С. Луценко прокомментировал

Мнения

С. Луценко о системе контроля Банка России за деятельностью кредитных учреждений

Сергей Луценко: «Была создана система оказания услуг по выводу безналичных денежных средств за рубеж и конвертации их в иностранную валюту по фиктивным основаниям, с нарушением Закона о противодействии легализации»..

Автор рассматривает особенности пруденциального надзора Банком России за кредитными учреждениями. Особое внимание уделено сотрудничеству Центрального Банка с уполномоченными органами в целях противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма. В последнее время данная тема является актуальной ввиду вовлечения в сомнительные операции не только контрагентов кредитных учреждений, но и самих работников банков. Попытаемся проанализировать сложившуюся ситуацию.

В соответствии со ст. 3 Федерального закона от 10 июля 2002 г. № 86-ФЗ «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)» в числе прочих целями деятельности Банка России является развитие и укрепление банковской системы Российской Федерации. В соответствии со ст. 4 Федерального закона «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)» Банк России осуществляет надзор за деятельностью кредитных организаций и банковских групп.

Согласно положениям Федерального закона от 7 августа 2001 г. № 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» (далее — Закон о противодействии легализации), требованиям нормативных актов и писем Банка России, а также с учетом рекомендаций, содержащихся в документах Группы разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег (FATF), Базельского комитета по банковскому надзору и в Вольфсбергских принципах Банком, кредитными учреждениями разрабатываются Правила внутреннего контроля в целях противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма. При выявлении в деятельности клиента или совершаемых им операциях оснований и признаков сомнительности сделки работники подразделений Банка обязаны осуществить углубленную проверку всех имеющихся в отношении такого клиента сведений и провести анализ его операционной деятельности.

Анализируемые нормы Закона о противодействии легализации направлены на реализацию рекомендаций Группы разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег (FATF, ФАТФ) — межправительственной организации, разрабатывающей международные стандарты по противодействию отмыванию денег, финансированию терроризма и финансированию распространения оружия массового уничтожения и иных угроз целостности международного финансового порядка, что создает необходимые условия для укрепления положительного имиджа и надежной репутации банковской системы Российской Федерации в мире.

Согласно подп. 4 п. 1 ст. 7 Закона о противодействии легализации установлена обязанность организации документально фиксировать и представлять в уполномоченный орган определенный перечень сведений по подлежащей обязательному контролю операции. При этом на кредитную организацию возложена обязанность по представлению достоверных сведений.

Центральным банком Российской Федерации утверждено Положение от 2 марта 2012 г. № 375-П о требованиях к правилам внутреннего контроля кредитной организации в целях противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма (далее — ПВК по ПОД/ФТ).

В соответствии с п. 1.2. гл. 1 указанного Положения ПВК по ПОД/ФТ разрабатываются кредитной организацией в целях обеспечения выполнения кредитной организацией требований законодательства Российской Федерации в сфере ПОД/ФТ; поддержания эффективности системы внутреннего контроля по ПОД/ФТ кредитной организации на уровне, достаточном для управления риском легализации (отмывания) доходов, полученных преступным путем, и финансирования терроризма; исключения вовлечения кредитной организации, ее руководителей и сотрудников в осуществление легализации (отмывания) доходов, полученных преступным путем, и финансирования терроризма.

Согласно п. 1.5 Положения, при реализации ПВК по ПОД/ФТ кредитная организация должна обеспечить своевременное направление сведений (информации) по вопросам ПОД/ФТ в уполномоченный орган.

Главой 5 Положения утверждена обязательная для исполнения кредитными организациями программа выявления в деятельности клиентов операций, подлежащих обязательному контролю, и операций, в отношении которых возникают подозрения, что они осуществляются в целях легализации (отмывания) доходов, полученных преступным путем, или финансирования терроризма.

Представленная недостоверная информация по операциям, подлежащим обязательному контролю, свидетельствует о ненадлежащей организации внутреннего контроля кредитной организации, утвержденного Положением Банка России от 2 марта 2012 г. № 375-П.

В соответствии с письмом Центрального банка Российской Федерации от 4 сентября 2013 г. № 172-Т «О приоритетных мера при осуществлении банковского надзора» сомнительные операции — это операции, осуществляемые клиентами кредитных организаций, имеющие необычный характер и признаки отсутствия явного экономического смысла и очевидных законных целей, которые могут проводиться для вывода капитала из страны, финансирования «серого» импорта, перевода денежных средств из безналичной в наличную форму и последующего ухода от налогообложения, а также для финансовой поддержки коррупции и других противозаконных целей.

Согласно разъяснениям, изложенным в письме Центрального банка Российской Федерации от 4 сентября 2013 г. № 172-Т «О приоритетных мерах при осуществлении банковского надзора», к сомнительным операциям относятся операции, осуществляемые клиентами кредитных организаций, имеющие необычный характер и признаки отсутствия явного экономического смысла и очевидных законных целей, которые могут проводиться для вывода капитала из страны, финансирования «серого» импорта, перевода денежных средств из безналичной в наличную форму и последующего ухода от налогообложения, а также для финансовой поддержки коррупции и других противозаконных целей.

Например, контроль со стороны Банка России за кредитными учреждениями связан с недопустимостью показателя вовлеченности кредитной организации в проведение сомнительных операций клиентов с наличными денежными средствами, значение которого превысило пороговое значение 5%, установленное Банком России.

Нарушение кредитной организацией требований Закона о противодействии легализации имеет высокую степень общественной опасности, поскольку пренебрежительное отношение банка к исполнению возложенных на него публично-правовых обязанностей несет существенную угрозу охраняемым законом общественным отношениям и публичным интересам. В связи с этим законодатель предоставил возможность отзыва у кредитной организации лицензии на осуществление банковских операций в случае выявления неоднократного нарушения указанных норм Закона о противодействии легализации.

Обладая правом широкого усмотрения, Банк России, применяя санкции, тем не менее связан нормами Конституции РФ и законодательства о банковской деятельности, из которых следует, что отзыву лицензии должен предшествовать определенный (поэтапный) процесс (процедура), позволяющий не сразу отзывать лицензию, а только с соблюдением установленной законом процедуры, предоставляющей гарантии защиты прав слабой стороны правоотношений (проверяемого субъекта предпринимательской деятельности).

В соответствии с Определением Конституционного суда РФ от 14 декабря 2000 г. № 268-О применяемые к кредитной организации принудительные меры воздействия оформляются в виде предписания, то есть в виде акта, носящего административно-властный характер.

Право Банка России на такие радикальные меры (отзыв у кредитных организаций лицензии) связано с тем, что банки не исполняют законодательства РФ, которое в данной области должно соответствовать Рекомендациям 17, 23 и 29 Сорока рекомендаций ФАТФ, которые обязывают страны — члены ФАТФ применять к финансовым учреждениям адекватные меры регулирования и надзора, наделять соответствующие национальные органы полномочиями для мониторинга и обеспечения соблюдения финансовыми учреждениями требований законодательства в рассматриваемой области, а также обеспечить возможность применения эффективных, пропорциональных и профилактических санкций в отношении лиц, нарушающих требования законодательства.

Полномочия ответчика по применению адекватных мер регулирования и надзора в отношении банков, включая возможность отзыва банковской лицензии (принцип 22 дополнительных критериев), в целях предотвращения вовлечения банков в преступную деятельность должны соответствовать Методологии основных принципов эффективного банковского надзора Базельского комитета по банковскому надзору (Базель, Швейцария, октябрь, 1999 г.).

В Методологии основных принципов эффективного банковского надзора Базельского комитета по банковскому надзору был сформулирован принцип 21 (дополнительных критериев), согласно которому органы банковского надзора должны быть убеждены, что каждый банк ведет адекватную учетно-отчетную документацию, составленную в соответствии с последовательной учетной политикой и практикой, которые позволяют надзорному органу получать достоверное и справедливое представление о финансовом положении банка и рентабельности его деятельности, и что банк регулярно публикует финансовые отчеты, объективно отражающие его состояние. Одним из дополнительных критериев данного принципа является нормативное обеспечение надзорным органом охвата аудитом таких направлений деятельности банка, как операции с производными финансовыми инструментами.

Конечной целью пруденциальных требований Банка России к кредитным учреждениям должны быть недопущение реальной угрозы интересам кредиторов и вкладчиков (постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 15 июня 2016 г. № 09АП-21670/2016 по делу № А40-231534/15, постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 15 октября 2015 г. № 09АП-40173/2015 по делу № А40-71343/15).

Меры Центрального банка применительно к банкам должны быть направлены на качественную организацию системы их внутреннего контроля в целях противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма, своевременное выявление операций, в отношении которых возникают подозрения, снижение рисков вовлечения кредитной организации в осуществление легализации (отмывания) доходов, полученных преступным путем (постановление Арбитражного суда Московского округа от 22 апреля 2016 г. № Ф05-4801/2016 по делу № А40-94124/15).

Качество внутреннего контроля в том числе связано с обслуживанием клиентов банка. При этом отсутствие в банке актуальных идентификационных сведений о клиенте (его агенте), совершающем операции по счету организации, является нарушением требований Закона о противодействии легализации в части надлежащей идентификации клиентов (его агентов), выгодоприобретателей и бенефициарных владельцев.

Особое значение имеет установление бенефициарных владельцев участников финансовой операции — организации при заключении с ними договоров на осуществление финансовых операций. В особенности — выявление из числа участников финансовых операций политически значимых лиц иностранных государств и международных организаций (высшие государственные должностные лица иностранных государств, руководители международных организаций и их постоянных представительств в Российской Федерации), а также организаций, бенефициарными владельцами которых они являются. Участникам финансовой операции могут отказать в ее осуществлении в случае непредставления документов (сведений), необходимых для идентификации данных лиц и (или) регистрации финансовой операции, подлежащей контролю.

Необходимо оговориться, что приостановление финансовой операции, отказ в ее осуществлении и другие ограничения будут соответствовать нормам Закона о противодействии легализации и будут являться правомерными и допустимыми, поскольку установлены на уровне закона и соответствуют требованиям соразмерности. Такие ограничения позволяют предотвратить проведение финансовой операции в рамках предотвращения легализации доходов, полученных преступным путем, и финансирования террористической деятельности, защищая тем самым национальную безопасность, общественный порядок, нравственность, здоровье населения, права и свободы других лиц.

В противном случае кредитные учреждения будут проводить «сомнительные» операции клиентов по выводу денежных средств за рубеж, в том числе по сделкам с ценными бумагами. Кроме того, такое кредитное учреждение будет ориентировано на обслуживание клиентов, проводящих по своим счетам «сомнительные» транзитные операции.

Например, объемы таких сомнительных операций могут достигать 60% от общего объема транзакций, тем самым приводя к нарушениям прав и законных интересов граждан, общества и государства (постановление Арбитражного суда Московского округа от 19 апреля 2016 г. № Ф05-3894/2016 по делу № А40-131902/15).

Более того, в некоторых сомнительных операциях могут быть заинтересованы и вовлечены в них сотрудники кредитных учреждений.

В частности, сотрудники банка могут разрабатывать схемы в целях уклонения от процедур обязательного контроля ПОД/ФТ и тем самым принимать участие или содействовать легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма (апелляционное определение Самарского областного суда от 9 июня 2016 г. по делу № 33-7059/2016).

Встречаются и более изощренные схемы, нарушающие Закон о противодействии коррупции.

В частности, несколькими участниками регистрировались подконтрольные организации по расчетным счетам, на которых совершалось транзитное движение денежных средств (документально обоснованное), а в кредитных организациях при этом создавалась видимость исполнения между контрагентами договорных обязательств.

За проведение незаконных банковских операций (осуществление расчетов по поручению физических и юридических лиц) участники цепочки взимали вознаграждение в процентном выражении от переведенной за рубеж суммы.

Денежные средства ряда клиентов аккумулировались на расчетных счетах подконтрольных группе юридических лиц и впоследствии перечислялись на корреспондентские счета различных банков Республики Беларусь на основании мнимых агентских договоров и договоров на брокерское обслуживание, якобы заключенных между зарегистрированными обществами и организациями-нерезидентами — иностранными частными брокерскими унитарными предприятиями (далее — «поверенные клиента»), которые находились в непосредственном распоряжении нескольких участников.

В свою очередь, согласно условиям представленных в кредитные организации Республики Беларусь договоров, «брокером» в интересах «клиента» взяты на себя обязательства по заключению гражданско-правовых сделок с ценными бумагами российских эмитентов, при этом никаких действий по купле-продаже ценных бумаг в интересах «клиента» фактически не осуществлялось, данные сделки являлись мнимыми, не порождающими юридически значимых последствий для сторон.

После поступления денежных средств на расчетные счета «поверенных клиента», открытых в банках Республики Беларусь, по поручению «клиента» указанные денежные средства переводились на корреспондентский счет банка резидента, а затем конвертировались в иностранную валюту и перечислялись на офшорные счета компаний, зарегистрированных в соответствии с законодательством Республики Кипр.

Также денежные средства ряда клиентов перечислялись на расчетные счета подконтрольных компаний и впоследствии направлялись на расчетный счет крупного российского банка на основании мнимых договоров на комплексное обслуживание на рынке ценных бумаг для приобретения акций различных эмитентов. Далее с целью придания правомерности осуществляемых сделок и сокрытия истинных намерений, направленных на осуществление незаконных банковских операций и вывод денежных средств клиентов за рубеж, связанные лица изготовили поручения в адрес участника фондового рынка на попечительские операции от имени номинальных руководителей, согласно которым приобретенные ценные бумаги передавались организациям-нерезидентам, которые в свою очередь в тот же день реализовывали их на фондовой бирже, получив на свои расчетные счета денежные средства в иностранной валюте. Тем самым происходила легализация денежных средств (апелляционный приговор Московского городского суда от 27 апреля 2015 г. по делу № 10-4645/2015).

Тем самым была создана система оказания услуг по выводу безналичных денежных средств за рубеж и конвертации их в иностранную валюту по фиктивным основаниям, с нарушением Закона о противодействии легализации.

В сложившихся условиях требуется контроль со стороны не только Банка России, которому необходимо в лице его департамента финансового мониторинга и валютного контроля более активно сотрудничать с Федеральной службой по финансовому мониторингу (далее — Росфинмониторинг).

Согласно постановлению Правительства РФ от 19 марта 2014 г. № 209 «Об утверждении Положения о представлении информации в Федеральную службу по финансовому мониторингу организациями, осуществляющими операции с денежными средствами или иным имуществом, и индивидуальными предпринимателями и направлении Федеральной службой по финансовому мониторингу запросов в организации, осуществляющие операции с денежными средствами или иным имуществом, и индивидуальным предпринимателям» в случае наличия у Росфинмониторинга подозрений, что отдельные операции с денежными средствами и иным имуществом имеют признаки легализации, он имеет возможность запрашивать у банков дополнительную информацию относительно клиентов и операций (в частности, копии договоров, информацию о движении средств по счетам, копии анкет, досье, заявление об открытии счета и иное (п. 11)).

При установлении факта, что сделка связана с легализацией доходов, полученных преступным путем, или финансированием терроризма, Росфинмониторинг передает имеющиеся материалы в правоохранительные или налоговые органы в соответствии с их компетенцией (ст. 8 Закона о противодействии легализации).

Согласно п. 21 приказа Генпрокуратуры России, МВД России, ФСБ России, ФСКН России, ФТС России, Следственного комитета при Прокуратуре Российской Федерации, Росфинмониторинга от 5 августа 2010 г. № 309/566/378/318/1460/43/207, направлению в правоохранительные органы (как в инициативном порядке, так и по запросам правоохранительных органов) подлежат следующая информация и материалы: письмо с изложением сведений о том, что операция либо сделка связаны с легализацией денежных средств и иного имущества; информационная справка, в которой излагаются результаты анализа операций (сделок) проверяемых лиц на предмет связи с легализацией (отмыванием) доходов, полученных преступным путем; информация и документы, подтверждающие доводы, изложенные в информационной справке; перечень совершенных финансовых операций и других сделок с денежными средствами или иным имуществом с указанием банковских и иных идентифицирующих реквизитов по каждой сделке, при наличии — документы или заверенные в установленном порядке копии этих документов, а также иные имеющиеся материалы, полученные Росфинмониторингом в рамках предоставленных ему полномочий; перечень информации, в отношении которой, по мнению Росфинмониторинга, необходима дополнительная проверка с использованием методов оперативно-разыскной деятельности; сведения об ответственном исполнителе от Росфинмониторинга.

В зависимости от значимости информации, а также характера совершенных действий проверки могут проводиться непосредственно центральными аппаратами (подразделениями) Следственного комитета Российской Федерации, МВД России, ФСБ России, ФСКН России либо ФТС России или их территориальными органами (органами в субъектах Российской Федерации и федеральных округах) (п. 22).

Для координации и эффективности деятельности уполномоченных органов (в данном случае — Банка России, Росфинмониторинга), осуществляющих контроль, надзор и регулирование сферы ПОД/ФТ, была создана Межведомственная комиссия по противодействию, легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма, возглавляемая директором Росфинмониторинга (председатель комиссии). В состав данной Комиссии входят представители основных заинтересованных структур: органов власти (приказ Росфинмониторинга от 8 декабря 2009 г. № 336 «О Межведомственной комиссии по противодействию легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» (вместе с Положением о Межведомственной комиссии по противодействию легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма).

В заключение хотелось бы обратить внимание на следующее.

Сегодня нарушение банковского законодательства связано с тем, что кредитные учреждения обладают очень широкой дискрецией в отношении принятия решений. В частности, при получении сведений о клиенте банк зачастую не стремится приложить все разумные усилия для получения информации, необходимой для вынесения профессионального суждения. Речь идет о комплексной информации: не только документов (inter alia копий документов, показывающих операции и движение средств), но и фидуциарных распоряжений и электронных писем, относящихся к текущей операции, а также любого другого текущего счета во всех банках, которые были бы прямо или косвенно связаны с компанией или физическими лицами.

Иначе говоря, в действующем законодательстве не определен минимальный предел необходимых сведений, не определено, какими сведениями должны подтверждаться определенные обстоятельства при вынесении профессионального суждения со стороны кредитного учреждения.

Условия экономической нестабильности требуют особого контроля за деятельностью кредитных учреждений посредством совместного сотрудничества Банка России и Росфинмониторинга, который в свою очередь в рамках своей компетенции может оперативно реагировать и передавать информацию (о возможных нарушениях со стороны кредитных учреждений) правоохранительным органам для дальнейшего проведения превентивных мероприятий и недопущения нарушения национального законодательства и вывода капитала.

Следить за новостями ИНЭС: