Мнения

Основные тезисы выступления Фалина Валентина Михайловича на заседании дискуссионного клуба «Аналитика» 1 декабря 2014 года

Валентин Фалин: "Когда американские деятели уходят в отставку, они становятся чуть-чуть умнее. И последнее. Индира Ганди говорила: «История – это лучший учитель, а мы ее самые плохие ученики»".

Торгово-промышленная палата РФ.

Уважаемые коллеги! Во-первых, правильная ли постановка, что сегодня в повестке дня холодная война номер два? Мне кажется, никто не будет спорить, что связь времен – это объективная величина, надеюсь, и не будет никто спорить с тем, что, помимо связи времен, есть еще связь идей. И вот когда мы нащупаем эту причинно-следственную, как говорил Роберт Рождественский, следствие и причинность, то мы, наверное, и более четко будем себе представлять и будущее.

В 814-й году умер Карл Великий. Можно было, кстати, отметить его юбилей в этом году. Он положил основу этому движению активному на Восток. И не только движению, но и методикам порабощения всего, что ни попадало. Представление о том, как должно быть и уничтожение всего, как не должно быть. Первое массовое уничтожение славянских племен – это Карл Великий. Первое уничтожение. Потом дело Карла Великого продолжалось. В 962-м году учреждена римская империя германской нации.

И то, что происходит или происходило с подъемами, спадами на протяжении веков, это была линия, запрограммированная тогда. Здесь я сошлюсь для краткости на Руссо, который говорил: «Удар не всегда попадает в цель, но намерение остается».

Война холодная против России…Не будем, скажем, Сигизмунда вспоминать или Батория. Не будем даже вспоминать Наполеона, который кстати, сказал Александру Первому, что надо присоединять Финляндию. Не будем многое другое вспоминать, давайте четко только поставим определенный знак, восклицание или вопрос, как угодно. Никогда, если брать основу, так называемый цивилизованный Запад не отходил от линии подчинения, порабощения всех, кого он считал недочеловеками и на порядок ниже себя. То, что происходит сегодня – это прямое продолжение этой линии. Не буду говорить о маленькой конвенции 1814-го года, тоже надо было этот юбилей встретить. В декабре она была заключена, предусматривала объединение Франции, Англии и Австрии. Они должны были выделять каждая по 150 тысяч бойцов для изгнания России восвояси. Нечего, мол, им было делать в Европе после того, как Наполеон был повержен.

Второй момент. Вот мы сейчас отмечали так называемый юбилей Первой Мировой войны, объявление Германией войны России. А война началась не в 1914-м году. Мировая война начата Соединенными Штатами. Захват Гавайи, захват Кубы, захват Филиппин, не буду говорить о Панаме и всем прочем, это 1900… 1898-й год. Первое сплетение разных ветвей одной расы – это 1898-й год, идея Джозефа Чемберлена, предложенная Вильгельму Второму и тогдашнему рейхсканцлеру Доулу. Ну тут с немцами они разошлись, потому что Вильгельм был довольно чудной человек, потребовал равенства на морях, Англия не согласилась… Это начать и не кончить, я просто говорю о датах.

Возьмите то, что происходило на фоне поражения России в японской войне. Кстати, там американцы с японцами договорились, японцам они отдали Корею, японцы признали захват американцами Филиппин. Захват американцами Филиппин обошелся филиппинцам в треть населения за это.

Возвращаясь, однако, в другую плоскость.

На фоне поражения России и такого ослабления, что началось в Европе? Боснию и Герцеговину отдают Австрии, создают Албанию в 1912-м году для того, чтобы она не попала к Сербии, и тем самым Сербия не получила доступ в Адриатическое море. И Россия через Сербию тоже не получила этот доступ. Поэтому, когда мы говорим – началась Первая Мировая 1 июля – это фантазия, которая под собой не имеет ни малейших оснований.

В марте 1914-го года Вильгельм Второй проводил совещание генералитета. Вопрос был у Вильгельма такой: в каком состоянии находятся вооруженные силы Рейха? Ответ: они полностью отмобилизованы и по получению приказа через месяц будут готовы к боевым действиям как на Западе, так и на Востоке. Подводил итог Вильгельм Второй и сказал: мы не должны допустить ошибки 1913-го года, когда мы упустили пару приличных поводов для начала войны с Россией.
Простите, причем тут мобилизация русской армии, как повод для агрессии?

Кроме того, есть еще одна параллель, связь времен и связь понятий.

Вильгельм получил через свои разведслужбы донесение, что Николай Второй подписал программу реорганизации российской армии для того, чтобы прежде всего уменьшить разрыв в тяжелой артиллерии, в 40 раз он был между Германией и Россией. Программа должна была начаться в 1914-м году и закончиться в 1917-м. Вильгельм говорил: «Зачем нам ждать, пока Россия станет сильной?»

…И вот когда эта связь времен, такая связь понятий, связь явлений нами просматривается, то мы многое иначе увидим. И Принцип, который стрелял в самого Франца Фердинанда… Почему изменили маршрут Франца Фердинанда, почему он должен был лезть именно под дуло этого Принципа? Это всё вопросы, на которые ответа нет. И пожалуйста, примите к сведению, что англичане не рассекретили документы Первой Мировой войны. Уж не говоря о Второй Мировой.
Я хочу еще обратить ваше внимание. Вот было заключено перемирие, до Версальского договора. Требование к Германии – вывести все войска из захваченных территорий, кроме Прибалтики, Финляндии, Белоруссии, Украины. Об этом мы не говорим, как будто бы этого не было. Поэтому, когда было завершено перемирие, тут есть еще масса вопросов, связанных с тем же полковником Хаусом, который по ходу войны дважды ездил в Германию, пытаясь по ходу войны против России и заставить Германию прекратить действия на западном фронте.

Еще одно сказать в этом контексте. Клемансо, выступая при подписании Версальского мирного договора, 1919-й год, говорил: этот договор, Версальский договор, как и все остальные договоры, есть и не может быть ничем иным как продолжением войны. Клемансо тогда же заявил: «Нужно возвести вокруг большевистской России железный занавес, чтобы большевизм не угрожал цивилизации Европы, а мы на себя берем идею формирования железного занавеса».
Там много было наговорено другого, он же, Клемансо сказал: «Проблема Германии состоит в том, что 20 миллионов немцев лишние».

Но еще больше лишних было на Руси.
Вот если мы всё это опустим, всё это будем обходить, то каким будет воспитание нашего подрастающего поколения? Что будет в нашей официальной подаче того, как что было и почему было так, не как иначе?

Кстати, о мирном договоре мы всегда говорим – позорный Брестский мир. А первые переговоры о мире начали англичане и американцы. За год до Брестского мира. Мы об этом тоже не говорим.
Всякое упрощение есть искажение, а всякое передергивание дат, цифр, фактов – это не просто искажение, а это уже программирование чего-то другого.

Теперь еще один момент, который, наверное, у нас тоже должен быть в поле зрения. Когда началась политика умиротворения Германии? Вы знаете, в ноябре 22-го года американцы установили контракт с Гитлером, пристроили к нему Людендорфа, который должен был не только американцам сообщать всё, что нужно. С декабря 22-го началось финансирование американскими крупнейшими банками националистических партий в Германии. Это 1922-й год, декабрь, Варбург в том числе, это из семейства Шифа того же. Если мы от этого отойдем, то мы не поймем, почему всё пошло так. 

Почему «Майн Кампф» знаем, но почему не изучаем Людендорфа, например? Людендорф – автор идей фюрера. Людендорф говорил: «Срастить надо фронт и тыл, избежать ошибки Германии в Первой Мировой войне» и так далее и тому подобное.

Мне довелось быть фактически во всех кризисных штабах после смерти Сталина. Хотя Сталину Комитет информации, где я работал, докладывал записки, на которых был мой автограф. Сталин говорил так: «Начальство подпишет любой документ, а мне надо знать, с кого спрашивать». Вот когда мы говорим о том, как пошло и почему пошло так, а не иначе, то мы здесь должны посмотреть, прежде всего, на себя. Вот Локарно, Штреземан говорил так: «Локарно подрубил все основы версальской системы». Британский лорд сказал: «С этого момента началось умиротворение Германии».

Сталин в это время получил донесение разведки и считал, что война может начаться в 1927-м году. Поэтому нужно отменять этот НЭП, нужно создавать административно – контрольное руководство экономикой и так далее, пошло-поехало. Вот мы говорим о продаже картин Эрмитажем и прочее, почему же начали продавать картины? Потому что американцы прекратили в оплату наших заказов принимать золото, как конфискованное у церкви и так далее. Вы, когда всё связываете, а аналитики должны всё это связывать, не должны следовать Киссинджеру и говорить так.

Что такое эксперт? Это человек, который умеет переводить на читаемый язык мысли своего начальника. Вот если мы будем заниматься переводом на язык мыслей начальства, мы будем терпеть одну неудачу, если не поражение, за другой.

Теперь я очень коротко коснусь одной темы, она весьма актуальна.

Октябрь 1941-го года, там было такое не очень приятное, но говорили так: «Бежим чемоданами, бежим узлом» из Москвы. А в это время 15 октября 41-го года Рузвельт пишет телеграмму Черчиллю, в которой сказано: «Японцы поворачивают на север. Нам с вами обеспечена двухмесячная передышка». Он отдал приказ командующему Тихоокеанским флотом исходить из того, что японцы пойдут войной на Россию. Никаких фактов для того, чтобы они пошли на Россию, не было. Вот еще один момент, который стоит иметь в виду. Именно в это время, в октябре, Черчилль на заседании военного кабинета и говорит: «Мы взяли на себя обязательство и заявили, что не будем вступать в сепаратные переговоры с Германией и заключать сепаратный договор», он имел в виду июльский наш договор советско – английский, где в двух статьях именно запрещалась сепарация. И добавлял Черчилль: «Это было бы передержкой, мы б переусердствовали, если бы отказались от сепаратных переговоров с немецкими и с нацистскими генералами, которые могут взять власть». А почему могут взять власть? Потому что в это время из-за неудач на Восточном фронте началось брожение в германском генералитете, о котором англичане имели полнейшую информацию через Канариса и других, и уже появился вопрос: а как быть? Гитлер с второго или с третьего декабря, перед началом нашего выступления или после начала даже выступления, в узком кругу заявил: «Война проиграна, нам надо искать выход политический из ситуации».

Кстати, для того, чтобы вы знали о шведах больше – шведы были единственными, кто перехватил сведения о подготовке нашего контрнаступления, и передали эти сведения немцам. И немцы, как Сталин в свое время не поверил Зорге, не поверили, думая, что всё пойдет по-другому.

И вот еще. У меня был в 1972-м году продолжительный разговор с Тито, мы там коснулись его визита официального, он был с официальным визитом в ФРГ, где я был послом. Я ему говорил: «Товарищ Тито, я хочу от имени соотечественников отвесить вам поклон? – За что, почему?»
Я говорю: «Вы, Югославия, предотвратили, возможно, разгром, катастрофу России в 1941-м году». Из-за сопротивления Югославии дата начала Барбаросса была перенесена с 15 мая на 22 июня. Немцы потеряли полтора месяца. В решающих схватках под Москвой немцы не могли перебросить из Югославии 16 дивизий, которых там связали партизаны.

А у нас, почитайте Жукова, почитайте наши анализы, у нас был в конце октября и в начале ноября фронт, раскрытый почти 800 километров. Он говорит: «Вы первый русский, от кого я это слышу». Я пытался убедить Горбачева, когда тот был в Югославии, чтобы он поклон этот отвесил. Но я хочу обратить ваше внимание, почему развалили Югославию – за то, что она сорвала планы нанесения поражения Советскому Союзу в 1941-м году.

Для того, чтобы вы поверили мне, я сошлюсь еще на один факт. Бёрл, был такой заместитель госсекретаря, координатора разведслужб в госдепартаменте. Вот он пишет в своем дневнике, когда началось наступление, и успешно началось, он пишет: «Как бы Россия не вышла слишком сильной из войны». Прошу мне поверить, что мы, в общем, благодаря Всевышнему или судьбе, пережили многие кризисы, которые не обязательно мы должны были закончить так, как они закончились.

Вот 1961-й год, противостояние в Берлине. Я единственный живой, кто присутствовал, когда Хрущев давал указания как действовать. «Если американцы пойдут и будут сносить эти проволочные заграждения, то стрелять на поражение, выдвинув танки на дистанцию прямой наводкой». В одном из танков сидел будущий генерал армии Моисеев, мы с ним потом вместе отмечали юбилей Конева. Он сидел в 80-и метрах от американцев, с полным боевым зарядом.

Если бы у кого-то не сработали нервы, то это 80 метров превратились бы в Третью Мировую.
Теперь о кубинском кризисе. Я могу вам сказать только как один секрет – в июне 63-го года был на юге Хрущев, он поручил Трояновскому и мне написать оправдательную записку членам политбюро, как дело дошло до размещения наших ракет на Кубе. Здесь вопрос очень сложный, ведь когда встречался Хрущев с Кеннеди в Вене, то Кеннеди дал слово, что «больше ничего не будет».

Вернувшись в Штаты, он дал приказ готовить операцию «Мангуст». Во главе этой группы был Роберт Кеннеди, имелось в виду в августе – октябре 1962-го года, что операция развернется уже не силами наемников, а регулярными силами армии, флота и авиации Соединенных Штатов. Вот как это связали.

Тут я не буду перегружать, позже на все вопросы отвечу. Разговор мой с Макнамарой. Одно только скажу: когда американские деятели уходят в отставку, они становятся чуть-чуть умнее.
И последнее. Индира Ганди говорила: «История – это лучший учитель, а мы ее самые плохие ученики». Вот был Киссинджер, разрядка, почитайте книги Киссинджера, в Белом Доме почему тогда пошли на признание мирного сосуществования? Нам нужно было выиграть время для того, чтобы сдержать гонку вооружений в Советском Союзе. Нам нужно было бросить кость противникам войны во Вьетнаме и так далее. Почитайте его «Большой перелом», вторую книгу, где он пишет: «Разрядка – это ширма, за которой скрывалась наша политика вытеснить Россию с Ближнего и Среднего Востока и так далее». Я Громыко говорил: «Вы почитайте». Ответ был такой: «Вы слишком много читаете о Германии. А для нас главный партнер – Соединенные Штаты».

Спасибо.

Следить за новостями ИНЭС: