Экономический кризис или исторический поворот? | Институт экономических стратегий

Экономический кризис или исторический поворот?

Номер 5-6. Россия, вперед?

В контексте кризиса, недавно обрушившегося на мировую экономику, авторы, анализируя вызвавшие его причины, не только делают вывод о его закономерности, но и предсказывают возможный выход как экономики, так и общества на уровень, свободный от культа потребительства.

Рой Медведев, Жорес Медведев
Экономический кризис или исторический поворот?

"Экономические стратегии", №05-06-2009, стр. 24-28

Медведев Рой Александрович – историк, публицист.
Медведев Жорес Александрович – биолог, публицист.

Лавина пришла в движение

Финансовый и экономический кризис, стремительно распространившийся на все континенты, не имеет прецедентов в истории. В настоящее время, к концу 2008 г., мы наблюдаем лишь его первую фазу. Первичным сотрясением, повлекшим лавину банкротств и национализации, обычно считается кредитный голод, возникший в США в результате неожиданного снижения цен на дома и квартиры, купленные по либеральным 100% ипотечным кредитам. В связи с ростом потребительских цен на продукты питания, газ, электричество, бензин, дизельное топливо и даже на воду многие семьи с низкими доходами не могли осуществлять ежемесячные выплаты фиксированных процентов по ипотечным кредитам. К маю 2008 г. почти 6% американских семей оказались в этом положении. Кредитный банк в таких случаях быстро возвращал дома в рыночный оборот для повторной продажи.

В США выселение должников местной полицией не требует решений суда. Этот процесс, обозначаемый как foreclosure, распространился по стране как эпидемия. Однако цены на дома только за год снизились почти на 15%, и повторная продажа жилищ не могла возвратить банкам первичных кредитов. На повторно продаваемые дома было мало покупателей, т.к. проверка их кредитоспособности стала более тщательной.

К началу июня почти 4 млн домов, общая стоимость которых превышала 1 трлн долл., оказались не проданными. Крупные банки, специализацией которых было именно ипотечное кредитование, оказались на грани банкротства. В США ипотечное кредитование имеет сложную структуру. Мелкие местные банки обычно продают ипотечные долги двум крупным федеральным финансовым корпорациям – Fannie Мае и Freddie Mac, штаб-квартиры которых расположены в Вашингтоне и Вирджинии. Эти финансовые корпорации владели почти половиной ипотечного рынка США, равного 12 трлн долл.

Они были созданы правительством США – первый в 1938 г., второй в 1970 г. – именно для кредитования приобретения домов американскими семьями с низкими доходами. К 2008 г. упомянутые корпорации стали акционерными, но правительство США не могло допустить их банкротства. Их ценные бумаги на сумму 1,5 трлн долл. были куплены иностранными резервными фондами – китайским, норвежским, российским и другими.

75 млрд российских валютных резервов лежали на счетах Fannie Мае. В начале сентября оба банка были национализированы.

Еще один банк, Lehman Brothers, оказавшийся жертвой кредитного кризиса, частный. Он был основан около 150 лет назад в Нью-Йорке иммигрантами из Германии братьями Леман и не мог рассчитывать на национализацию – это противоречило бы принципам свободного рынка. 15 сентября руководство банка объявило о банкротстве, которое оказалось крупнейшим в истории США. Общие активы банка составляли 275 млрд долл., число его сотрудников приближалось к 30 тыс. Банк имел филиалы в Лондоне, Токио и других столицах. Реакцией на крах столь известного банка было, естественно, резкое падение курсов акций множества других банков на биржах всего мира. Сильнее всего упали акции страховой корпорации American International Group (AIG), самого крупного в мире страховщика финансовых рисков. Крах AIG мог привести к цепной реакции банкротств и к панике на финансовых рынках. Правительство и конгресс США срочно одобрили выделение 700 млрд долл. для спасения AIG и других банков. В ноябре благодаря субсидиям из этих средств был спасен после массовых увольнений самый крупный в США банк – Citigroup, который имел отделения в 107 странах и контролировал фонды в 2,2 трлн долл. В этом банке работали 358 тыс. сотрудников, обслуживая 200 млн счетов.

Финансовый кризис в США быстро перерос в мировой, что привело к резкому падению акций на фондовых биржах многих стран. Наиболее сильным – на 70% – было падение курса акций на Российской фондовой бирже. Повсеместно оказались заморожены межбанковские кредиты, международная кредитная система практически перестала функционировать. Финансовый кризис превратился в экономический. Резко снизился объем международной торговли и упал спрос на нефть, металлы и другое сырье, цены на которые быстро пошли вниз. США, Япония и многие страны ЕС вступили в рецессию, что означало сокращение производства и массовые увольнения. Только в США в 2008 г. потеряли работу 1,2 млн человек. Эта последовательность развития кризиса не вызывает разногласий среди аналитиков. И хотя его более глубокие причины пока не обсуждаются, вопросы уже задаются. "Уолл-стрит не имеет денег, поэтому приходится спасать банки. Американские налогоплательщики не имеют денег, поэтому они просят кредиты. Администрация Буша не имеет денег, они пошли на оплату войн. Соединенные Штаты не имеют денег. Они тратили больше, чем зарабатывали в течение многих лет.

Поэтому ответьте мне, откуда взялись вдруг 700 млрд?

У кого президент Буш хочет их занять?" – спрашивал в письме в газету International Herald Tribune 7 октября один из ее читателей. "Кто говорит, что социализм умер? – писал другой читатель,- он жив и здравствует в Америке. Этот социализм, однако, национализирует потери и приватизирует прибыли".

Достоинства и опасности глобализации

Глобализация, как экономическая реальность, после окончания холодной войны стала быстро набирать обороты. В странах Восточной Европы и в СНГ были проведены рыночные реформы. В Китае и во Вьетнаме либерализация экономики проводилась без изменения политических систем. Глобализация имела множество форм – культурную, образовательную, информационную, лингвистическую, торговую, производственную и другие. Наибольшее влияние глобализации на мировую экономику состояло в возможности переноса промышленных предприятий и даже отраслей производства из США и Западной Европы в азиатские страны, имеющие почти неограниченные трудовые ресурсы – очень дешевую, но квалифицированную и дисциплинированную рабочую силу. Этот процесс, обозначаемый термином outsourcing, в наибольшей степени затронул экономику США и Великобритании. Германия также осуществляла перенос промышленных предприятий в другие страны, но выбирала для этого своих более бедных соседей – Чехию, Словакию, Польшу, Хорватию и Словению, в которых большинство образованных людей знают немецкий язык. Россию дольше всего изолировали от глобализации и не принимали в Международную торговую организацию (ВТО).

Глобализация привела к достаточно быстрому росту мировой экономики и торговли. При этом страны Западной Европы и США, снижая объем металлургии, химической, машиностроительной, судостроительной и даже текстильной и обувной отраслей, расширяли финансовый, банковский, страховой, инвестиционный, арбитражный сектор.

Повысилось значение Лондона и Нью-Йорка как мировых биржевых центров. В западных странах имело место приоритетное развитие сферы услуг, информационных технологий, фармацевтической промышленности, биотехнологии, медицины, образования и научных исследований. Число людей, работающих в индустриальном секторе, снижалось, тогда как число служащих финансовых учреждений быстро возрастало. В структуре ВВП доля финансового обслуживания в последние 15 лет увеличилась в Великобритании с 13,3% до 28,5%, в США с 17 до 22%, в Германии с 14 до 28%. Строительство и продажа домов стали в этих странах основным источником национального дохода, цены на собственность очень быстро росли. Один из блоггеров Интернета Роберт Казелис назвал этот процесс "Потемкинской экономикой". В области сельского хозяйства глобализация привела к тому, что многие южные и тропические страны стали специализироваться на выращивании технических культур – хлопка, пальмового масла, каучука, древесины, а также фруктов, некоторых овощей, чая, кофе и специй, которые шли на экспорт. Экспорт зерновых культур, сои, растительных масел и мясо-молочной продукции был монополизирован США, Канадой, Бразилией и Австралией. Большинство стран мира в настоящее время не могут обеспечивать свое населения продуктами питания и зависят от импорта. В число этих стран входят Россия и Украина. Продовольственное снабжение мира слишком сильно зависит от мировой торговли. Внезапное сокращение объемов торговли, затронувшее танкеры, контейнерные и рефрижераторные флотилии, может создать большие проблемы в 2009 г. не только в производственных отраслях, но и в обеспечении многих стран продовольствием.

Причины кризиса – валютное и сырьевое неравноправие

Банкротства банков, с которых начался экономический кризис, были не причиной, а последствием противоречий, давно развивавшихся в мировой экономике. Главным из них является глубокая диспропорция между затратами труда и уровнем благосостояния в ограниченном числе стран. Она сложилась, во-первых, благодаря тому, что некоторые страны богаты ресурсами, необходимыми всему миру, и, во-вторых, из-за того, что все меньше стран могут влиять на мировую экономику и торговлю с помощью своих внутренних денежных знаков, не обеспеченных золотом или другими универсальными эквивалентами реальной стоимости. Из-за этого ресурсы могли поступать на мировой рынок по ценам, значительно превышающим их себестоимость и внутренние цены, тогда как страны, обеспечивающие мировую торговлю резервными валютами, всегда имели возможность покрывать свои потребности в ресурсах, наращивая денежную массу. Золотой стандарт для резервных валют, отмененный в 1971 г., гарантировал более справедливое распределение природных богатств.

Противоречия в мировой экономике начали обостряться в 2001 г. после краха весной 2000 г. акций информационных и высокотехнологичных компаний, известного как dot com bubble crisis, в результате которого общий акционерный капитал потерял более 5 трлн долл. Именно этот крах заставил инвесторов переключиться на вложение денег в недвижимость. Избыточный приток финансов в этот сектор привел к росту цен на жилье и повышению размеров индивидуальных ипотечных кредитов. В недалеком прошлом ипотечный кредит составлял обычно 70% стоимости дома, а остальную сумму обеспечивал покупатель. Быстрый рост цен на дома, не зависящий от их себестоимости, привел к увеличению размера ипотеки до 80, а затем до 90 и 100%. Некоторые кредитные банки давали ипотеку в объеме и 105, и 110%, чтобы покупатели могли сразу же обзавестись мебелью. Кредиторы были уверены, что стоимость домов будет только расти, и именно эта тенденция была гарантией кредитов. Сроки погашений кредитов были увеличены до 30 и 35 лет. В этот период зарплата и доходы населения в западных странах также быстро росли, хотя в бюджетах расходы превышали доходы и баланс внешней торговли, прежде всего в США и Великобритании, был отрицательным. Исключение составляла Германия, у которой экспорт превышал импорт. Доллары, евро и фунты стерлингов были мировыми резервными валютами, и поэтому любой дефицит мог компенсироваться за счет притока финансов из других стран. В течение последних 20 лет американцы и британцы тратили на потребление больше, чем реально зарабатывали.

В 2007 г. в валютных резервах разных стран и в мировой торговле доля долларов США составляла 63,9%, доля евро – 26,5%, доля английского фунта – 4,7%, японской иены – 2,9%. Страны, богатые ресурсами, накапливали резервные фонды в основном в этих валютах и в большинстве случаев хранили эти резервы в западных банках и в форме инвестиций в акции и недвижимость. Именно этот приток денег из других стран позволял США, Великобритании, Испании, Италии и некоторым другим странам иметь дефицитные бюджеты при одновременном росте уровня жизни населения.

В США в 2006 г. импорт превышал экспорт на 855 млрд долл., расходы бюджета превышали доходы на 413 млрд долл. В то же время доходы и расходы семейных бюджетов граждан продолжали расти. Американские экономисты утверждали, что рост потребления в США оказывает стимулирующее действие на экономику многих стран, которые могли увеличивать продажи своих продуктов на американском рынке. Рост потребления на Западе, безусловно, стимулировал рост цен на нефть и другие ресурсы. Это была система, в которой главные капиталисты могли жить по формуле Карла Маркса: "От каждого по способностям, каждому по потребностям".

Второй группой стран, где потребительский бум также намного превышал реальные производственные возможности и трудовые затраты, были страны, богатые природными ресурсами, нефтью, газом и металлами, цены на которые быстро росли именно в 2002-2008 гг. вне всякой связи с себестоимостью их добычи и транспортировки. Спрос на ресурсы увеличивался из-за роста потребления в западных странах – растущие аппетиты удовлетворялись азиатскими производителями. Слабым звеном в этом круговороте глобализированного процветания был сельскохозяйственный сектор. Производство продовольствия не поспевало за ростом населения и особенно за ростом среднего класса в Азии, требовавшего высококачественных продуктов питания. Посевные площади уменьшались из-за роста городов, индустриальных центров и дорожных сетей. Цены на продукты питания стали расти и в связи с переработкой пищевых продуктов (картофеля, кукурузы и растительных масел) на биотопливо. Дополнительные проблемы создавали растущие цены на все виды транспорта, на обогрев или кондиционирование домов и на электроэнергию. Эти тенденции, наряду с растущими военными расходами западных стран, увеличивали реальную стоимость жизни и реальные цены всех социальных благ. Однако потребление в развитых странах продолжало расти за счет либерализации кредитов, и не только на покупку домов. Эти общие тенденции делали кризис неизбежным. Долги не могли расти бесконечно.

Попытки западных правительств ослабить кризис путем стимуляции кредитования и потребления не помогут решить возникшие проблемы. Никто пока не призывает людей к экономии, бережливости, к отказу от излишеств. Сократ, древнегреческий мудрец и философ, объяснял своим ученикам, что он ежедневно приходит на афинский рынок, "чтобы увидеть множество вещей, без которых он может счастливо обходиться". Такой аскетизм сейчас уже невозможен, но поворот в этом направлении может стать неизбежным.

Перспективы России

Волна кризисного цунами дошла до России сильно ослабленной.

К середине октября 2008 г. индекс фондового рынка России RTS упал на 70%, а акции "Газпрома" и "Лукойла" – на 75% от их прошлых пиков, акции металлургических компаний – на 85%. Больше всего пострадали олигархи, бравшие кредиты на Западе. По подсчетам западных аналитиков, 25 наиболее богатых олигархов России потеряли активы более чем на 230 млрд долл. (1). По мнению этих аналитиков, "Кремль имеет шанс быстро установить новый порядок, консолидировав государственный контроль над всеми ресурсами, а затем распределив их среди более дружественных собственников". Сильно упали цены на акции тех российских компаний, которые котируются на Лондонской бирже. Этот процесс затронул и иностранные компании, мелкие и средние, которые ведут поиски и добычу нефти и газа в России. С мая по декабрь 2008 г. курс акций британской компании Volga gas, разрабатывающей Восточно-Макаровское месторождение, упал с 487 пенсов за акцию до 77. PetroNeft Resources, ирландская компания, начавшая добычу нефти и газа в Томской области, потеряла более 80% своей капитализации. Обесценились акции британской компании Ural Energy. Сильно пострадала на Лондонской бирже Sibir Energy, совместное российско-британское предприятие, снабжающее бензином и дизельным топливом Москву. Главным акционером этой компании является Ш.П. Чигиринский, ее патронирует мэрия Москвы. Ее акции подешевели в шесть раз. Иностранные фирмы, работающие в Средней Азии, Казахстане и на Украине, также уменьшили свою капитализацию в 6-10 раз, а иногда и более. Это относится не только к тем компаниям, которые добывали газ, медь или марганец, но и к золотодобывающим компаниям.

Кредитный голод замедлил или заморозил множество строительных проектов, которые зависели от валютных займов. Низкие цены на нефть, металлы и другое сырье не являются проблемой для России. Они ориентируют производителей сырья на внутренний рынок и на российскую промышленность и сельское хозяйство. Внутреннее собственное производство получает мощный стимул благодаря снижению импорта. Созданный в последние годы Стабилизационный резервный валютный фонд вряд ли будет использован для поддержки проблемных банков или стимуляции импорта. Он будет лишь балансировать бюджет. 500 млрд долл., накопленные фондом, – это не слишком большая сумма для такой страны, как Россия. Суверенные резервные фонды таких скромных по размерам стран, как Норвегия, Кувейт и Арабские Эмираты и Сингапур, больше российского. Они формировались в течение 20-25 лет. В банковской системе России доминирует государство и ипотечное кредитование лишь зарождается. Большая часть квартир и домов покупается за наличные. Падение цен на собственность будет выгодно населению. Экономический рост России может немного замедлиться, но опасности рецессии пока нет.

Что впереди?

Теория о том, что существует какой-то неизбежный лимит роста экономики, не нова. Она была развита в дискуссиях Римского клуба в 1969 г. и опубликована в книге The Limits to Growth в 1972 г. Это серьезный научный труд, а не спекуляции пессимистов. Авторы не учли многих факторов, которые стимулировали экономику в последующие десятилетия (персональные компьютеры, Интернет, мобильные телефоны, биотехнология, генетические модификации сельскохозяйственных культур и другие), но их основная идея о том, что в будущем нужно стремиться к созданию государств равновесия, а не комфорта, не утратила актуальности.

Пока кризис только начинается. Можно ожидать, что в пределах Европы будут уменьшены или отменены субсидии на развитие экономик новых членов ЕС из Восточной Европы (Венгрия, Румыния, Польша, Болгария и Прибалтика). Болгария уже потеряла такую субсидию на 2009 г. Финансирование попыток внедрения европейских моделей демократии и инфраструктурных проектов в Ираке и в Афганистане становится нереальным. Преимущества свободной от государственного контроля рыночной экономики перестали быть аксиомой после первых национализаций частных банков. Культ безудержного потребительства, продолжавшегося много лет, возможно, исчезнет навсегда. Но для того, чтобы духовные ценности победили в конкурентной борьбе с комфортом, должно пройти время.

ПЭС 9001/17.01.2009
Примечание
1. Shares. 2008. 25 октября, с. 34.

Следить за новостями ИНЭС: