Украина и Россия: будущее Евразии

Номер 5-6. Острота впечатлений

Автор оценивает позиционирование Украины в средне- и долгосрочной перспективе в контексте формирования будущей евразийской конструкции.

Дмитрий Чистилин
Украина и Россия: будущее Евразии

"Экономические стратегии", №05-06-2008, стр. 28-36

Чистилин Дмитрий Константинович — к.э.н.; Днепропетровск.

Обретя независимость, Украина была поставлена перед необходимостью решать новые сложные задачи, связанные, в частности, с потерей экономических связей с бывшими партнерами по СССР. Возникла необходимость политического и экономического позиционирования Украины как суверенной державы в мировой экономике и в евразийском пространстве в средне- и долгосрочных интервалах времени. Решение данных задач требует верного понимания сути развития глобального социума и евразийского пространства, которое необходимо для правильного политического и экономического прогноза. Такой прогноз нуждается в соответствующей национальной стратегии, оформленной в виде внешней экономической политики. В настоящее время эта необходимость осложнена глубоким кризисом в отношениях с самым значительным экономическим, политическим, географическим соседом – Россией. Географически Украина находится в центре Европы, геоэкономически последние почти 300 лет она развивается в составе сложной системы "Россия – СССР – СНГ". Сегодня эта страна является частью евразийского геоэкономического пространства. Положение Украины и ее будущее неотрывно связано с процессами формирования Евразии как единого геоэкономического комплекса. Очевидно, что на экономическое положение как Украины, так и евразийского пространства в целом воздействуют три ведущих экономических и политических мировых центра: ЕС, США, Россия, а также общая тенденция глобализации. Без учета воздействия этих сил и тенденций на развитие Евразии и Украины трудно правильно оценить позиционирование последней в средне- и долгосрочной перспективе в контексте формирования будущей евразийской конструкции.

Евразийская стратегия США. Учитывая, что основным объектом внимания США в XXI в. будет Евразия, имеет смысл рассмотреть евразийскую стратегию этой страны. К глобальным целям США можно отнести следующие: продвижение и, в отдельных случаях, навязывание силой военного присутствия демократических, либеральных ценностей в развивающихся странах и в любых других регионах мира; обеспечение функционирования, роста и международной безопасности многонационального капитала и использование для этих целей военного и экономического превосходства. В этом контексте цели евразийской геополитики США сводятся к следующему:

  • сохранение и укрепление контроля США за Евразийским регионом;
  • формирование системы европейской и азиатской безопасности с участием США при условии отсутствия доминирования кого-либо из вероятных экономических центров мира;
  • обеспечение доступа международного капитала к ресурсам Евразии, в том числе к ближневосточно-каспийским запасам нефти и газа в условиях нарастания потребности мировой экономики в энергоресурсах.

На Ближнем Востоке сосредоточено до 80% мировых запасов нефти и газа, в том числе на Каспии – до 10%; сверхзадача – не дать возникнуть в евразийском регионе экономическому и политическому образованию, по возможностям равному США и способному конкурентно влиять на развитие глобального социума. Основные инструменты проведения внешней политики США на западе Евразии – Североатлантический союз. На востоке евразийского континента – это участие в организации Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества (АТЭС), а также участие в формировании системы азиатско-тихоокеанской безопасности совместно с Японией и Южной Кореей. Стратегия США относительно Китая сформировалась следующим образом: "Не бояться, но уважать". Ее цель – не дать Китаю объединиться с крупными соседями – Россией, Индией, Ираном. Россия на востоке Евразии рассматривается как потенциальный экономический партнер, с 1998 г. – участник организации Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества (АТЭС), а с 1996 г. – полномасштабный партнер АСЕАН. США одобряют втягивание Дальнего Востока и Сибири в тесные экономические отношения с Азиатско-Тихоокеанским регионом (АТР) – это составная часть их экономической стратегии на востоке Евразии. Военная безопасность АТР рассматривается также с участием России, хотя глубина и качество этого участия оцениваются с осторожностью.

Расположенный на западе Евразии Европейский союз после объединения однозначно станет глобальным центром, по экономической мощи не уступающим США.

В составе ЕС США имеет как явных союзников, так и оппонентов.

К явным союзникам США до войны в Ираке 2003 г. относились Германия и Великобритания. К оппонентам – Франция. Из них Франция и Германия являются центрами активности в Европе. Франция пытается реализовать собственные экономические и политические глобальные интересы в структуре НАТО и ЕС. После войны ситуация несколько изменилась. США приобрели несколько новых активных союзников: Испания, Дания, Польша, но отношения с Германией, которая ориентируется больше на европейские интересы, стали прохладнее. Отношения с Европой США строит в рамках НАТО. Североатлантический союз также является основным инструментом проведения политики США в европейской части Евразии. Стратегия в отношении ЕС строится на следующих принципах:

  • учитывая растущие внешнеполитические амбиции ЕС, провести реконструкцию отношений в структуре НАТО;
  • позволить развивать и укреплять Западно-Европейский союз (ЗЕС), в том числе вооруженные силы быстрого реагирования;
  • обеспечить расширение ЕС на восток к границам России.

Инструментом такого расширения является процесс опережающего расширения НАТО на восток. Расширение НАТО заставляет двигаться на восток и ЕС.
Здесь мы обнаруживаем очень интересный факт. Цели ЕС и США в отношении расширения на восток в целом и Украины в частности не совпадают. Наблюдается явное противоречие – политический антагонизм.

Основная причина – политическая. Европа зависит от поставок сырья и энергоносителей из России. РФ является важным торговым партнером ЕС. Кроме того, Россия рассматривается как часть будущей "Большой Европы", которую следует строить. Поэтому Европейское сообщество не желает обострять отношений с Россией, уменьшая зону ее политического влияния. А СНГ, и в том числе Украина, относятся к задекларированной зоне влияния РФ.

В своей восточной политике ЕС однозначно учитывает мнение России. Особенно это касается отношений ЕС с Украиной. Втягивание Украины в зону экономического влияния Европейского союза есть действие, ослабляющее экономический и геополитический потенциал России и СНГ.

К реализации этой задачи стремятся США. Европа этому очень осторожно противостоит!

Расположенная в центре Евразии Россия получила в наследство от СССР весь его стратегический и тактический ядерный потенциал. Ни для кого не секрет, что она позиционируется как глобальный экономический и политический центр. В условиях слабой демократии и мощного ядерного потенциала это угрожает глобальному развитию и положению США, а также безопасности Европы.

Если Россия сможет значительно увеличить экономический потенциал, то получит возможность противостоять экономическим и политическим интересам США сперва в Евразийском регионе, а затем в глобальном масштабе. Реинтеграция стран СНГ в союз под патронатом РФ является главной составляющей "ближнезарубежной" стратегии внешней политики России в этом направлении. Ключом к доминированию России в Евразии является Украина. Фактически вопрос ставится ребром: состоится Россия как глобальный экономический и политический центр или нет. С Украиной в пассивном подчинении состоится, без Украины – нет.

До 2004 г. стратегия США относительно РФ заключалась в том, чтобы:

  • оказывать помощь России настолько, чтобы позволить окрепнуть демократии, но не дать развиться экономической (а следовательно, и военной) мощи;
  • сделать Россию не слабым, но и не слишком сильным государством, не способным противостоять США и в Евразийском регионе, и в глобальном масштабе, и тем самым не дать ей стать глобальным центром активности за счет доминирования в Евразийском регионе.

Основным инструментом осуществления антироссийской геостратегии является расширение НАТО и ЕС на восток. Главная стратегическая задача – вывести Украину из зоны российского политического и экономического влияния. Збигнев Бжезинский сказал: "С Украиной Россия является европейской страной, без нее Россия – больше страна азиатская". Сегодняшние реалии – рост цен на нефть и газ на мировых рынках, катастрофическое падение доллара, приближение ПРО к границам СНГ – кардинально меняют ситуацию. И хотя стратегия США заметно изменилась, Украина как стратегическая цель осталась.

Главный вывод из анализа европейской стратегии США следующий: США будут всячески стремиться втянуть Украину в европейские процессы и поощрять ее национальные амбиции. Уже к концу 90-х гг. XX столетия Украина являлась третьей страной – получателем экономической помощи США после Израиля и Египта. Кроме того, США стремятся вывести из зоны политического и экономического влияния России Азербайджан, Грузию, Туркменистан и Узбекистан, получить доступ к Каспийским запасам нефти и газа и ресурсам Средней Азии.

Евразийская стратегия Европейского союза. Можно сказать, что на текущий момент у ЕС нет продуманной внешнеполитической стратегии по нескольким причинам. Во-первых, ЕС озабочен внутренними процессами объединения и утряской возникающих проблем институционального и экономического характера. Во-вторых, формирование общей внешней политики и системы безопасности – задача очень сложная, поскольку непросто согласовать различные национальные интересы (это в частности показала война в Ираке в 2003 г.). Тем не менее уже в 1998 г. (в Амстердаме) ЕС сделал первые шаги в этом направлении, назначив главного комиссара по вопросам общей внешней политики и безопасности. Также принято решение об образовании в рамках ЗЕС военной группировки, вооруженной современными видами обычного вооружения. С этого планируется начать создание собственных сил безопасности ЕС. Фактически это шаг к созданию военного партнера США в рамках НАТО. Военная доктрина ЕС – участие ЗЕС в миротворческих операциях под эгидой Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ). Это не противоречит российским интересам. Россия спокойно относится к укреплению ЗЕС по двум причинам:

  • это своеобразный европейский "антиамериканизм";
  • ЗЕС не обладает ни ядерным, ни военным потенциалом, который позволил бы в ближайшее время угрожать национальной безопасности РФ.

В отношении США ЕС проводит политику в рамках расширения Североатлантического партнерства – так называемой "Новой трансатлантической повестки дня". Кроме того, США и НАФТА, а также Япония являются основными торговыми партнерами Европы. Единственный возмутитель спокойствия – Франция с ее национальными амбициями.

Восточная политика ЕС была ориентирована на страны ЦВЕ и прибалтийские республики бывшего СССР, которые в конце концов вошли в состав ЕС. С Украиной и Россией были подписаны и ратифицированы договоры о партнерстве и сотрудничестве. Сегодня рассматривается вопрос о подписании с Украиной плана действий по членству в НАТО (ПДЧ) и договора об общем торговом пространстве. Учитывая значительный объем внешней торговли с РФ, а также высокий уровень потребления российских энергоносителей, ЕС не может не учитывать европейскую и ближнезарубежную политику России, особенно в отношении Украины. На Хельсинском саммите 1999 г., где ЕС рассматривала вопросы расширения, Украина даже не была включена в список возможных кандидатов. Между строк большой политики "Россия – ЕС" просматривается интеграция Украины в ЕС вместе с Россией и в очень отдаленной перспективе. В этом состоит коренное расхождение и антагонизм стратегии США и ЕС в отношении Украины. В этом смысле в Европе предстоит интересная политическая борьба, целью которой будет Украина в российском или антироссийском "экономическом и геополитическом исполнении". В отношениях с ЕС Украину ожидает в лучшем случае договор об ассоциации с длительным сроком исполнения, но никак не создание зоны свободной торговли или свободной экономической зоны в ближайшие 10-15 лет, в том числе и по причине достаточно декларативной торговой и экономической политики самой Украины.

Евразийская стратегия РФ. Традиционно Россия является ведущим торговым, экономическим и политическим партнером Украины. Стратегия внешней политики России формируется двумя обстоятельствами. Первое – это то, что цели, суть и направленность внешней политики определяются узкой группой представителей российской элиты, не лишенных имперских амбиций и стремящихся превратить РФ в центр активности в мировой политике. Второе обстоятельство – это географическая протяженность территории и границ, что определяет самые разнообразные экономические и политические задачи и цели внешней политики РФ. Кроме того, Россия позиционирует себя как евразийскую державу, поэтому в восточной, азиатско-тихоокеанской ближневосточной, черноморской, европейской и ближнезарубежной политике она стремится не просто сотрудничать и конструировать отношения, но и доминировать в них!

В восточной политике России основным инструментом является участие в АТЭС. Поскольку АТЭС стремится создать общее экономическое пространство и систему коллективной безопасности, непосредственное участие России в этом процессе – это первый шаг в конструировании евразийского экономического пространства и системы безопасности от Европы до Японии.

С Китаем у России весьма сложные отношения. Стремление РФ навязать Китаю отношения в рамках союзов "Россия – Китай" и "Россия – Китай – Индия" ни к чему пока не привели. Ситуация такова в силу уровня развития Китая, достигнутого за последние 20 лет, и стремления к собственной независимой внешней политике. Китай, так же как и Россия, имеет глобальные экономические и политические амбиции. Кроме того, у Китая огромный объем внешней торговли с США. Он является одним из самых крупных реципиентов кредитов МВФ и МБР, где не последнее слово имеют Соединенные Штаты. Таким образом, для Китая преимуществ отношений с РФ намного меньше, чем с США. На Ближнем Востоке у России остается традиционно сильная позиция за счет поставок оружия, военных и промышленных технологий и инвестирования в нефтедобычу. Кроме того, в арабском мире широко распространены антиамериканские настроения, на чем и пытается играть российская дипломатия. Вместе с тем каждый пятый житель планеты Земля исповедует ислам, а Ближний Восток является родиной международного терроризма, основанного на ценностях исламского фундаментализма. Борьба с международным терроризмом объединяет США и Россию и сглаживает экономический конфликт, вызванный войной в Ираке.

По отношению к бывшим республикам СССР Россия реализует стратегию условно обозначенную как "Ближнее зарубежье". Ее суть сводится к следующему:

  • реинтеграция бывших республик СССР в союз, возглавляемый Россией;
  • полное игнорирование экономических интересов бывших союзных республик при максимальной реализации экономических интересов России. Статистика показывает увеличение доли внешней торговли с РФ у стран СНГ с одновременным уменьшением доли внешней торговли стран СНГ у РФ, что свидетельствует об успешной реализации стратегии.

Вторая составляющая этой стратегии – военная доктрина. Присутствие армейских соединений РФ в Таджикистане, Грузии, Армении, Молдове в качестве миротворческих сил – это военное обеспечение бывших границ СССР. Основа продвижения ближнезарубежной стратегии РФ – так называемый панславизм: акцент делается на притеснении русскоязычного меньшинства в других странах, что дает России право защищать его всеми доступными способами. В реальности это стратегия размывания доминирования национальной идеи в странах СНГ и формирование центробежных процессов.

На наш взгляд, Прикаспийская ассоциация экономического сотрудничества, организованная при активном участии и, может быть, доминировании РФ, могла бы стать инструментом консолидации экономических интересов России, Средней Азии, Кавказа, Китая, Ирана, Турции и, самое главное, Украины. РФ делает серьезную стратегическую ошибку, рассматривая Украину, как и все постсоветские государства, в качестве "вассала", а не как вероятного сильного, потенциального союзника. Украина, как и другие страны, может быть весьма заинтересована в коллективной разработке ресурсов Каспийского региона. Реализация такого проекта могла бы стать полигоном формирования отношений партнеров по СНГ с целью найти механизм выработки коллективного согласия в экономических вопросах политики. Эта ситуация противоречит стратегии наращивания энергетической зависимости Украины от РФ. Но внешняя политика всегда строилась на парадоксах! Однако российская политическая элита пока не осознает, что сильная и экономически независимая Украина может стать надежным союзником России в процессе превращения последней в центр глобальной активности.

Самое интересное направление российской стратегии – западное. Отношения РФ с США строятся в рамках НАТО и имеют характер скорее мягкого противостояния, чем сотрудничества и партнерства. Внешняя политика РФ вступает в противоречие с внешней политикой США на наднациональном уровне. В геополитической стратегии России присутствует стремление укрепить роль СБ ООН и ОБСЕ в принятии политических решений, влияющих на военный компонент мировой политики, поскольку в этих организациях Россия обладает правом вето и контроля. Игнорирование Соединенными Штатами СБ ООН – это игнорирование политических претензий России и ее попыток влиять на мировую политику.

Связи России с ЕС основываются на развитии добрососедских отношений с упором на экономические компоненты: торговлю, инвестиции и т.д. Кроме того, во внешней стратегии РФ по отношению к ЕС присутствует энергетическая доминанта. Газопровод "Ямал – Германия" должен увеличить поставки газа РФ в ЕС, а значит, и стратегическую энергетическую зависимость от РФ. Кроме того, ЕС является одним из самых крупных торговых партнеров и инвесторов РФ. Россия имеет с ЕС активное сальдо торгового баланса. Еще одна составляющая западной политики России – это участие во всех европейских институтах и проектах (ТРАСЕКА) с целью не оказаться на обочине европейского развития.

Ключевым элементом западной политики РФ является Украина. Как уже указывалось, стратегия отношений с Украиной строится в рамках ближнезарубежной политики. Чтобы превратиться в подлинный центр глобальной активности, имеющий вес, Россия должна сперва стать сильным региональным евразийским центром. Это означает, что усилия России будут сосредоточены на внутренней экономической и региональной – ближнезарубежной активности и формировании устойчивого национального экономического роста.

В рамках стратегии РФ определены две основные угрозы. Это внутренняя политическая и экономическая нестабильность и отставание в экономическом развитии от основных стран мировой экономики. Вторая значительная угроза национальной безопасности РФ – самостоятельность во внешней политике таких стран СНГ, как Азербайджан, Грузия, Туркменистан, Узбекистан, и, в первую очередь, Украины. Их нероссийски ориентированная внешняя политика означает уменьшение геополитического пространства и влияния РФ, а в случае с Украиной – и потерю шансов стать региональным, а затем и глобальным центром экономической и политической активности. Отсюда главный вывод: самостоятельная европейски ориентированная внешняя политика Украины является угрозой национальной безопасности РФ.

Подводя итог вышеизложенному, можно сделать вывод о том, что формирование евразийского экономического и политического пространства – процесс очень сложный. Влияние на него треугольника "США – ЕС – Россия" усиливает неопределенность прогнозов относительно будущего положения Украины, перед которой сегодня стоит задача выработать и реализовать адекватную стратегию, имеющую целью обеспечение экономических и политических национальных приоритетов.

Внешняя экономическая политика и стратегия Украины. Концепция национальной безопасности Украины одобрена Верховной радой 16 января 1997 г. Внешняя политика закреплена законом "Об основных направлениях внешней политики Украины". Созданы Совет по национальной безопасности Украины (СНБОУ), Институт стратегических исследований и т.д. Вместе с тем существует мнение, что Украина не имеет четко определенных национальных интересов и приоритетов. Не конкретизированы угрозы национальной безопасности, не сформулированы внутренняя и внешняя стратегии. Отсюда – слабая концепция национальной безопасности.

Внешняя политика Украины является многовекторной и нацелена на вхождение республики во все европейские и глобальные наднациональные институты. Эти направления успешно реализованы: Украина стала членом ОБСЕ и МВФ, вошла в ПАСЕ, в состав СБ ООН. Она является клиентом Международного банка реконструкции и развития и Европейского банка реконструкции и развития, по ее дипломатической инициативе было образовано Черноморское экономическое сообщество. Республика придерживается позиции неприсоединения к военно-политическим союзам. Украина реализует собственную политику на Ближнем Востоке и в рамках СНГ – она проявила инициативу, предложив создать в СНГ свободную экономическую зону, но это противоречит российским геостратегическим интересам, и РФ тормозит реализацию проекта.

Внешняя политика Украины имеет стратегическую направленность на европейскую интеграцию, которая закреплена договором о партнерстве и сотрудничестве между Украиной и ЕС, а также Указом президента № 587 от 12.04.2000 г. "О стратегии интеграции Украины в Европейский союз" и другими более поздними законодательными актами. Отношения с США рассматриваются как стратегическое партнерство. С РФ также формируются отношения, имеющие особый статус. Считается, что три вектора внешней политики Украины являются самодостаточными и взаимодополняющими. Существует достаточно много работ, анализирующих внешнюю политику и векторы интеграции Украины. Основные общие выводы следующие. Многовекторная политика изжила себя и на сегодняшний день не оправдана. Многовекторность можно рассматривать как геостратегическую неопределенность. Возможность политической интеграции в Европу в ближайшие годы – заблуждение, и тому есть множество причин. Главная – это неготовность украинской национальной элиты расстаться с властью в пользу наднациональных институтов, несовпадение институционального устройства Украины и стран Западной Европы, а также сильное отставание в экономическом развитии и доминирующее влияние российской внешней политики на позицию ЕС. Считается, что Украина вряд ли способна на серьезные самостоятельные шаги во внешней политике. У республики отсутствует национальная стратегия энергетической безопасности. Военная доктрина нейтралитета и внеблоковости представляется сомнительной с юридической точки зрения в силу совместного использования Украиной и РФ военной базы в Севастополе и охраны воздушных границ с использованием спутниковых радиолокационных центров в Хмельницкой области и в Крыму. Считается, что в евразийском экономическом пространстве в политическом окружении мировых политических центров – США, ЕС, РФ – у Украины очень мало шансов на целенаправленную собственную стратегию и внешнеэкономическую политику.

Таким образом, весьма актуальным становится ответ на главный вопрос: какое место займет Украина в процессе формирования евразийского пространства? Но, прежде чем на него ответить, следует задуматься над тем, в каком геополитическом и экономическом поле Украина будет развиваться в среднесрочной перспективе – в европейском или в рамках СНГ.
Развитие Евразии и глобальные тенденции. Тенденции, формирующие глобальную систему – это глобализация и регионализация. Первая из них выражается в образовании и высоких темпах роста и развития транснациональных корпораций, формировании и развитии глобального наднационального финансового рынка на основе транснациональных банков. Основной показатель этой тенденции – рост ПИИ. Пример "азиатских тигров" – НИС – показывает, что ПИИ как результат действий ТНК является обязательным условием высоких темпов развития национальных экономик и экономического роста в условиях отсутствия в национальной экономике достаточного количества факторов, необходимых для обеспечения экономического роста, т.е. в условиях капиталовооруженности национальной экономики ниже уровня по золотому правилу Фелпса (именно в таком положении находится сегодня экономика Украины) и обеспечивает интенсивную интеграцию в мировую экономику. Необходимым сопутствующим элементом является включение национальной валюты в мировую валютную систему. Вышеизложенное означает, что основным условием обеспечения высоких темпов экономического роста Украины является создание институциональных условий для "прихода" ПИИ и доступа к международным валютным рынкам. Важнейшим условием "прихода" ПИИ является международная безопасность многонационального капитала. Как Украине решить эту задачу в сложнейших геополитических условиях? Ранее произведенный анализ показывает, что Украина находится в зоне геополитических интересов и военно-политического влияния РФ. Внешняя политика РФ является малозависящей от мирового сообщества и не плюралистической по своему внутреннему содержанию. Это формирует оценку высокой степени политических рисков для многонационального капитала при принятии решений – вливаться или нет в экономику Украины.

С одной стороны, Украина может разрешить данную проблему за счет вхождения в состав НАТО. Но такой шаг предельно обострит отношения Украины и РФ, а также РФ и международного сообщества в целом. Причем действия РФ в этой ситуации труднопредсказуемы. В этой связи необходимо ослабить военно-политическое влияние РФ в политическом поле Украины. Такую возможность предоставляет "Договор о партнерстве и сотрудничестве между Украиной и ЕС" (п. 25 и 55), который вступил в силу 1 марта 1998 г. и Указ президента Украины № 587/2000 от 12.04.2000 г. об утверждении "Стратегии интеграции Украины в ЕС" (п. 3).

В этих документах указывается на возможность оформления юридических отношений Украины и ЗЕС. Такие отношения не противоречат принципиальной позиции РФ в "европейском вопросе", поскольку являются в некотором смысле "антиамериканскими". В отличие от НАТО, ЗЕС не обладает военным потенциалом, способным угрожать национальной безопасности РФ. Вместе с тем военная угроза стране – члену ЗЕС является угрозой ЗЕС, а эта организация входит в блок НАТО. Формально НАТО может рассматривать эту ситуацию как угрожающую НАТО. Таким образом, возникает своеобразный нулевой вариант геополитической безопасности Украины, влияние НАТО не расширяется на республику, и в то же время ослабевает военно-политическое влияние РФ, что необходимо для уменьшения степени политических рисков для многонационального капитала.

Украина может получить шанс стать "европейским Гонконгом" для РФ, занять нейтральную позицию между США и Россией и проводить самостоятельную политику, которая, с одной стороны, не будет расцениваться РФ как угроза национальной безопасности, а с другой – будет поощряться США.

Вторая тенденция выражается в росте значимости наднациональных институтов по сравнению с национальными и в появлении во второй половине XX столетия большого количества региональных группировок и формирований. Собственные группировки регионального развития имеет каждый континент, не является исключением и Евразия, развитие которой осуществляется через интеграцию Европы, Азии и Дальнего Востока. Какое место займет Украина в экономической и политической конструкции будущей Евразии?

Украинские ученые предполагают, что Украина может послужить мостом между Европой и Азией (в лице России). Правомерность этого допущения ставит под сомнение тот факт, что у Украины слабые торговые и экономические связи с бывшими азиатскими республиками СССР. Кроме того, она играет пассивную роль в СНГ. Энергетическая зависимость от России и рыхлость, а также несостоятельность политического устройства СНГ, не позволяющие реализовывать национальные экономические интересы, ставят под сомнение активность Украины в рамках СНГ в среднесрочной перспективе. В целом довольно большая неопределенность в прогнозах. И это сделать действительно сложно.

Основным инструментом анализа служит теория международной интеграции. Но она не дает возможности прогнозировать позицию Украины в любом будущем. Теорией, которая позволяла бы это сделать, могла бы быть теория международного развития, но таковая вряд ли существует. Теория развития сложных систем – синергетика, которая включает также теорию самоорганизации, дает ключи к пониманию закономерностей развития сложных конструкций, подобных Евразии.

В контексте данной теории развитие рассматривается как повышение устойчивости к воздействию внешней среды: росту населения и потребления, с одной стороны, и ограниченностью ресурсов – с другой. Развитие – это усложнение конструкции системы, ее организации, с целью эффективного использования ограниченных ресурсов в длительном интервале времени в виде формирования и реализации эффективной макроэкономической политики. Выводятся две закономерности развития: принцип минимума диссипации (согласно этому принципу, в процессе развития последующая конструкция системы рассеивает энергии меньше, чем предыдущая) и "закон сохранения", который формирует траекторию развития системы, ограничивая бесконечное количество возможных вариантов. Опираясь на эти предпосылки, можно по-новому оценить процесс формирования Евразийского пространства и место Украины в перспективе.
По мысли российских ученых, таким мостом может служить Россия вместе с ЕврАзЭС. СНГ отводится второстепенная роль ввиду его малоэффективности в реализации российских стратегий. Однако анализ торговых отношений России показывает, что, несмотря на доминирование в сфере экономики в рамках СНГ, она имеет незначительный внешнеторговый оборот со странами Азии по отдельности. Отталкиваясь от теории международной интеграции, можно утверждать, что Россия также не будет "евразийским мостом". Совокупный показатель участия бывших азиатских и закавказских республик СССР в торговле внутри СНГ, в том числе с Россией, Украиной и Беларусью, дает основание считать, что именно СНГ может и должен служить интеграционным мостом в формировании евразийского пространства, но не в том виде, в каком оно пребывает сегодня. Основную роль в изменении ситуации может сыграть именно Украина, если у нее появится соответствующая стратегия и внешняя политика. Очевидно, что в средне- и долгосрочной перспективе Украина будет развиваться в экономическом и политическом пространстве бывшего СССР. Главный вопрос – в какой роли: пассивной или активной?

Принцип минимума диссипации ограниченных ресурсов системы, выраженный механизмом реализации общественного согласия, при разработке и осуществлении макроэкономической политики предопределяет преобразование политического пространства бывшего СССР на условиях геополитического плюрализма, что обеспечит создание демократических наднациональных политических институтов, формирующих макроэкономическую политику в региональной системе.

Национальные государства, и Украина в первую очередь, передадут решение национальных задач на наднациональный уровень только при условии наличия возможности влиять на макроэкономическую политику в масштабах всей региональной системы и тем самым реализовывать собственные национальные экономические интересы. Такую возможность дает только геополитический демократический плюрализм. Отсюда следует, что роль Украины в данном контексте развития должна быть только активной! Украине необходим устойчивый экономический рост и экономическая, энергетическая и военно-политическая независимость от РФ. Это подразумевает в краткосрочной перспективе (до 5 лет) сокращение объемов торговли с РФ и увеличение торгового оборота с другими странами, сокращение поставок энергоносителей из РФ и активное формирование альтернативных источников поступления энергоносителей. Решение данной задачи возможно лишь при условии реализации стратегии опережающего развития, которая предусматривает не только социально-экономическое развитие, но и то, что Украина должна вступить в ВТО прежде, чем это сделает Россия. Активная позиция Украины в рамках СНГ, ее опережающее развитие на основе формирования парламентаризма и гражданского общества должны спровоцировать складывание позиции России, необходимой для развертывания интеграционных процессов в рамках СНГ. Такое развитие событий не только будет способствовать интеграции Европы и Азии на основе СНГ, но и позволит Украине стать одним из региональных лидеров в рамках этого межгосударственного объединения, а России (вместе с СНГ) – одним из центров строительства евразийского пространства.

Вышеизложенное позволяет сделать вывод, что реализация официальной стратегии Украины, не учитывающей ни внутренние, ни внешние угрозы национальной безопасности, может ослабить позиции страны в будущей структуре Евразии. Внешняя политика, ориентированная на ускоренную европейскую интеграцию и имеющая многовекторную базу равновзвешенного партнерства с РФ и США, является проигрышной в средне- и долгосрочном периоде развития. Она не позволяет реализовать национальные интересы и приоритеты и не коррелируется с возможностью евразийского позиционирования Украины.

Оптимальная стратегия развития Украины. Законы развития сложных систем диктуют, что ЕС будет интегрироваться с Азией через СНГ, и никак иначе. Основой евразийской интеграции должна служить система институтов реализации общественно-политического согласия в рамках СНГ. Для Украины это означает следующее. В краткосрочной перспективе (до 5 лет) она может войти в состав ЗЕС, заключить договор об ассоциации с ЕС с длительным сроком действия (до 40-50 лет) и поменять вектор стратегического развития с европейской интеграции на интеграцию в СНГ на условиях построения институтов геополитического плюрализма.

В долгосрочной перспективе договор с ЕС и членство в ЗЕС послужат основой для интеграции в ЕС в составе СНГ параллельно с РФ. Кроме того, такая самостоятельная суверенная Украина и ее членство в ЗЕС послужит инструментом реализации глобальных планов РФ – стать мировым центром влияния. Таким образом, Украина может, во-первых, стать самостоятельным экономическим и политическим региональным центром в составе СНГ, а во-вторых, послужить "экономическим мостом" в процессе интеграции ЕС и СНГ.
Будущая конструкция Евразии представлена на рис. 1.


Чтобы добиться такого развития событий, Украина должна реализовать стратегию опережающего экономического развития.

ПЭС 8190/02.08.2008

Литература:
1. Бжезинский З. Великая шахматная доска. М.: Международные отношения, 1999.
2. Будкин В. Проблемы и перспективы сотрудничества между Европейским союзом и Украиной // Экономика Украины. 2000. № 9.
3. А. Дергачев. Тезисы о международном положении Украины // Политическая мысль. 2000. № 2.
4. Дюре М. Механизм особенного партнерства // Политика и время. 2006. № 11.
5. Косикова Л. Отношения России со странами СНГ: новая ситуация и необходимость адекватного стратегического реагирования // Российский экономический журнал. 2007. № 9-10.
6. В. Мунтиян. Економiчна безпека Украiни. Киiв: КВIЦ, 1999.
7. Наскрiзна вiсь. Круглый стол "Украино-российские отношения в новой европейской архитектуре" // Политика и время. 2006. № 12.
8. Обзор дискуссии научного совета МИД Украины "Геополитические аспекты евроинтеграционного курса Украины" // Политика и время. 2002. № 12.
9. Пути к будущей системе безопасности в Европе / Доклад Стокгольмского международного института исследований проблем мира // Международная жизнь. 1997. № 1.
10. Путь в XXI век / Коллективная монография ЦЭМИ РАН под редакцией Д.С. Львова. М.: Экономика, 1999.
11. Сиденко В. Украина и мировое хозяйство. Раздел 2. Гл. 1 / Векторы интеграции Украины в мировое хозяйство. Киев: Либiдь, 2002.
12. Филимонович М. Причины внешнеполитического наступления России // Мир перемен. 2008. № 2.
13. Чистилин Д.К. Самоорганизация мировой экономики. Евразийский аспект. М.: Экономика, 2004.
14. Яновский Р. Глобальные изменения и национальная безопасность. М.: Academia, 1999.

Следить за новостями ИНЭС:
Лазерная эпиляция цены в москве бикини Цены на лечение. Клиника лазерной косметологии. Лазерная коррекция зрения, schuka.studio-bonjour.ru