Журнал «Экономические стратегии», ключевое слово: «экономика»


Социальный и экономический кризис в России. Промежуточные итоги

Номер 4. Памятник до неба
Социальный и экономический кризис в России. Промежуточные итоги

В 2009 г. мы опубликовали в «Экономических стратегиях» статью о кризисах в России [1]. Тогда кризисов, включая кризис 2008 г., было пять. Кризис, начавшийся в 2014 г., по нашему мнению, шестой. О нем и пойдет речь в настоящей статье. Рассмотрим социально-экономическое положение России по итогам 2015 г. Причем основной упор сделаем на состоянии и перспективах реального сектора отечественной экономики. Под реальным сектором, согласно учению Адама Смита [2], мы понимаем добычу сырья, производство всех видов товаров, энергетических ресурсов, сферу ЖКХ и сельское хозяйство. Оказание разного рода услуг, в том числе финансовых, к реальному сектору не относится. Статья состоит из трех частей. Первая часть посвящена внешней экономико-политической обстановке, сложившейся вокруг РФ. Во второй части мы рассмотрим основные процессы, происходившие в реальном секторе. В третьей части ответим на вопрос о возможном развитии ситуации в 2016–2017 гг.

Новая экономическая реальность: онтос и гнозис (философические реминисценции)

Номер 4. Памятник до неба
Новая экономическая реальность: онтос и гнозис (философические реминисценции)

Приводится оригинальная трактовка экономики вообще и новой, характерной для современности, экономической реальности, чреватой большими переменами вплоть до трансгрессии экономики в постэкономику, или техномику. Экономика рассматривается как стоимостный (оденеженный) феномен деятельного сознания, в сфере которого она и реализуется, принимая особую цифровую (денежную) выраженность. В основе экономической организации лежит творящий хаос, из которого постоянно рождается благодаря действию синергетического аттрактора — сознания — некий экономический порядок — хаосмос, преодолевающий изначальный хаос и не доходящий до устойчивого — космического образа — порядка. Экономика хронически переменчива как в сторону роста и развития, так и в сторону упадка и стагнации. Негэнтропия здесь сочетается с энтропией, в чем как раз и выражается апокалиптика экономики. Кризис — нормальная для экономики аномалия. Всеобщая экономическая самоорганизация, или самоуправление, непременно дополняется волевой селективной организацией, или управлением (разнообразным дирижизмом). В целом организация экономики не только многообразна, но и заметно масштабнее собственно экономики — она обязательно дополняется внешней относительно собственно экономики организацией, по сути и по преимуществу как раз неэкономической (институциональной, правовой, государственной, политической). Управленческая экология экономики предполагает учет дирижизмом важности экономического самоуправления: управлять экономикой можно, но на базе и в ходе ее самоуправления, непременно сочетающегося с экономической свободой. Тотальное внедрение технических счетно-аналитико-решающих устройств в экономические процессы создает возможность не только роста управленческой эффективности в экономике, но и замены собственно экономической организации (хомосоциально-стоимостной) неэкономической организацией — технотронной, а самой экономики — техномикой. Отсюда и вероятность трансгрессивной революции в экономике, а затем и в обществе. В настоящее же время экономика, переживающая всеобщий качественно-организационный кризис, готовится трансформироваться из моноцентроглобальной в полицентроинтеграционную с завершением доминирования в мировой экономике доллара, Уолл-стрит, США, Запада.

Экономика: реалии и иллюзии

Номер 5. Понять. Предотвратить. Преодолеть
Экономика: реалии и иллюзии

Экономическая наука, несущая в себе когнитивные иллюзии XIX–XX вв., не может дать адекватного представления о современной экономической реальности и требует решительного пересмотра. Экономика в реальности — другая, воспринимаемая и описываемая не так уже научно, модельно-математически, то есть физически, как постнаучно, запредельно, что то же самое — метафизически.

Общие выводы по PEST-анализу на 2014–2024 годы

Общие выводы по PEST-анализу на 2014–2024 годы

Федеральный закон № 172 регламентирует подготовку стратегического прогноза. Представленный материал — практическая реализация в одном из регионов РФ. PEST(М) можно рассматривать как качественный аналог количественной математической модели, используемой, например, в процессе бюджетирования. Вычисления предполагают варьирование некоторых переменных внутри модели, в том числе экспертное. Такое варьирование неизбежно, поскольку любая модель лишь в некоторой степени подобна моделируемой системе и экспертная позиция «наблюдателя» имеет значение. У математической модели на входе цифры, определенные с некоторой точностью, на выходе также цифры, экспертно обоснованные и промоделированные. PEST представляет собой «смысловую модель», содержащую базовые «событийные деревья». На входе этой модели «случившиеся» события. На выходе — прогноз их развития: если произошло «вот это», то непременно случится «то и то» и с некоторой вероятностью «или то, или то». Прогноз подразумевает работу эксперта, который прогоняет событие через моделирующую структуру PEST-анализа. По мере развития событий в реальности возникает возможность сравнивать две семантические сети, одна из которых относится к «прогнозируемой», а другая — к «случившейся» событийной структуре. Эксперт, а в некоторых простых случаях и компьютерная программа может либо отнести случившееся событие к одной из существующих в прогнозе сценарных ветвей, либо высказать предположение о возникновении новой ветви, либо, наконец, заключить, что данное событие является имитацией, то есть носит «нефизический характер». Последнее весьма существенно, но нуждается в верификации последующими событиями. Таким образом, предложенный PEST-анализ в разрезе «мир — страна — регион» есть некая смысловая «модель», образующая «прогнозные» семантические деревья и сети, позволяющая классифицировать оперативные событийные ряды («извлекать смыслы») и прогнозировать их дальнейшее развитие с позиции стратегической перспективы. Данный метод выглядит актуальным с позиции реализации (и автоматизации) задачи непрерывного динамического стратегирования, что в условиях прохождения мировой системой «точки бифуркации» является крайне важным.

Карлос Пратс — главком времен глубоких перемен

Номер 5-6. Пять сценариев на век
Карлос Пратс — главком времен глубоких перемен

11 сентября 1973 г. в Чили произошел военный переворот. Это был не обычный мятеж гарнизонного типа, а отлично спланированная военная операция, в центре которой была комбинированная атака с применением авиации, артиллерии и пехоты. Восставшие сразу же заняли все государственные и правительственные учреждения. Офицеров, отказавшихся поддержать путч, расстреляли. В результате переворота были свергнуты президент Сальвадор Альенде и правящая партия Народного единства. К власти пришла военная хунта. Ее лидером считался главнокомандующий сухопутными войсками Чили Аугусто Пиночет Угарте, сменивший на этом посту выдающегося военного и политического деятеля Чили генерала Карлоса Пратса, о котором и пойдет речь в данной статье. Статья повествует о времени, когда он командовал чилийской армией, и кульминационном моменте в его военной карьере, а также о том, какую роль Пратс сыграл в драматических событиях, имевших место в Чили в 70-х годах XX в. Здесь также приведены записи из личного дневника Карлоса Пратса, в котором он поведал о том, что означали для его страны годы работы правительства Сальвадора Альенде и какова была подлинная роль вооруженных сил Чили в политическом процессе, происходившем в стране.

Концептуальные проблемы обеспечения национальной безопасности. Вопросы теории и практики государственного и военного строительства

Номер 3. Обратный отсчет
Концептуальные проблемы обеспечения национальной безопасности. Вопросы теории и практики государственного и военного строительства

Концепцию национальной безопасности Российской Федерации нельзя рассматривать как застывшую неприкасаемую догму. Смысл и действенность концепции определяются ее адекватностью современным реалиям, а они подвержены изменениям. Поэтому в содержании концепции должны сочетаться, с одной стороны, устойчивость, стабильность ее принципиальных основ, а с другой — своевременное реагирование на возникающие новые объективные реалии, требующие обновления тех или иных концептуальных положений. Ныне действующий документ уже был подвергнут редактированию в 2000 г. Однако с тех пор многое изменилось, поэтому нужна новая редакция, причем требуется не только введение в концепцию ряда новых положений, но и концептуальная доработка, что приведет к внесению принципиальных изменений в целый ряд других документов, определяющих политику государства в различных сферах жизнедеятельности общества. В статье рассматриваются некоторые концептуальные вопросы.

Затяжная стагнация. Российская экономика в 2014–2015 годах

Номер 2. Вопросы почемучек
Затяжная стагнация. Российская экономика в 2014–2015 годах

В статье рассматриваются основные итоги 2013 года. Дается анализ тенденций и прогнозы макроэкономических показателей на среднесрочную перспективу до 2015 года. Исследуются причины сложившейся ситуации и определяются факторы, способствующие росту экономики. Сопоставляется динамика российской экономики и тенденции развития мировой экономики.

Homo proponit, sed dues disponit

Номер 1. Выбор идентичности
Homo proponit, sed dues disponit

Институт экономических стратегий в проекте «Стратегическая матрица России» вновь определяет важнейшие стратегические тенденции минувшего 2013 г. по девяти факторам стратегической матрицы: управление, территория, природные ресурсы, население, экономика, культура и религия, наука и образование, вооруженные силы, геополитическая среда.

Приближение рецессии

Мы продолжаем публиковать конъюнктурный индекс «Экономических стратегий» (КИЭС), показывающий, как изменяются тенденции развития экономики в России, насколько благоприятна для бизнеса хозяйственная конъюнктура в России.

Негативные прогнозы подтверждаются

Номер 3. Концептуальные вирусы

Мы продолжаем публиковать конъюнктурный индекс «Экономических стратегий» (КИЭС), показывающий, как изменяются тенденции развития экономики в России, насколько благоприятна для бизнеса хозяйственная конъюнктура в России.