Странник, очарованный Россией

Номер 7. Палитра героизма

Американский ученый, историк русской архитектуры, автор более 100 тысяч фотографий, посвященных России, делится своими мыслями о специфике культуры, истории и религии нашей страны.

Уильям Брамфилд
Странник, очарованный Россией

"Экономические стратегии", №7-2004, стр. 70-73

Уильям Брамфилд впервые приехал в Россию более 30 лет назад c первым в своей жизни фотоаппаратом. С тех пор он сделал более 100 тысяч фотографий, посвященных стране, покорившей его раз и навсегда загадочной гармоничностью природы и архитектуры. Американский гражданин, профессор университета в Новом Орлеане и одновременно историк русской архитектуры – согласитесь, такое сочетание встречается нечасто. Еще реже встречается такое, как у Брамфилда, отношение к культуре и истории далекой страны. Почти вся Россия, особенно ее северные края, изъезжена им вдоль и поперек. Парадокс, но после общения с этим человеком осознаешь, что в вопросах национальной российской культуры, экономики и политики "иноземец" выказывает намного больше понимания, чем мы сами. Что это – холодный прагматичный взгляд "со стороны" или же мнение человека, который через любовь к стране и ее архитектуре смог если не постичь, то хотя бы приблизиться к пониманию того, что называют русской ментальностью? В беседе с главным редактором журнала "Экономические стратегии" Александром Агеевым профессор Уильям Брамфилд делится своими мыслями о специфике культуры, истории и религии нашей страны, о будущности и путях развития России.

На маневрах ВВФ США отработана новая методика поиска подводных лодок противника: было решено искать в том направлении, на которое в момент получения приказа указывала секундная стрелка. В результате решаемость задачи выросла на 30%. Это пример случайности. Скажите, какая случайность спровоцировала Ваш интерес к русскому Северу, к истории России?

Источник моего интереса к русской культуре – сложная, глубокая тема. Я часто об этом думаю и со временем, наверное, напишу. Я вырос в штате Джорджия, в молодости много читал о Гражданской войне, размышлял о расовых проблемах: всегда считал, что мы, южане, – люди весьма достойные, но оказалось, что к нам есть определенные претензии. Естественно, возникли "проклятые вопросы": кто виноват, что делать? Познакомившись с русской классической литературой, я узнал, что те же самые вопросы волнуют представителей другого народа. С этого все и началось. Конечно, определенную роль сыграло то, что тогда СССР являлся для нас запретным плодом – притягательным было все, что находилось за железным занавесом. Тем не менее, с самого начала русская культура привлекла меня как никакая другая, и интерес к ней становился все сильнее и сильнее. А ведь я занимался французской литературой XIX века, хорошо знаю английскую классику, сам имею английские корни и горжусь этим.

В 1970-м году я впервые приехал в СССР по программе обмена преподавателями с МГУ. Собираясь в эту поездку, я купил свой первый фотоаппарат. Сделанные тогда фотографии оказались настолько удачными, что некоторые из них публикуются по сей день. Думаю, это не случайно: так подспудно проявился мой интерес к вашей стране. С тех пор я много пишу о России и фотографирую ее. Сегодня у меня огромная коллекция фотографий – более 100 000 единиц, – с которой связаны мои чувства к России, стремления, чаяния. Приходится много работать, чтобы она не пропала, чтобы все эти церкви, сибирские села увидели люди и здесь, и за океаном. Кроме научных изысканий я хотел бы оставить потомкам уникальные документальные материалы, запечатлевшие памятники русской архитектуры, эту музыку, застывшую в камне. Моя новая книга "History of Russian Architecture" осенью будет продаваться в Москве в магазине "Англия". Я увлечен не только страной, которую изучаю, но и собственной работой.

Можно ли по Вашим работам реконструировать русский национальный характер?

Он с исчерпывающей полнотой отражен в русской литературе. Читайте "Мертвые души" – там представлены человеческие типы, которые можно встретить и сегодня. Гениальный Гоголь показал и широту души, и размах, и необузданное хамство. Две недели назад в Татарстане я работал с человеком – вылитый Ноздрев.

Специфика России – в ее полиэтничности. Те, кто пытается игнорировать этот факт, обманывают сами себя. В такой многонационально

Следить за новостями ИНЭС: