Современные тенденции финансирования инноваций | Институт экономических стратегий

Современные тенденции финансирования инноваций

Номер 5-6. Россия, вперед?

В статье определены различные положительные и отрицательные факторы, влияющие на финансирование инноваций в нынешней экономической ситуации и на основе их анализа сделан вывод о необходимости реализации модели эффективного финансирования ранних этапов развития инновационного бизнеса в России.

Владислав Андреев
Современные тенденции финансирования инноваций

"Экономические стратегии", №05-06-2009, стр. 64-68

Андреев Владислав Александрович – аудитор KPMG.

Для преодоления глобального финансового кризиса, стабилизации и восстановления национальных экономик осуществляется передислокация ресурсов, нацеленная на получение наибольших долгосрочных преимуществ. Снижение активности инвесторов и усложнение условий финансирования перспективных компаний позволило повысить концентрацию профессиональных инвесторов, т.к. инвестиционное сообщество в целом освободилось от любителей быстрого обогащения и случайных участников.

Прошедший в 2001-2002 гг. кризис венчурного финансирования интернет-компаний привел к оздоровлению индустрии венчурного бизнеса, формированию эффективных стратегий финансирования инновационных компаний, особенно в США. Вследствие экономического кризиса исторически менее эффективные предприятия терпят неудачу, а их более динамичные конкуренты активно расширяются, заменяют слабеющих игроков на рынке и приобретают способность потеснить лидеров своих отраслей.

На современном этапе инвесторы вносят изменения в традиционную инвестиционную стратегию, уменьшая размеры фондов, концентрируя финансовые ресурсы на более успешных компаниях, распределяя инвестиции по более поздним этапам их развития и оставляя минимальные капиталовложения для новых компаний (рис. 1). Следует отметить, что устойчивый рост как количества объектов венчурных капиталовложений, так и объема инвестиций был остановлен в 2008 г. При этом количество компаний, получивших инвестиции, уменьшилось незначительно в рамках существующей динамики, а объем венчурных инвестиций по сравнению с докризисным 2007 г. упал практически в 3 раза.

Среди основных негативных факторов, влияющих на инвестирование в инновации сегодня, можно отметить следующие:

  • Снижение объемов мировой торговли привело к уменьшению международного финансирования, инвестиционных потоков, к сокращению деловой активности.
  • Экономический спад повлек за собой увольнение многих квалифицированных работников, в том числе исследователей, что привело к снижению уровня технологической и рыночной реализуемости инновационных проектов.
  • Уменьшение денежных потоков и снижение ВВП в целом повлияло на сокращение расходов на НИОКР.
  • Уменьшилось количество разрабатываемых новых продуктов и технологий, защищающих их патентов и торговых марок.
  • Сократилось количество и объем инвестиций, осуществляемых банками и инвесторами, краткосрочные займы преобладают над долгосрочным предоставлением финансовых ресурсов с целью дополнительного снижения риска.
  • Особую остроту кризис приобрел для малых и средних предприятий, на которых чувствительно отражается увеличение объемов и сроков неплатежей.
  • Новые инновационные компании в значительной степени утратили шансы на привлечение ресурсов из-за высокого риска, сложности оценки и неликвидности нематериальных активов, особенно на "посевной" стадии и "стартапе".

Однако следует отметить и позитивное влияние глобального кризиса в сфере финансирования инноваций:

  • Интенсификация проводимых исследований способствует увеличению конкурентоспособности компаний и скорейшему достижению технологического лидерства на рынках.
  • Обесценивание человеческого капитала предоставляет дополнительную возможность привлечь в инновационные компании недостающих специалистов с меньшими затратами.
  • Создаются новые эффективные бизнес-модели и технологии, направленные на снижение стоимости.
  • Значительное увеличение числа банкротств и долговой нагрузки на многих предприятиях позволяет инвесторам осуществлять выгодные покупки, слияния и поглощения, способствующие созданию новых инновационных структур.
  • Обесценивание стоимости активов повышает их инвестиционную привлекательность и способствует перераспределению финансовых ресурсов с целью инновационных преобразований компаний.
  • На фоне общей стагнации динамичные компании более эффективны и для достижения заметных успехов им требуется меньше усилий и средств.
  • Наиболее привлекательными направлениями инноваций в глобальном масштабе становятся ресурсосберегающие технологии, экологически чистые производства, независимые источники энергии, которые поддерживаются правительствами ряда стран за счет предоставления налоговых скидок и стимулов.

Таким образом, современной тенденцией инвестирования в инновации, по данным ведущих аналитических агентств, можно считать ожидаемое увеличение инвестиций на 50-70% в cleantech – экологически чистые производства, способствующие как безопасности жизнедеятельности, так и увеличению количества рабочих мест, и, конечно, в традиционные IT-технологии и телекоммуникации.

Наиболее яркой тенденцией в сфере инвестирования инновационного бизнеса является повышение интереса к рискованным вложениями в Китае и Индии. Эту тенденцию иллюстрирует рис. 2:

инвесторы из США и Европы предполагают разместить на территории своих стран не более 20% инвестиций, а в Азиатско-Тихоокеанском регионе – 40-50% инвестиций.

Действительно, объем капиталовложений в Индию превосходит инвестиционный ресурс страны более чем в 7 раз. Швейцария готова направить на внешний рынок инвестиций более чем в 30 раз объемнее, а Сингапур – более чем в 130 раз объемнее, чем на внутренний рынок. Данная тенденция характерна для инвесторов из всех развитых стран, рассматривающих наиболее привлекательные инвестиционные возможности. Российский инвестиционный капитал не рассматривает свою страну как активно развивающийся рынок: согласно идентифицированным сделкам, количество инвесторов преобладает над инвестируемыми объектами в 2,5 раза. Диапазон получаемых инвестиций составляет 8,5-235 млн долл., а объем инвестиций, осуществляемых российскими фондами, находится в пределах 3,5-277 млн долл.

Развивающиеся экономики обладают огромным деловым потенциалом, демонстрируют устойчивый рост доходности капиталовложений и бизнеса, характеризуются более низкими эксплуатационными расходами и уникальными потребностями новых рынков, благодаря которым эффективно реализуются радикальные, новые для всего мира инновации, отвечающие ожиданиям и потребностям клиентов. В то же время следует отметить и ряд препятствий в финансировании инноваций на развивающихся рынках: трудность делового взаимодействия из-за региональных или культурных особенностей, необходимость обучения персонала, сложность в привлечении и сохранении высококвалифицированных сотрудников, специфический комплекс рисков.

Восточная Европа и Россия предлагают мировому инвестиционному сообществу рабочую силу, имеющую технические навыки высокого уровня, применимые при исследованиях и разработках. Привлекательность инвестиций в Восточной Европе повышают общие культурные корни, быстрорастущий рынок среднего класса, географическая близость к большинству инвесторов. Россия занимает III место в мире среди разработчиков программного обеспечения после Индии и Китая (1). Крупнейшие корпорации мира, такие как Intel, IBM, Microsoft, Hewlett Packard, осуществляют инвестиции в создание в России исследовательских центров для взаимодействия с высококвалифицированными IT-специалистами и инженерами – российские университеты выпускают больше инженеров и программистов, чем любая другая страна мира. Крайне негативное влияние на развитие инноваций оказывает невостребованность высококвалифицированных специалистов и высокотехнологичных компаний внутри страны вопреки сложившейся мировой практике и традиционно высокому уровню доходности инновационного бизнеса в отраслях IT- и телекоммуникаций.

В 1999-2009 гг. было осуществлено 3588 сделок, объем которых составил 249 249 млн долл. В традиционных лидерах, с точки зрения инвестиционной привлекательности, находятся отрасли Интернета, телекоммуникаций и программного обеспечения (табл. 1).

Следует отметить и достаточно высокую результативность капиталовложений в медицину, электронику, биотехнологии, а также финансовые и бизнес-услуги. Информация об осуществленных сделках не раскрывается всеми участниками рынка или в значительной степени фрагментирована и поэтому не включается в статистику, что не позволяет говорить об абсолютных значениях реализованных венчурных инвестиций, однако отражает основные тенденции инвестиционного рынка. Таким образом, очевидно, что в последнее десятилетие в мире активно реализуются инновационные проекты в высокотехнологичных отраслях – Интернет, компьютерные технологии и коммуникации.
В то же время в России, по данным Российской ассоциации прямого и венчурного инвестирования (РАВИ), доминирующей привлекательностью обладает потребительский рынок (48%; 2), что, на наш взгляд, является негативной тенденцией, т.к. большинство инвестиционных сделок ориентировано на ведущих российских производителей или лидеров оптовой и розничной торговли. Это позволяет получить в качестве актива не столько компании, сколько устойчивую долю рынка. К сожалению, в данном случае приход иностранного профильного инвестора способствует экспансии на российский рынок товаров зарубежных производителей и не создает условий для развития и роста российского бизнеса.

Существующая закономерность, называемая эффектом J-Curve (Кривая Джей), отражает зависимость доходов венчурных фондов от времени и показывает первоначальный отрицательный доход за счет направления капиталовложений на затраты и выплату вознаграждения управляющим (рис. 3).

При осуществлении коммерческого запуска проекта доходы резко возрастают, однако на практике точка безубыточности достигается через 3-5 лет после начала финансирования. Следует отметить, что этот период короче для фондов инвестирования поздних стадий развития, стадии расширения бизнеса и особенно стадии внешнего выкупа управления компанией (buyout; рис. 4). Возможность за кратчайший срок получить наибольшую прибыль при минимизации риска в стабильном секторе рынка, безусловно, больше привлекает инвесторов, чем развивающийся российский инновационный бизнес, определяющий экономический рост и технологический потенциал нашей страны.

В то же время именно инвестиции на ранних стадиях развития инновационных компаний позволяют венчурным инвесторам получать максимальный доход.
И самыми прибыльными инвесторами среди фондов всех типов являются фонды, специализирующиеся на финансировании ранних стадий развития инновационных компаний, такие как AMWIN Innovation Fund, созданный в 1998 г. и имеющий чистый (Net) IRR, равный 1025,1% (на 31.03.09; 3). Причем каждый из 10 лучших по результативности инвестиционных фондов мира является венчурным, а 3 из них специализируются на финансировании ранних стадий инновационного бизнеса.

Таким образом, объективно существующие на мировом рынке тенденции финансирования инноваций обусловливают необходимость реализации модели эффективного финансирования ранних этапов развития инновационного бизнеса в России, способствующей как максимизации дохода инвесторов и разработчиков, так и развитию национальной экономики.

Одним из составных элементов модели финансирования инновационной компании является Round of Financing, последовательность этапов внешнего финансирования компании во времени и по стадиям "созревания" компании (табл. 2). Дробление процесса финансирования инновационного проекта позволяет более эффективно расходовать планируемые капиталовложения, т.к. их рациональное использование во времени значительно повышает индикаторы доходности инвестиций IRR, DPI и TVPI, а также предоставляет возможность комплексно сочетать различные источники финансирования по этапам, что способствует повышению результативности финансирования инноваций и, соответственно, инвестиционной привлекательности российского инновационного бизнеса.

ПЭС 9235/16.10.2009

Примечания
1. Acceleration Global Venture Capital Insights Report 2007. Ernst&Young GM Limited, 2007. EYG № CY0019, p. 3.
2. Обзор рынка прямых и венчурных инвестиций в России за 2007 год. СПб.: Феникс, 2008, с. 101.
3. The 2009 Preqin Private Equity Performance Monitor. London: Preqin Ltd, 2009, p. 59-60.

Следить за новостями ИНЭС: