США в табели о рангах XXI века | Институт экономических стратегий

США в табели о рангах XXI века

Номер 1.

США на рубеже веков. М., Наука. – 2000 – 496 с.Рецензия на коллективную монографию, подготовленную сотрудниками Института США и Канады РАН и посвященную современному социально-экономическому устройству США. 

Иван Иванов
США в табеле о рангах XXI века

"Экономические стратегии", 2001, №1, стр. 100-101.

США на рубеже веков.– М.: Наука. – 2000. – 496 с.

В наши дни академическая наука редко может позволить себе фундаментальные публикации. Однако ее интеллектуальный потенциал отнюдь не иссяк, о чем свидетельствует коллективная монография, подготовленная сотрудниками Института США и Канады РАН.

Бесспорно, США вступают в XXI век, находясь на пике своего могущества. Помогли громадные природные ресурсы, овладение достижениями научно-технической революции, неудача социалистического эксперимента. Вместе с тем авторы книги справедливо акцентируют внимание на внутренних движущих силах американской модели экономического и социального развития, которую в нашей стране пытались скопировать, так и не поняв ее сути.

Дело в том, что в США сложилась отнюдь не классическая рыночная, а смешанная экономика (с. 8, 243). Таким образом, государство активно воздействует на процесс воспроизводства, перераспределяя значительную часть ВВП через бюджеты всех уровней и сохраняя за собой крупные массивы национального богатства. Отсюда – "брак по расчету" между властью и бизнесом, когда "государство вполне восприняло рыночные принципы экономического развития и стало их своеобразным гарантом, а рынок выдвинул американское государство на лидирующие позиции в мире по экономической эффективности и общим показателям развития народного хозяйства" (с. 247-248).

При всем богатстве выбора российские реформаторы позаимствовали из американского опыта хозяйствования его крайний, ультралиберальный вариант, а именно "рейганизм, потерпевший поражение в Соединенных Штатах", но ставший "моделью для социального эксперимента в России" (с. 24).

Авторы объясняют, почему это произошло: вместо добросовестного критического анализа российские "рыночники" попросту "мифологизировали" опыт США, создав "искаженное представление об американской модели" (с. 22).

В книге перечислены особенности развития Соединенных Штатов, оставшиеся за скобками мифологизации: сочетание революции в технике с эволюцией в общественных отношениях; стабильность законодательства; главенство и неукоснительное исполнение закона; разделение ветвей власти; четко регламентированный, единообразный и неэтнический федерализм; передача полномочий по властной вертикали только вместе с соответствующей доходной базой (за 1960-1997 годы консолидированные государственные расходы в США выросли вдвое, федеральные – всего в 1,5, а расходы штатов – в 3 раза); широчайшая поддержка науки. Сюда же можно отнести транспарентность властных решений, контроль законодательной власти над исполнительной, легализацию лоббизма, наконец, тот факт, что "политическая система в США обычно не позволяет сторонникам какой-то крайней точки зрения оказаться на ключевых постах в государстве", а любой публичный скандал влечет за собой отставку политика (с.23). Естественно, что все это несовместимо с паразитированием на бюджете, коррупцией, семейственностью и тому подобным. Поэтому американский рынок не порождает "олигархов", подобных российским. Учитывая все вышесказанное, можно легко понять причины неудач реформ в нашей стране.

В то же время авторы вовсе не призывают к детальному копированию американской модели. В монографии подчеркивается, что здесь сложился "своеобразный национальный эгоцентризм, уравновешивающий США и остальной мир в качестве равных величин, а может быть, и с преимуществом в пользу Вашингтона" (с. 27). В политике это ведет к силовой распущенности, умалению роли ООН. При этом России отводится даже не позиция в мире, а чуть ли не "ниша" (с. 38). Вместе с тем в монографии высказывается мнение, что в США нет засилья определенной идеологии, с которым нельзя согласиться (с. 4). В этой роли выступает традиционное американское мессианство, уверенность в собственной национальной исключительности, что крайне опасно для государства, претендующего на роль единоличного мирового лидера.

В книге убедительно показано, на чем основаны силовые амбиции Соединенных Штатов. Со времени окончания "холодной войны" США заметно сократили свою армию и военные расходы. Закрыты 961 из 1657 баз за рубежом, выведена часть войск из Европы. Военная промышленность прошла через частичную конверсию. Однако в условиях профессиональной армии это не привело к сокращению боеспособности и не спровоцировало падения престижа военной профессии: средний американец уважает и не боится своего "человека с ружьем" (с. 196-208, гл. 4 и 5). Исчезновение непосредственной военной угрозы подвигло американских стратегов на создание доктрины "принуждения к миру" в отношении остальных стран (причем не обязательно стран-"изгоев"), в том числе через упреждающий ("обезглавливающий") удар по командным пунктам, руководству и базам противника посредством "точечного" оружия, поражающего малоразмерные высоко укрепленные цели. На практике Вашингтон продемонстрировал это в Ираке и в Югославии.

Авторы выдвигают свою версию смены приоритетов в американской внешней политике, где прежнее место Европы занимает перспективная Азия. На последнем "саммите" АТЭМ в Брунее я сам был свидетелем того, как дипломатия США активно работает в этом регионе.

Несмотря на неоспоримые достоинства книги, хотелось бы отметить и некоторые ее недостатки, например, описательность многих глав. Авторы излишне часто называют наш мир однополярным, хотя российская внешнеполитическая доктрина, наоборот, исходит из его многополярности. Гораздо более подробного освещения заслуживает тезис о противостоянии американскому лидерству "нового антиамериканизма". Незавершенным выглядит и крайне любопытный прогноз этнического состава населения США, так как неясно, к каким политическим последствиям для страны это приведет (гл. V, раздел II).

Равным образом, анализируя США как федеративное государство, нельзя сводить главу о региональной политике к точечным зонам свободной торговли, промышленным паркам и таможенным складам (гл. II, раздел IV), ибо все это только малая ее часть.

Есть в книге и другие недочеты, однако в целом авторский коллектив и российское обществоведение можно поздравить с новой интересной работой.

Следить за новостями ИНЭС: