был Геннадий Зейналов. К открытию Дома моды я вместе с другими художниками готовила коллекцию. Это была моя первая коллекция. В ней были шляпы из тонкой китайской соломки, сшитые вручную. Я тогда еще не владела технологией, но интуитивно нашла верный способ работы с этим материалом, работала с модельерами, делала головные уборы для коллекций одежды. У меня до сих пор сохранилась моя первая шляпа из той коллекции. Если мы когда-нибудь осуществим свою мечту и сможем открыть небольшой музей, для которого у нас есть экспонаты, старинные материалы для изготовления шляп, деревянные формы разных времен, антикварные шляпные булавки, то она сможет занять там свое место.

У Вас семейный бизнес?

Да, у нас семейный бизнес, в котором каждый занимается своим делом. Мой муж Игорь – директор, идейный вдохновитель и организатор нашей компании. На нем лежит основной груз проблем, связанных с организацией производства, продажами, выставками и т.д. А мне остается только творить. Благодаря тому что мы вместе, наша компания смогла достичь многого. Думаю, что многим дизайнерам так тяжело потому, что у них нет человека, которому они могут доверять. У меня такой человек есть.

А Ваши дети? Они увлечены этим бизнесом или у них другие планы?

Что касается наших детей, то тут я не могу пока сказать ничего определенного. У нас два мальчика, оба еще учатся в школе. Я надеюсь, что шляпное дело не оставит их равнодушными, но особых планов на их счет мы пока не строим.

С какого года существует Ваша компания?

С 1992 г. Для России это немало. Когда мы первый раз приехали в Италию покупать соломку в компании, которой уже 200 лет, нас спросили, как давно мы работаем. Услышав ответ, итальянцы удивились нашей "молодости". Фактически все началось с изготовления меховых головных уборов. В то время был острый дефицит меха и меховых изделий. Мы делали очень модные в тот период женские меховые шляпы. Покупали песца и красили его в голубой, розовый и другие цвета. Народ сразу это оценил. Наш товар пользовался большим спросом. Его охотно брали на реализацию в магазине "Руслан", в меховом на Арбате, в "Москвичке" и других магазинах. Постепенно мы расширяли свое производство.

Как же Вы все успевали? Работали днем и ночью без выходных?

У меня и сегодня не часто бывают выходные, хотя сейчас, конечно, другое время. Нам хотелось заработать, чтобы расширить дело.

В интервью нашему журналу жена бывшего посла США в РФ Лиса Вершбоу рассказала, что на создание серии брошей ее вдохновил Новый Арбат. А что вдохновляет Вас?

Что меня вдохновляет? Это может быть что угодно. Я очень люблю стиль модерн, люблю 20-е, 30-е гг. ХХ в. А в общем, все важно – и погода, и настроение, и окружение… Так как мои модели люди должны носить сейчас, я внимательно слежу за модными тенденциями. А с Лисой Вершбоу у нас был совместный проект "Чаепитие", который был продемонстрирован в Галерее стекла. Получилось очень интересно. Это были шляпы в стиле 20-х гг. с булавками в стиле русского конструктивизма тех же лет.

Какие материалы Вы используете и какие любите больше всего?

Я очень люблю синамей и велюр. Синамей – это соломенное полотно, из которого можно делать необыкновенные вещи. В начале XX в. его использовали для изготовления сумок. Велюр – тоже очень интересный материал. Он такой же пластичный, но более "скульптурный", хорошо сохраняющий форму.

А в России не производят такого рода материалы?

К сожалению, нет, поэтому мы покупаем материалы за рубежом.

Производство фетра в России тоже не налажено?

Раньше было большое производство велюровых и фетровых колпаков в Щелкове и Воскресенске. Сейчас, я думаю, им приходится очень сложно, но они продолжают работать.

Скажите, Ирина, много ли у Вас покупателей? Что на сегодняшний день больше всего пользуется спросом?

У нас очень много покупателей не только в России, но и за рубежом. Люди заказывают то, что хотели бы видеть в своих магазинах. В этом году по результатам выставки, которая прошла в марте, можно сделать вывод, что лидерами продаж будут шляпы-флоппи. Я говорю о летней коллекции. Заметно вырос интерес к шляпам для особых случаев.

Есть ли разница между региональными и столичными магазинами?

Конечно. Более того, отличаются друг от друга магазины в разных районах Москвы. Регионы, мне кажется, смелее воспринимают моду. Москвичи более консервативны. Но и здесь существует две категории покупателей – те, кто приобретает эксклюзивные шляпы – для этих людей главное индивидуальность, – и те, кто при покупке головного убора руководствуется практическими соображениями.

А может быть, у нас женщины носят платки, потому что так исторически сложилось?

До революции и в России женщины носили шляпы. В частности, в Москве было очень много шляпных мастерских. После 1917 г. шляпа стала символом буржуазности, элементом враждебной культуры. Но, согласитесь, если сейчас на московской улице появится женщина в шикарной шляпе вроде той, что была на Джулии Робертс в "Красотке", да еще с сумками, это вызовет по меньшей мере недоумение. Я шляпы ношу крайне редко, только по особым случаям. Но мне очень нравится их делать, и я обожаю людей, которые умеют их носить.

Как Вы получаете заказы?

Обычно участвуем в выставках, на которых получаем заказы. На Арбате у нас работает show room, где мы два раза в год показываем новую коллекцию. Туда приходят заинтересованные люди, которым нравится наша продукция.

Сколько времени и сколько модисток требуется для изготовления одной шляпы?

Иногда одна модистка делает все от начала до конца, иногда работает несколько человек. Шляпа – это штучный продукт. Здесь все настолько индивидуально, что дать какой-то точный рецепт невозможно.

А сейчас производство шляп автоматизировано?

В основном шляпы делаются вручную.

Сколько человек работает на Вашей фабрике?

По европейским меркам фабрика у нас не очень большая.

А какие у Вас сегодня "взаимоотношения" с мехом? Вы продолжаете делать меховые коллекции?

Конечно, коллекции у нас меняются два раза в год. Сейчас представлена коллекция "весна – лето 2006", а с мая в show room будет представлена коллекция "осень – зима 2006/07".

Какой будет мода на меховые шапки в следующем сезоне?

Сейчас очень модна каракульча. Много соболя, чернобурки и енота. Продолжает пользоваться популярностью стриженая норка.

Где Вы покупаете меха?

Меха мы покупаем на аукционах в России, Дании, Финляндии и США.

Вы сотрудничаете с дизайнерами одежды?

Да, но это не постоянная работа, а, что называется, случайные встречи. Если Вы заметили, отечественные модельеры на своих показах не часто используют головные уборы. Многие специально делают обувь для коллекций, а вот до головного убора дело не доходит. Может быть, они не готовы к сотрудничеству, опасаются, что шляпа поменяет акценты, расставленные дизайнером? На мой взгляд, головной убор придает законченность образу.

Представьте себе, что к Вам приходит заказчик и просит сделать шляпу, которая, как Вы понимаете, ему совершенно не идет. Вы попробуете отговорить его или выполните заказ?

Конечно, постараюсь переубедить. Если же это не удастся, я, скорее всего, откажусь от выполнения заказа. У каждого из нас есть свои предпочтения. Выбирая головной убор, человек часто исходит из того, что ему не подходит какой-то цвет или форма, и, чтобы его переубедить, нужно пробовать, искать, мерить. Подбор головного убора – дело непростое. Это может быть кепка, или берет, или какая-то наколка, а не обязательно романтическая шляпа с полями. Главное, чтобы он соответствовал не только вашему внешнему облику, но и внутреннему миру.

Скажите, у Вас есть какие-то увлечения кроме работы?

Люблю живопись, люблю заниматься ландшафтным дизайном, люблю путешествовать.

Есть ли у Вас любимая пословица, поговорка или какое-то изречение, которое лучше всего характеризует Ваше отношение к работе и жизни вообще?

Я считаю, что в жизни ничего не надо бояться, тогда у тебя все получится, и важно получать удовольствие от того, что ты делаешь.

Следить за новостями ИНЭС: