Владимир Гутенёв: «Цифра» – это не божество, а инструмент

Мнения

Владимир Гутенёв: «Цифра» – это не божество, а инструмент

Владимир Гутенёв: «Цифра» – это не божество, а инструментГлава комиссии Госдумы по правовому обеспечению развития организаций ОПК, президент ассоциации «Лига содействия оборонным предприятиям» Владимир Гутенёв в интервью порталу profiok.com рассказал об основных вызовах, стоящих перед оборонно-промышленным комплексом нашей страны, и о том, как цифровые технологии помогут решить задачи, поставленные президентом.

Беседа проходила в кулуарах Всероссийского форума «Цифровая экономика и ОПК России: лучшие практики и решения, оценка адаптивности и прогноз», который прошёл в Москве 22 марта 2018 года.


Владимир Владимирович, сегодня на форуме эксперты и представители отечественной оборонки будут обсуждать возможности цифровой трансформации ОПК и оценивать его адаптивность к требованиям цифровой экономики. Но у оборонно-промышленного комплекса и без того немало проблем: нужно следить за исполнением гособоронзаказа, бороться с санкциями, идти по пути диверсификации… Насколько актуально, на ваш взгляд, «вливание» ОПК в цифровую экономику?

Начнём с того, что проблем у оборонно-промышленного комплекса я не вижу. Есть задачи, а проблем нет. Скорее, наоборот: тот факт, что мы пик государственного оборонного заказа проходим несколько раньше, чем было запланировано, как и тот факт, что исполнение ГОЗ близко к ста процентам, говорят о том, что за последние годы сделан очень большой шаг вперёд. И сделано это не только благодаря старым заделам, на которых до недавних пор базировались наши модификации и разработки. Осуществлён новый серьёзный научно-технический задел, позволивший создать новейшие виды вооружений, которые президент демонстрировал в рамках послания Федеральному собранию 1 марта.

Задачи, стоящие перед ОПК, действительно чрезвычайно сложны. С одной стороны, мы проходим пик ГОЗ, с другой – не можем наращивать объёмы военно-технического сотрудничества из-за серьёзной политики сдерживания. Согласно указаниям верховного главнокомандующего как ввиду санкций, так и в досанкционный период велась и ведётся работа по импортозамещению. Поставлены действительно амбициозные задачи – прежде всего в авиационном двигателестроении, в электронной компонентной базе, по целому ряду комплектующих. Поэтому, разумеется, чрезвычайно важной представляется опора на достижения фундаментальной и прикладной науки.

Так нужна ли оборонщикам «цифра»?

Вы знаете, я в большей степени рассуждал бы не о том, нужна ли она оборонно-промышленному комплексу. Я бы отталкивался от того, что именно в ОПК цифровизация достигла наиболее высоких уровней развития по отношению к большинству сегментов народно-хозяйственных отраслей. Ещё лет восемь назад распоряжением президента была создана межведомственная рабочая группа по разработке, производству и использованию в промышленности суперкомпьютеров. Возглавлял её Сергей Владиленович Кириенко, который тогда руководил Росатомом, а я тогда работал его замом по рекомендации академика Е.П. Велихова. В эту группу входили представители силовых структур и ведущих промышленных предприятий. Должен сказать, что уровень взаимодействия в области математического моделирования, использования суперкомпьютеров уже тогда был достаточно высоким.

Сейчас президентом поставлены задачи по диверсификации: доля гражданской продукции оборонных предприятий должна достичь тридцати процентов к 2025 году и пятидесяти процентов к 2030 году. Конечно же, этих целей невозможно достигнуть, не выпуская конкурентоспособной гражданской продукции. Поэтому речь идёт о том, чтобы использование новых технологий – распределённого реестра, искусственного интеллекта, больших массивов данных – повысило конкурентоспособность как оборонной, так и высокотехнологичной промышленности. Цифровизация – это инструментарий, который должен помочь нашему инженерно-конструкторскому персоналу использовать наработки фундаментальной науки и конвертировать их в финальный продукт – высокотехнологичный и высокомаржинальный.

В соответствии с целями, поставленными президентом, в Государственной думе был создан специальный совет по цифровизации, который возглавил лично председатель Госдумы Вячеслав Викторович Володин. В этот совет вошли не только депутаты из профильных комитетов, но и представители тех комитетов, которые через госпрограммы влияют на отрасли, которым цифровизация показана.

Владимир Гутенёв: «Цифра» – это не божество, а инструмент

Для того чтобы предприятия ОПК могли успешно участвовать в реализации программы «Цифровая экономика», по всей видимости, придётся серьёзно корректировать нормативную базу?

На наш взгляд, цифровизация отдельных отраслей относится к числу приоритетных направлений их развития. Этой теме будет посвящён целый ряд отдельных заседаний комиссии Госдумы по оборонно-промышленному комплексу, которую я возглавляю.

В ближайшее время планируется выездное заседание комиссии Госдумы по ОПК. На базе одного из исследовательских университетов мы с привлечением широкой общественности, в том числе ряда участников сегодняшнего форума, проведём углублённое рассмотрение правовых норм, которые нуждаются в изменениях. Это будет касаться и «цифры» в широком смысле этого слова. Цель этих изменений – обеспечить выполнение установок президента по диверсификации ОПК.

Отрадно, что недавно в Госдуму поступил законопроект, внесённый президентом, который несколько трансформирует зону ответственности РАН. В нём сделаны акценты, в том числе, на более тесную формализацию отношений с ОПК. Это вселяет уверенность, что задачи, поставленные президентом, будут выполнены.

Новые технологии и новые задачи формируют новые требования к кадрам. Готовы ли предприятия отрасли к работе в изменившихся условиях?

Для нас сейчас очень важно найти решения по подготовке и селекции кадров и для ОПК, и для высокотехнологичных отраслей промышленности. Для этого Минтрудом с рядом общественных организаций реализуется детальный план по разработке профессиональных стандартов. Кстати, Союз машиностроителей разработал уже более 130 профессиональных стандартов: это около двадцати процентов от всех профстандартов, разработанных в стране. В разработке этих стандартов принимают активное участие промышленные предприятия и вертикально интегрированные структуры. Это очень важно для того, чтобы в реальном секторе экономики мы получали подготовленных специалистов именно с компетенциями, которые будут нужны не только сегодня, но и завтра. Кроме того, сейчас по всей стране создаются ЦОКи – центры оценки квалификаций. Для Союза машиностроителей и Лиги содействия оборонным предприятиям базовыми являются, в основном, крупные промышленные предприятия, пользующиеся большим авторитетом не только в своём регионе, но и в ареале своего влияния.

Наверное, повышать квалификацию и осваивать новые компетенции придётся не только техническим специалистам, но и руководящему составу предприятий?

Учиться должны всегда и все – от низшего звена до высшего. Это происходит во всех отраслях, тем более мы сейчас говорим об отраслевом управлении, отраслевой экономике. Здесь большая надежда на общественные структуры, на институты, в том числе отраслевые.

Кроме того, нельзя забывать о тех наработках, которые нам достались от советского времени. Если помните, в советские времена экономистов-управленцев готовили с большим набором базовых инженерных дисциплин. Первые два курса, насколько я помню, они очень активно изучали не только математическое моделирование и теорию чисел, но и термех, сопромат, инженерные конструкции, гидравлику, теорию машин и механизмов. На мой взгляд, это правильный базовый подход, которого после перехода на болонскую систему нашему высшему образованию явно не хватает.

То есть руководителю предприятия обязательно иметь некую техническую базу?

Не обязательно. Профессиональный управленец – это не всегда плохо. К сожалению, сейчас это такое же имя нарицательное, как, скажем, либерал. Но либералы бывают разными: допустим, я при всей своей консервативной и патриотической позиции считаю, что либерализм важен для того, чтобы наша экономика была конкурентоспособной. Так же и с менеджерами. В крупнейших госкорпорациях, например в «Ростехе», в советы директоров привлекаются независимые директора с рынка. «Ростех» стал, наверное, одной из первых крупнейших структур, которая активно в рамках государственно-частного партнёрства привлекает частных инвесторов. Это позволяет убыточным предприятиям – таким, каким был концерн «Калашников» – благодаря не только частным инвестициям, но и иным системам управления становиться прибыльными и осваивать новую продукцию.


Нашу беседу прервал звук гонга: модератор форума «Цифровая экономика и ОПК России», генеральный директор Института экономических стратегий (ИНЭС) Александр Агеев объявил о начале заседания.

Приводим ряд высказываний Владимира Владимировича Гутенёва, которые он сделал в ходе стратегического диспута, посвящённого вопросам глобальной конкуренции ОПК в цифровом контексте.

Владимир Гутенёв: «Цифра» – это не божество, а инструмент

О текущем положении отрасли

Мы проходим пик гособоронзаказа. Кроме того, сложив цифры, прозвучавшие в послании президента Федеральному собранию – в задачах по инфраструктуре, по улучшению качества жизни, по развитию медицины и так далее, мы видим, что государству на заявленный период будет необходимо дополнительно более 20 трлн рублей. По моим оценкам, объёмы финансирования ОПК будут снижаться минимум на 12-15 процентов.

Можно было бы постараться компенсировать это падение объёмов военно-техническим сотрудничеством. Но значительно нарастить объёмы ВТС вряд ли удастся из-за политики сдерживания по отношению к нашей стране со стороны евро-атлантического блока.

И самое главное: нам нужно использовать заделы, которые получены в рамках технического перевооружения. Эти компетенции и человеческий потенциал в сегменте высокотехнологичной промышленности можно реализовать в новом качестве.

О задачах по диверсификации

Президент чётко определил задачу: тридцать процентов гражданской продукции к 2025 году, пятьдесят процентов – к 2030 году. Но важно понимать, где должны достигаться эти проценты – на уровне крупных корпораций или на каждом предприятии. Дело в том, что есть отрасли, где доля гражданской продукции относительно легко наращивается – допустим, в судо- и авиастроении. Но попробуйте-ка наладить гражданское производство в боеприпасной отрасли! Моё глубокое убеждение: если мы на каждом предприятии начнём достигать этих тридцати и пятидесяти процентов «гражданки», то мы ещё раз повторим порочный путь конверсии, который мы уже проходили в 1990-е годы. Уверен, что здесь необходим гибкий подход.

О трансформации стратегических подходов

В Послании президента прозвучал чёткий сигнал о том, как должна трансформироваться экономика. Раньше мальчики в малиновых штанах рисовали дорожные карты с развилками: куда-то идём, а дальше будет выбор. Сейчас президент говорит только о среднесрочном планировании. То есть от дорожных карт мы переходим к календарным планам-графикам: когда и что должно быть сделано, кто несёт персональную ответственность.

Об управлении и принятии решений

Я бы не абсолютизировал «цифру». Вы можете представить, что президент, принимающий решения, говорит: «Ну-ка, что мне скажет чёрный ящик? Какие отрасли развивать? С кем дружить? К чему готовиться?»

Рассчитывать с помощью алгоритмов риски возникновения тех или иных ситуаций можно только в системе, в которой существуют правила игры. Сколько лет мы рвались к присоединению к Всемирной торговой организации? И что в итоге произошло с авиационной отраслью? Девяносто шесть процентов пассажирских авиаперевозок в нашей стране выполняются самолётами, которые находятся вне российской правовой зоны. Какие алгоритмы, какой машинный интеллект может спрогнозировать, на каком этапе снова перепишут правила те, кто эти правила создаёт?

В современных условиях важнейшим фактором становится мастерство управленцев и тех системных аналитиков в области ОПК, которые с помощью цифровых методов смогут выбирать оптимальные пути решения задач, поставленных президентом.

О «цифре» и балансе

Повторюсь: я бы не стал абсолютизировать «цифру». Это не божество, которому надо поклоняться, а просто хороший инструмент – для принятия решений, для прогнозов, для того, чтобы делать продукт конкурентоспособным. Кроме того, нужно искать разумный баланс между светлым цифровым будущим, которое мы пока до конца не понимаем, и насущными задачами по импортозамещению и производству высокотехнологичной продукции.

ОПК – это достижение нашей страны. Это структура, которая обладает огромным человеческим, интеллектуальным, техническим, научным потенциалом. Сегодня задача ОПК – оседлать волну технологической революции, где роль цифровых технологий чрезвычайно высока, и продвигать наши высокие технологии на внешние рынки.

Но важно соблюдать баланс между затратами на цифровизацию и текущими задачами. Нужно помнить, что поисковые исследования часто заканчиваются ничем, а у нас есть важная задача – обеспечить высокие стандарты жизни нашим гражданам. Вот этот баланс и нужно искать. Забота о реальной экономике, реальном уровне жизни граждан России, вопросы безопасности – всё-таки приоритет.

Владимир Гутенёв: «Цифра» – это не божество, а инструмент


Справочно. Всероссийский форум «Цифровая экономика и ОПК России: лучшие практики и решения, оценка адаптивности и прогноз» прошёл 22 марта на базе ФГУП «ЦНИИ «Центр». Мероприятие организовано Институтом экономических стратегий (ИНЭС) при участии представителей организаций, участвующих в реализации программы «Цифровая экономика РФ» и проектов цифровой трансформации. Помимо Владимира Гутенёва, ключевыми спикерами форума стали первый заместитель генерального директора ОАО «Авиационный комплекс им. С.В. Ильюшина» Павел Черенков, председатель президиума экспертного совета председателя коллегии ВПК РФ Михаил Ремизов, генеральный директор ЦНИИ «Электроника» Алёна Фомина и другие. Репортаж о мероприятии будет опубликован на портале profiok.com 28 марта 2018 г.

Фото: пресс-служба ЦЭРС.

Следить за новостями ИНЭС: