С. Луценко прокомментировал

Мнения

Сергей Луценко прокомментировал особенности правовой природы долговой расписки

Сергей Луценко: «Основным и необходимым условием заключения договора займа является передача заимодавцем заемщику суммы займа, а сам по себе факт наличия расписки не свидетельствует о действительном заключении договора займа».

Сергей Луценко прокомментировал особенности правовой природы долговой расписки в современных реалиях. В некоторых случаях автор рассматривает расписку как механизм злоупотребления правом со стороны заимодавца. Особая роль предоставляется судебным и уполномоченным органам (в частности, Федеральной службе по финансовому мониторингу) при оценке и анализе легитимности источников происхождения крупных займов. В особенности когда такие сделки носят систематический характер и заимодавец осуществляет предпринимательскую деятельность без регистрации и лицензии.

В некоторых случаях граждане и юридические лица, используя свои значительные денежные средства (происхождение которых порой неизвестно), получают выгоды от предоставления займов, сопряженные не только с административной, но и с уголовной ответственностью.

Для начала обратимся к правовому анализу заключения договора займа с предоставлением долговой расписки и предоставлением крупных денежных сумм неизвестного происхождения.

В соответствии с п. 1 ст. 807 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) по договору займа одна сторона (заимодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик обязуется возвратить заимодавцу такую же сумму денег (сумму займа) или равное количество других полученных им вещей того же рода и качества. Договор займа считается заключенным с момента передачи денег или других вещей.

В подтверждение договора займа и его условий допускается представление расписки заемщика или иного документа, удостоверяющего передачу заимодавцем определенной денежной суммы или определенного количества вещей (п. 2 ст. 808 ГК РФ).

Пунктом 1 ст. 812 ГК РФ предусмотрено, что заемщик вправе оспаривать договор займа по его безденежности, доказывая, что деньги или другие вещи в действительности не получены им от заимодавца или получены в меньшем количестве, чем указано в договоре.

Из п. 3 названной статьи следует, что если в процессе оспаривания заемщиком договора займа по его безденежности будет установлено, что деньги или другие вещи в действительности не были получены от заимодавца, договор займа считается незаключенным. Когда деньги или вещи в действительности получены заемщиком от заимодавца в меньшем количестве, чем указано в договоре, договор считается заключенным на это количество денег или вещей.

Основным аспектом при исследовании обстоятельств договора займа является контроль со стороны судебных органов в отношении подтверждения реальности предоставления денежных средств, а также происхождение их у самого заимодавца. Данные обстоятельства должны подтверждаться налоговой отчетностью, банковскими документами (выписками с лицевого счета о наличии и движении денежных средств в отношении заимодавца и заемщика). Кроме того, необходимы доказательства расходования заемных денежных средств в указанной сумме. В ином случае договор займа, подтвержденный распиской, квалифицируется как незаключенный (определение Верховного суда РФ от 18 июля 2016 г. № 303-ЭС16-7392 по делу № А51-22616/2015).

В силу ст. 431 ГК РФ при толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений. Буквальное значение условия договора в случае его неясности устанавливается путем сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом.

Если правила не позволяют определить содержание договора, должна быть выяснена действительная общая воля сторон с учетом цели договора. При этом принимаются во внимание все соответствующие обстоятельства, включая предшествующие договору переговоры и переписку, практику, установившуюся во взаимных отношениях сторон, обычаи делового оборота, последующее поведение сторон.

Чаще всего в подтверждение договора займа представляется расписка со следующим содержание: заемщик (указаны адрес и паспортные данные) взял в долг у заимодавца денежные средства на срок…

В силу п. 2 ст. 1, п. 1 ст. 8 ГК РФ граждане (физические лица) и юридические лица приобретают и осуществляют свои гражданские права своей волей и в своем интересе (субъекты гражданских правоотношений осуществляют принадлежащие им права по своему усмотрению. Лица, обладающие субъективными правами, свободны в выборе форм и средств их реализации. То есть, это мера возможного поведения, в рамках которой субъект может распорядиться данным ему правом в своих интересах и пределах, которые он определяет самостоятельно).

Граждане и юридические лица свободны в установлении своих прав и обязанностей на основе договора и в определении любых не противоречащих законодательству условий договора.

(Необходимо включить) Это означает, что толкование договора реализуется посредством волеизъявления сторон (Постановления Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 25.11.2003 № 11884/02; от 02.04.2013 № 15945/12). Толкование воли – это установление истинного значения и смысла условий договора через толкование изъявления этой воли, поскольку только волеизъявление дает правильную оценку воли и позволяет избежать юридических ловушек (Постановление Европейского суда по правам человека от 09.06.2005 по делу «Фадеева против Российской Федерации»). Принцип свободы договора предусматривает предоставление участникам гражданских правоотношений в качестве общего правила возможности по своему усмотрению решать вопрос о вступлении в договорные отношения с другими участниками и определять условия таких отношений, а также заключать договоры, как предусмотренные, так и не предусмотренные законом («Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за первый квартал 2011 года» (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 01.06.2011)).

Гражданские права и обязанности возникают из оснований, предусмотренных законом и иными правовыми актами, а также из действий граждан и юридических лиц, которые хотя и не предусмотрены законом или такими актами, но в силу общих начал и смысла гражданского законодательства порождают гражданские права и обязанности. В частности, гражданские права и обязанности возникают из договоров и иных сделок, предусмотренных законом, а также из договоров и иных сделок, хотя и не предусмотренных законом, но не противоречащих ему.

Тем самым в расписке отсутствует указание на передачу денежных средств от заимодавца заемщику в долг, в связи с чем указанная расписка не является доказательством того, что обозначенные в ней денежные средства были фактически переданы заемщику в качестве заемных средств в долг.

Основным и необходимым условием заключения договора займа является передача заимодавцем заемщику суммы займа, а сам по себе факт наличия расписки не свидетельствует о действительном заключении договора займа. Отсутствие условия фактической передачи денежных средств (доказательств) свидетельствует о незаключенности договора займа (апелляционное определение Ставропольского краевого суда от 21 октября 2014 г. № 33-6513/14, апелляционное определение Пермского краевого суда от 13 мая 2015 г. по делу № 33-4876, апелляционное определение Московского городского суда от 18 июня 2015 г. по делу № 33-20882/2015, апелляционное определение Красноярского краевого суда от 10 декабря 2014 г. по делу № 33-11623/2014, апелляционное определение Омского областного суда от 14 октября 2015 г. № 33-6877/2015).

Сама расписка не является доказательством перезаключения договора займа на очередной период времени (апелляционное определение Вологодского областного суда от 29 мая 2013 г. № 33-2430/2013). Данное обстоятельство является важным, поскольку заимодавец, имея оригинал долговой расписки, может искусственно увеличивать суммы займа без реальной передачи денежных средств и без перезаключения договора займа, хотя из буквального толкования текста расписки этого не следует.

Расписка в получении определенной денежной суммы может свидетельствовать о различных правоотношениях, складывающихся между участниками имущественного оборота, соответственно при оценке расписки заемщика или иного документа, удостоверяющего передачу ему заимодавцем определенной денежной суммы, суду надлежит установить, что волеизъявление обеих сторон было направлено именно на установление заемного обязательства и данные правоотношения подлежат регулированию нормами об этом договоре.

Соответственно, расписка заемщика, удостоверяющая получение от заимодавца определенной денежной суммы, не имеет значения письменной формы договора займа и служит исключительно доказательством заключения сторонами договора займа (в устной форме).

Таким образом, указанный документ не может выполнять роль письменной формы договора займа и должен рассматриваться в качестве письменного доказательства, подтверждающего наличие заемных обязательств.

Приведенные нормы закона свидетельствуют о том, что юридически значимыми обстоятельствами, подлежащими установлению и доказыванию при рассмотрении спора данной категории дел, является установление реального и действительного характера обязательств, включая фактическую передачу заемщику заимодавцем конкретной денежной суммы (апелляционное определение Ставропольского краевого суда от 5 мая 2015 г. по делу № 33-2225/15).

В некоторых случаях сделки по передаче в долг денежных средств по распискам могут иметь мнимое основание. Совершая мнимую сделку, сторона создает лишь видимость возникновения, изменения или прекращения гражданских прав и обязанностей, которые вытекают из этой сделки, в связи с чем мнимая сделка не отвечает признакам гражданско-правовой сделки (постановление шестого арбитражного апелляционного суда от 1 апреля 2016 г. № 06АП-552/2016 по делу № А73-7423/2015).

Особое внимание необходимо обратить на следующее обстоятельство.

Согласно правовой позиции Верховного суда РФ в определениях от 2 октября 2009 г. № 50-В09-7, от 17 ноября 2009 г. (дело № 50-В09-7), когда суммы займа, указанные в расписках, являются крупными, суду (уполномоченным органам) следует выяснить вопрос о проведении каких-либо банковских операций по снятию указанной суммы с расчетного счета заимодавца (их происхождении), запросить в налоговых органах сведения о доходах заимодавца.

Именно такую позицию занимает Верховный суд РФ при оценке легитимности операции между сторонами по договору займа с передачей расписок.

Причем ссылка заимодавца на конфиденциальный характер денежных сумм недопустима. Поскольку сразу возникают сомнения в обоснованности его требований по возврату денежных средств и наличии безденежности расписки (апелляционное определение Московского городского суда от 23 декабря 2015 г. по делу № 33-43695/2015).

Решение вопроса о безденежности договора займа не требует обязательности предъявления самостоятельных исковых требований, что подтверждается определением Верховного суда РФ от 14 апреля 2015 г. № 33-КГ15-6.

В случае непредставления суду или уполномоченному органу заимодавцем никаких доказательств, что именно указанные денежные средства, полученные заемщиком, имелись на указанную дату у него в наличии и были переданы (банковские документы, которые отражали бы движение денежных средств по счету, или налоговую отчетность, в которой были бы отражены доходы за налоговый период), можно говорить о безденежности расписки (апелляционное определение Московского городского суда от 28 июня 2016 г. по делу № 33-20272/2016).

Более того, в действиях заимодавца имеется умысел на совершение противоправных действий, которые квалифицируются по ст. 159 УК РФ «Мошенничество» (апелляционное определение Верховного суда Чувашской Республики от 25 февраля 2015 г. № 33-333/2015).

Как отмечает Европейский суд по правам человека в своем постановлении от 10 апреля 2003 г. по делу «Сигурдссон против Исландии», что действия кредиторов к своим заемщикам должны быть разумными. В финансовом отношении соглашения о прощении долгов являются намного предпочтительнее для кредиторов, чем банкротство должников.

Обратной стороной деятельности заимодавца может быть совершение экономического преступления, когда речь идет о деятельности по предоставлению займов на систематической основе, без регистрации в качестве индивидуального предпринимателя или юридического лица и отсутствии лицензии.

Общественная опасность экономических преступлений заключается в том, что в результате таких посягательств экономическим интересам государства и иным субъектам, связанным с предпринимательской деятельностью, наносится значительный ущерб. Одним из таких преступлений является незаконное предпринимательство, уголовная ответственность за которое установлена ст. 171 УК РФ.

Согласно ст. 34 Конституции РФ каждый имеет право на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности.

Статья 2 ГК РФ определяет предпринимательскую деятельность как самостоятельную, осуществляемую на свой риск деятельность, направленную на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке.

Предпринимательской деятельностью вправе заниматься все граждане и юридические лица. Они имеют право самостоятельно избирать не противоречащую закону сферу своей деятельности.

Согласно ч. 1 ст. 171 УК РФ незаконным предпринимательством признается осуществление предпринимательской деятельности без регистрации либо без лицензии, если это деяние причинило крупный ущерб гражданам, организациям или государству либо сопряжено с извлечением дохода в крупном размере.

Предпринимательская деятельность граждан и юридических лиц подлежит обязательной государственной регистрации. Обязанность пройти государственную регистрацию закреплена Гражданским кодексом РФ (ст. 23 и ст. 51 ГК РФ). Юридическое лицо признается зарегистрированным с момента включения его в государственный реестр предприятий, что подтверждается выдачей ему свидетельства о государственной регистрации. Индивидуальный предприниматель считается зарегистрированным с момента внесения сведений о нем в реестр индивидуальных предпринимателей и присвоения ему соответствующего номера, о чем предпринимателю также выдается свидетельство о государственной регистрации.

Таким образом, предпринимательская деятельность будет незаконной, если она осуществляется лицом, сведения о котором не внесены в соответствующий реестр.

Условием уголовной ответственности за незаконное предпринимательство является причинение крупного ущерба гражданам, организациям или государству либо извлечение дохода в крупном размере.

Доказательствами, подтверждающими осуществление лицом предпринимательской деятельности, являются показания лиц, которые пользовались его финансовыми услугами (например, копии долговых расписок).

Осуществление предпринимательской деятельности без государственной регистрации образует состав административного правонарушения (ст. 14.1 КоАП РФ), а при причинении гражданам либо государству крупного ущерба (ст. 171 УК РФ) состав уголовно наказуемого деяния — неуплата налога с полученной в результате предпринимательской деятельности прибыли — влечет наступление ответственности в соответствии с налоговым законодательством (кассационное определение Московского городского суда от 30 июня 2010 г. № 22-8527/2010, кассационное определение Верховного суда Республики Бурятия от 9 ноября 2011 г. № 33-3317).

Исходя из правовой позиции Высшего арбитражного суда РФ, изложенной в п. 4 информационного письма от 10 августа 1994 г. № С1-7/ОП-555 «Об отдельных рекомендациях, принятых на совещаниях по судебно-арбитражной практике» (письмо не отменено), если заимодавец передает заемщику денежные средства (независимо от того, за счет каких источников сформированы финансовые ресурсы) на условиях платности, срочности, возвратности на систематической основе, следует рассматривать такую деятельность подлежащей лицензированию.

В случае невыполнения требований, предусмотренных действующим законодательством в отношении регистрации и лицензирования, участник предпринимательской деятельности может быть привлечен не только к административной, но и к уголовной ответственности.

Существует нормативный акт, который дает возможность уполномоченным органам совместно отслеживать незаконные действия лиц, которые занимаются предпринимательской деятельностью с предоставлением займов (с неизвестным происхождением капиталов) без регистрации и наличия лицензии (приказ Генпрокуратуры России № 182, МВД России № 189, МЧС России № 153, ФСБ России № 243, СК России № 33, ФСКН России № 129, ФТС России № 800, ФССП России № 220, Росфинмониторинга № 105 от 29 марта 2016 г. «О порядке взаимодействия правоохранительных и иных государственных органов на досудебной стадии уголовного судопроизводства в сфере возмещения ущерба, причиненного государству преступлениями»). Данный акт позволяет проводить превентивные мероприятия по недопущению со стороны граждан нанесения ущерба государству.

В заключение хотелось бы еще раз обратить внимание на то, что при оценке сделок, связанных с предоставлением займов, прежде всего суды обязаны выяснять источник происхождения капитала (займов); ставить вопрос о реальности проведения банковских операций по снятию крупных сумм с расчетного счета заимодавца, делать запрос в налоговые органы для получения сведений о доходах заимодавца.

Следить за новостями ИНЭС: