Великолепный концерт. По мотивам визита Ху Цзиньтао в Москву 28–29 марта 2007 года

Номер 4. Ученье — свет?

Оценивая перспективы развития российско-китайских отношений с позиции небополитики и приводя неопровержимы доводы закона перемен, автор приходит, в частности, к уверенному выводу, что Всесильный Китайский Дракон не опасен для России…

Андрей Девятов
"Великолепный концерт". По мотивам визита Ху Цзиньтао в Москву 26-28 марта 2007 года

"Экономические стратегии", №04-2007, стр. 18-22

Девятов Андрей Петрович — военный китаевед, исполнительный директор фирмы ООО «Академия небополитики».

Председатель Государственной думы РФ Б.В. Грызлов на встрече с Председателем КНР Ху Цзиньтао 27 марта 2007 г. невзначай дал точную характеристику году Китая в России. Видимо, искренне восхищаясь церемонией открытия этого важного мероприятия, нацеленного на укрепление российско-китайских отношений, он назвал ее "великолепным концертом". Спикер парламента и лидер "партии власти" исподволь подвел под эту оценку и весь процесс "партнерства и стратегического взаимодействия" между Россией и Китаем.

Саботаж российских поборников глобализма по-американски

Если геополитика, как доктрина пространства, анализирует обстановку, опираясь на то, что объективно есть, то небополитика, как доктрина времени и духа, оценивает обстановку, прежде всего исходя из того, чего нет, что еще только набухает, что не проявлено или умело замаскировано дезинформацией.

Что имеется в виду? Слова о "стратегическом взаимодействии и партнерстве" хорошие и правильные. "Глубокое взаимопонимание долгосрочных целей и высших национальных интересов российско-китайского партнерства" четко зафиксировано в официальных документах. На словах понимание ЕСТЬ. А конкретной расшифровки социально-экономических интересов, взаимной выгоды на местах, а главное, личных и клановых интересов операторов проектов совместного освоения избыточных ресурсов сторон (пассивов) как не было при Президенте Ельцине, так НЕТ и при Президенте Путине. Нет и искренности в словах и делах значительной части российских олигархов и высших чиновников, обремененных задачами реализации стратегического партнерства с Китаем.

Откуда это видно?

1. На церемонию открытия года Китая в Кремле на места в первых рядах зала (весь партер), а затем и на участие в государственном приеме приглашения делались от лица Президента Путина. Так вот, процентов 15-20 мест для российской стороны ПУСТОВАЛО. Пустые места в зале – это демонстрация в лучшем случае сытого безразличия российской "знати", а в худшем – явного неуважения врагов Китая к смыслу "стратегического партнерства". Т.е. друзья США и враги Китая в Кремль просто не пришли.

2. В Кремле на церемонии открытия года Китая, несмотря на Великий пост, присутствовали три архиерея Московской Патриархии в рясах, но не было замечено военных в форме. Это плохой признак. Может быть, военных не было заметно потому, что начальник Главного управления международного военного сотрудничества Министерства обороны написал рапорт об увольнении, так как армия не хочет служить при новом министре обороны, которого поставил над армией Путин. Во всяком случае, трудно предположить, что присутствие на "великолепном концерте" представителей РПЦ было предусмотрено устроителями как символ открытой идеологической близости православия и "социализма с китайской спецификой" КПК, а отсутствие военных – как символ тайных замыслов "стратегического взаимодействия" в контртеррористических операциях на просторах государств – членов и кандидатов в члены ШОС.

3. Российские предприниматели, входящие в деловой совет Россия – Китай, к Китаю относятся настороженно, не верят хорошим словам властей и не понимают, как на практике работать с китайцами в России. Под телекамеры подписываются замечательные соглашения на многие миллиарды долларов (в ходе визита – на 4,3 млрд), но соглашения не переходят в контракты. Слова не переходят в дела. В результате наращивается реестр невыполненных обязательств. Наиболее ярким примером является соглашение о нефтепроводе Ангарск – Дацин, подписанное под давлением Кремля главой ЮКОСА М.Б. Ходорковским одновременно с подписанием В.В. Путиным 16 июля 2001 г. Договора о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве между Россией и Китаем. Согласно заверениям, сделанным в 2001 г., Россия уже в 2006 г. должна была бы поставить в Китай 30 млн т нефти. Однако нефтепровода в Китай как не было, так и нет. Несмотря на обещания руководства Российских железных дорог в 2006 г. нарастить поставки нефти в Китай до 15 млн т в год, де-факто поставки составили лишь 11 млн т. Таким образом, с точки зрения поставок нефти "стратегическое взаимодействие" Китая с Анголой в два раза крепче, чем с Россией. Ведь поставки ангольский нефти в Китай стабильно держатся на уровне примерно 20 млн т в год.

4. По инициативе КНР в 2000 г. стороны подписали замечательное соглашение "О совместном освоении лесных ресурсов". Смысл соглашения для китайской стороны состоял в стабильном получении российской лесной продукции, а для российской стороны – в получении китайских инвестиций в лесозаготовку и лесопереработку. Действительно, лесные ресурсы России ныне закрывают основную долю потребностей Китая в древесине. Однако китайский капитал ни в форме денег, ни в форме машин и оборудования в переработку леса в России не пришел. А русский лес всеми правдами и неправдами поступает в Китай в виде кругляка. В ходе Национальной выставки Китая в Москве замминистра коммерции КНР сказал хорошие слова о сотрудничестве и направлении китайских инвестиций в глубокую переработку древесины в России. Однако в экспозиции выставки китайского оборудования для переработки российского сырья замечено не было. Конкретных дел в сфере переработки леса НЕТ. Замалчивается и важная, острая тема использования китайских трудовых ресурсов в России.

Неустранимое противоречие производственных отношений и производительных сил в сфере высоких технологий и инноваций

В 2005 г. КПК обнародовала призыв к нации: "К 2020 г. превратить Китай в инновационное государство". Призыв подкреплен действием: в Китае в научно-технической сфере в плановом порядке занято 38,5 млн человек, включая 1 млн человек, непосредственно занимающихся исследованиями. По этому показателю Китай занимает I место в мире. Цель инноваций – новый человек, его семья и общество.

То, что китайские ученые и инженеры не могут сделать сами, Китай получает из-за границы. Это прежде всего высокие технологии пятого уклада и передовые технологии шестого уклада. В российско-китайском "стратегическом взаимодействии и партнерстве" это технологии военного назначения, космические технологии, а также то, что касается ядерной энергии и других источников энергии. Вследствие равнодушия российских властей к стратегическим смыслам дальней перспективы и озабоченности конкретных должностных лиц РФ проблемами "быстрых денег здесь и сейчас", китайская государственная машина под броскими лозунгами развития культуры сумела весьма эффективно, за скромные деньги и без помпы получить из России ценнейшую натуру. Опустим секреты военно-технического сотрудничества. Однако скажем, что многие оказавшиеся бесхозными в РФ нематериальные активы "экономики знаний" успешно перекочевали в Китай в ходе обмена по линии "народной дипломатии".

В сфере космоса, например, Китай примерно за 80 млн долл. "в объятьях дружбы" обрел знания и технологические регламенты, на которые в случае собственных разработок ему потребовалось бы не менее 80 млрд долл. А что касается передовой технологии сжижения углей, позволяющей КНР избавиться от зависимости от импорта нефти, то она досталась Китаю можно сказать вообще бесплатно. Дело в том, что в материально-техническом базисе высокотехнологичных отраслей промышленности СССР были "зашиты" социалистические производственные отношения. Широкая производственная кооперация с плановыми убытками в некоторых затратных звеньях ради успеха общего дела; коллективизм, а не индивидуализм; работа во имя величия Родины, а не денежный расчет. И все это рухнуло в новой России, но существует в новом Китае.

Именно поэтому и именно Китай подобрал "за так" и сумел пустить в дело оказавшуюся бесхозной советскую технологическую и инновационную мощь.
Что же касается экспорта в Китай российского машино-технического оборудования, то его доля в товарообороте за "завершившийся полным успехом" год России в Китае не увеличилась, а уменьшилась с 2,1% в 2005 г. до 1,2% в 2006 г. Кроме оружия, сырья и топлива России нечего предложить Китаю. И никакие заклинания на самом высоком уровне изменить эту тенденцию не могут.

Дальний Восток и Забайкалье как арена противоборства

В ходе визита Ху Цзиньтао в Москву с подачи В.В. Путина стороны выразили намерение "приступить к подготовке плана сотрудничества по возрождению северо-восточной промышленной базы Китая и развитию российского Дальнего Востока и Восточной Сибири". Инициатива Путина в отношении совместных взаимодополняющих хозяйственных проектов в бассейнах пограничных рек Аргунь, Амур и Уссури прозвучала на фоне озабоченности Совета безопасности и Правительства России демографической, социальной, экономической и военной обстановкой в Приморье, Приамурье, Забайкалье. В коридорах российской власти вдруг осознали, что экономика Китая в денежном выражении уже в 4 раза превосходит экономику России, а в натуральных показателях (тоннах, кубометрах, штуках) вообще подавляет воображение. Соотношение численности населения в приграничных регионах двух стран таково: 300 млн китайцев к 5 млн россиян. В этих условиях дальнейшее игнорирование Центром социально-экономического положения на Дальнем Востоке и в Забайкалье чревато геополитическими сдвигами в пользу Китая (исподволь произойдет аннексия: перенос экономических границ КНР за пределы национальной территории).

Премьер М.Е. Фрадков срочно возглавил правительственную комиссию по Дальнему Востоку, а министр финансов А.Л. Кудрин и министр экономического развития Г.О. Греф по поручению премьера озаботились составлением соответствующей федеральной программы. Однако на лад их дело не идет, поборники западного "либерализма-монетаризма" сроки принятия мобилизационной дальневосточной программы отодвигают, а ответственность перекладывают на беспомощное министерство регионального развития. Налицо очередной управленческий тупик. Опять первыми лицами сказаны верные слова "о привлечении китайских подрядных организаций и китайской рабочей силы для работы в российском строительстве и аграрном секторах". И опять этим словам поставлен аппаратный блок сытого равнодушия и злонамеренного ничегонеделания.

Причина очевидна: вследствие стремительной деиндустриализации, депопуляции и дезинтеграции Сибири и Дальнего Востока России как их вертикальные (недра), так и горизонтальные ресурсы (пашня, вода, лес) собственно в России остаются невостребованными. В то же время широкая модернизация производств старой промышленной базы северо-востока Китая требует расширения поставок сырья и топлива. Иными словами, другого рынка, кроме Китая, у природных ресурсов Забайкалья и Приамурья пока нет. И это горькая правда. Т.е. месторождения рудных и нерудных ископаемых, а также лес и пашня в бассейнах Аргуни и Амура с точки зрения экономической целесообразности призваны пополнять запасами китайскую "фабрику XXI в.". Политически же они выступают предметом раздора, торга и манипуляций, особенно со стороны российских друзей США и НАТО. Как ни крути, но надолго заморозить разработку этих ресурсов не удастся.

Закрытые зоны экспортной переработки сырья как инструмент гармонии

Асимметричным решением ресурсных противоречий в Сибири и на Дальнем Востоке могло бы быть не копирование так называемых "открытых экономических зон", но создание того, чего еще не было: "закрытых приграничных зон экспортной переработки российского сырья" с особым режимом труда и капитала.

Суть замысла заключается в том, чтобы экспортное российское сырье, которое сегодня в пограничных пунктах перегружается из вагона в вагон на суше или с колес на борт судна на реках, подвергалось глубокой переработке и выпускалось за границу уже в виде продукта с добавленной стоимостью. А необходимые для масштабного передела сырья в товар трудовые ресурсы можно было бы получать из Китая по упрощенной процедуре – работа вахтовым методом и только в пределах "приграничных зон экспортного производства" глубиной не более 20 км. При этом все права на сырье до его передела в закрытой приграничной зоне принадлежали бы российской стороне, а все права на добавленную стоимость после передела выступали бы общей выгодой сторон долевого участия переработки сырья в товар. При поставке же в третьи страны (например, в Японию) произведенный в закрытой зоне товар следовал бы туда в таможенном режиме транзита. Такой опыт был на КВЖД.

Реализация плана не потребует серьезных законодательных или административных мероприятий, а только уточнения ныне действующих документов (например, регламентирующих упрощенную процедуру входа в приемопередаточную зону работников транспорта). Не потребуется и серьезного наращивания инфраструктуры, так как на железнодорожных пограничных переходах взаимный заход колеи на сопредельную территорию де-факто производится на глубину 10-20 км. Можно также использовать рекламировавшийся на Национальной выставке Китая опыт торгово-экономического комплекса Пограничный – Суйфэнхэ в Приморье (общая закрытая зона здесь составляет: 1,53 км2 с китайской стороны и 3 км2 – с российской).

Повторить этот опыт не для торговли, а для глубокой переработки древесины можно прежде всего в районе двух лесовозных мостов через реку Аргунь. На таможенные переходы этих же мостов можно замкнуть и закрытые зоны передела сырья новых горно-обогатительных комбинатов Забайкалья.

Для реализации принципа "перегружая – перерабатывай" потребуются технологии и деньги. Чтобы не повторять негативный опыт приграничного противоборства, для финансирования проекта следовало бы пригласить третью сторону. Такой третьей стороной могла бы выступить Япония, долю которой в совместном проекте составили бы как раз передовые технологии переработки сырья, машины и оборудование. При этом продукция передела китайским трудом российского сырья в товар могла бы поставляться как в Китай, так и в Японию, например с пристани Нижнеленинское на Амуре (Еврейская АО) или из бухты Троица (пос. Зарубино, Хасанский р-н Приморья). Поскольку Япония с 2007 г. будет постепенно выходить из-под опеки США, возникает шанс под эгидой России (сырьевое ядро) создать логистический, а затем и торгово-промышленный "треугольник гармонии": Китай – Япония – Россия.

План коммерческого обустройства границы России с Китаем мог бы стать основой "Стратегии умудренного прагматизма", рассчитанной на срок 2007-2027 гг.

Культура как арена сотрудничества

У китайцев в их уникальной культуре есть величайшее сокровище – закон перемен. По этому всеобщему закону Центр одолевает Север. Центр занят Срединным государством китайцев. А Север, который Китай непременно одолеет – это Североамериканские Соединенные Штаты. Китай одолеет США совокупной мощью, прежде всего на товарном и денежном фронтах китайско-американского "конструктивного сотрудничества". И пусть американцы трепещут перед лицом предстоящей победы "золотого юаня" над их "глиняным долларом". В совокупной мощи Китая помимо вооруженных сил и инноваций, дипломатии и разведки есть место и Институтам Конфуция. Эти центры внедрения китайской культуры будут развернуты по всем континентам планеты. В США их будет 18. А в нашей "богохранимой стране" представлять проснувшегося Китайского Дракона в сфере культуры предстоит трем Институтам Конфуция.

Представляет ли Китайский Дракон угрозу для России? Небополитики твердо заявляют, что Всесильный Дракон России НЕ ОПАСЕН. Дело в том, что по закону перемен только Восток одолевает Центр. А Восток в китайской "поднебесной" ориентации занят Россией. У китайцев есть пословица: "Если есть ум, то зачем применять силу?" Можно твердо сказать, что Россия одолеет Китай не силой и не совокупной мощью, а духовным знанием. Знанием того, какое будет "новое небо". Можно предположить, что это духовное знание будет знанием "троичной гармонии". У русских троично-асимметричный тип сознания, коренящийся в генотипе тела и архетипе души. Пока что в России такого знания нет. Пока что действует пословица: "Сила есть – ума не надо". Но к году Черного Дракона (2012 г.) новое духовное знание в России непременно появится. Причина появления нового знания в том, что геополитика – это противоборство двух: Атлантизма и Евразийства. Тихоокеанства в геополитике нет, а главные события явно переходят в зону Тихого океана. И тогда к 2020 г., подобно тому как марксизм-ленинизм из Советской России одолел умы и сердца китайцев поколения освобождения и возрождения страны, троичная гармония из новой России одолеет умы и сердца китайцев поколения величия и достоинства державы. В 2005 г. Китай провозгласил принцип Гармонии. Как могучая мировая держава, Китай намеревается строить "Гармонию мира". Так вот, технологию для такого строительства, технологию "троичной гармонии" подарит Китаю Россия. В этом даре будет реализована роль России как "старшей сестры" в семье народов. Первой русскую технологию троичной гармонии воспримет китайская диаспора (хуацяо) в Москве и других городах России. Контакт произойдет через китайский культурный центр и другие площадки "умного делания", которые непременно появятся "чудесным образом". А хуацяо, как мост, на китайский берег передадут новое духовное знание троичной гармонии из России в Китай. В песне времен советско-китайской дружбы "Москва – Пекин" есть такие слова: "Русский с китайцем – братья навек". Эти верные слова не резали слух ни тогда, когда была дружба, ни позже, когда дружба расстроилась, ни сейчас, когда страны проводят политику "стратегического взаимодействия". А вот сказать, что русский с американцем братья навек, язык не повернется.

Следить за новостями ИНЭС:
http://infokupon.com кудрявцев роман;выездные медосмотры в москве