Ресурсы – естественное преимущество России | Институт экономических стратегий

Ресурсы – естественное преимущество России

Номер 2. Тайна странника

Экономика любой страны неразрывно связана с такой отраслью индустрии, как энергетика. Прошедший в декабре минувшего года в Москве Первый международный форум «Энергия будущего» был посвящен ее наиболее актуальным проблемам – внедрению новых видов энергии и энергоэффективных научных разработок, а также государственной политике в этих вопросах. Подъем энергетической отрасли, влекущий за собой подъем экономики в целом, формирует полноценную инновационную государственную политику, повышая тем самым престиж государства на международной арене.
Той же проблематике посвящено и интервью с заместителем министра промышленности и энергетики РФ, членом совета директоров ОАО «НК «Роснефть», председателем совета директоров ОАО «Зарубежнефть», заместителем председателя совета директоров ОАО «АК «Транснефтепродукт» Андреем Реусом. Какова сегодня ситуация в российской энергетике в целом, как сделать эту отрасль привлекательной с точки зрения инвесторов, какие изменения внесет недавно принятый законопроект «О недрах» – на эти и другие вопросы Андрей Георгиевич ответил журналу «Экономические стратегии».

Андрей Реус
Ресурсы – естественное преимущество России

"Экономические стратегии", №2-2005, стр. 06-11

Экономика любой страны неразрывно связана с такой отраслью индустрии, как энергетика. Прошедший в декабре минувшего года в Москве Первый международный форум "Энергия будущего" (см. ЭС №8/2004) был посвящен ее наиболее актуальным проблемам – внедрению новых видов энергии и энергоэффективных научных разработок, а также государственной политике в этих вопросах. Подъем энергетической отрасли, влекущий за собой подъем экономики в целом, формирует полноценную инновационную государственную политику, повышая тем самым престиж государства на международной арене.
Той же проблематике посвящено и интервью с заместителем министра промышленности и энергетики РФ, членом совета директоров ОАО "НК "Роснефть"", председателем совета директоров ОАО "Зарубежнефть", заместителем председателя совета директоров ОАО "АК "Транснефтепродукт"" Андреем Реусом. Какова сегодня ситуация в российской энергетике в целом, как сделать эту отрасль привлекательной с точки зрения инвесторов, какие изменения внесет недавно принятый законопроект "О недрах" – на эти и другие вопросы Андрей Георгиевич ответил журналу "Экономические стратегии".

Как Вы оцениваете нынешнее состояние российской энергетической отрасли?

Сегодня, да и в ближайшей перспективе, топливно-энергетический комплекс будет одним из важнейших устойчиво работающих и динамично развивающихся производственных комплексов российской экономики. На его долю приходится около четверти валового внутреннего продукта, трети объема промышленного производства, около половины доходов федерального бюджета, экспорта и валютных поступлений страны.
Следует отметить, что с 2000 по 2004 г. в России был самый высокий прирост добычи нефти в мире – в три раза выше, чем у ОПЕК. В настоящее время РФ является одним из главных факторов стабилизации мирового рынка нефти. Благодаря высоким ценам на "черное золото" рост добычи превзошел прогноз "Энергетической стратегии России", который сегодня может быть уточнен. При средних ценах на российскую нефть на мировом рынке 25-
35 долл. за баррель ее добыча у нас в стране к 2020 г. может достигнуть 550-590 млн т в год, в первую очередь за счет ввода в разработку новых месторождений. Это, безусловно, окажет положительное влияние на состояние экономики.

Удовлетворены ли Вы масштабами и характером государственного регулирования сектора?

Государственное регулирование ТЭК решает два блока глобальных задач. Первый – это обеспечение его стабильного развития на всех этапах: от изучения запасов углеводородного сырья до переработки и транспортировки. Второй – эффективное использование потенциала ТЭК для диверсифицированного развития российской экономики и социальной сферы. Еще одной важной задачей, рассматриваемой в рамках первого блока, является вопрос налогообложения и ценообразования. В условиях благоприятной мировой конъюнктуры такие меры, как внутренние интервенции, применение биржевых инструментов и даже ужесточение антимонопольного законодательства, могут дать только ограниченный эффект. Основной баланс определяется рентными платежами и экспортными пошлинами. Первые сейчас привязаны законодательством к ценам мирового рынка, а потому имеют преимущественно фискальный, а не регулятивный характер. Правда, нынешняя система создавалась в принципиально иных ценовых условиях. Сегодня, когда ценовой коридор на рынке нефти пробит, возможно, следует вновь вернуться к этому вопросу.

Каково Ваше отношение к законопроекту "О недрах"? Назовите, пожалуйста, его плюсы и минусы.

Закон "О недрах" является основополагающим законом для российского ТЭК, поэтому очень важно, чтобы он способствовал повышению эффективности недропользования и стимулировал восполнение ресурсной базы нефтегазодобывающей промышленности. Воспроизводство ресурсной базы и рациональное недропользование невозможно без доверия между владельцем недр (государством) и недропользователями (инвесторами), поэтому я считаю, что закон "О недрах" должен создавать стимулы к установлению таких стабильных, доверительных отношений.

Предложенный законопроект с небольшими уточнениями решает эту задачу. Он предусматривает регулирование отношений недропользователей на основе гражданско-правовых, а не административных норм, как это было ранее. Таким образом, представители власти не смогут интерпретировать положения лицензионных соглашений, а взаимные претензии инвестор и государство будут обсуждать в суде. Значит, взаимодействие между государством и инвесторами будет строиться на более стабильной и предсказуемой основе.

Также среди положительных моментов этого закона отмечу тот факт, что за недропользователями наконец-то будет признано право на разведку и разработку открытых ими месторождений, что позволит привлечь частные инвестиции в геологоразведку, включая поисковые стадии. Кроме того, новый закон отменяет права субъектов Федерации на "второй ключ" при лицензировании объектов, что снимет проблему вовлечения в хозяйственный оборот крупнейших резервных месторождений.
При последующей доработке законопроекта необходимо обратить внимание на некоторые моменты, требующие дополнительного рассмотрения и уточнения. Здесь следует отметить такие вопросы, как точное выстраивание компетенции органов власти при принятии решений в сфере недропользования, а также так называемый "совмещенный вид недропользования", предусматривающий получение недропользователем прав одновременно на изучение, разведку и добычу ископаемых. В целом же Минпром-энерго полностью поддерживает разработанный Минприроды закон "О недрах". Можно сказать, что и время для этого закона пришло, и содержание его достаточно для принятия.

Очевидна тенденция дальнейшего повышения доли нефти и газа в структуре российского экспорта. Вместе с тем потенциал экспорта других энергоресурсов используется явно недостаточно. Какие меры необходимо принять для совершенствования экспортной специализации страны?

Моя позиция проста. Несмотря на критику и предупреждения о том, что Россия постепенно превращается в "сырьевой придаток" мировой экономики, я считаю, что наличие обширных энергетических ресурсов – это дар природы, естественное преимущество, а не недостаток. Главное – уметь рационально распорядиться этим даром. Достаточно посмотреть на Великобританию, Норвегию, наконец, на США и ряд других стран. Их опыт показывает, что при разумном использовании нефтегазовая отрасль стимулирует экономическое развитие и способствует повышению благосостояния населения.

Но нельзя акцентировать внимание только на отраслях ТЭК, необходимо развивать транспортную и социальную инфраструктуру, высокотехнологичный комплекс. Именно о развитии высоких технологий говорилось на совещании, которое Президент РФ провел в Новосибирском Академгородке в январе 2005 г. На этом совещании было принято решение об образовании на территории России технопарков и создании для них наиболее благоприятного налогового климата.

Еще одним примером государственного подхода к диверсификации российской экономики является авиационная промышленность. В конце февраля на Президиуме Госсовета был обсужден вопрос развития авиационной промышленности России. Это обсуждение вылилось в заявление о намерениях государства в отношении авиационной промышленности. Правительство получило исчерпывающий набор поручений Президента.

Безусловно, необходимость преодоления кризисных тенденций в отечественной авиационной промышленности, с одной стороны, и острый текущий дефицит внутренних ресурсов для саморазвития, с другой стороны, не оставляют альтернативы участия Правительства Российской Федерации в решении системных проблем отрасли.

Достижение ожидаемого результата – принципиального изменения конкурентной позиции авиапромышленности России на мировом авиарынке – планируется обеспечить в рамках частно-государственного партнерства и широкого вхождения российской авиапромышленности в международную кооперацию. В указанном партнерстве государство обеспечивает концентрацию ресурсов на инфраструктурных и перспективных продуктовых проектах. Негосударственные собственники авиастроительных активов привносят в партнерство частные инвестиции и технологии управления коммерческими проектами в сферах гражданского авиастроения и военно-технического сотрудничества. Иностранные партнеры – современный менеджмент авиастроительных проектов, недостающие в России технологии, содействие в проникновении на зарубежные рынки и иностранные инвестиции.

Формирование частно-государственного партнерства и повышение уровня внебюджетного финансирования отрасли не может произойти скачкообразно. Инвестиции в российскую авиационную промышленность в ее нынешнем состоянии еще длительное время будут оставаться высокорискованными и низкорентабельными, с длительным сроком окупаемости (не менее 7-12 лет), что обусловлено не только состоянием отрасли, но и объективно продолжительным циклом создания новой, конкурентоспособной авиатехники. Глубина кризиса отечественного авиастроения и специфика отрасли как таковой указывают на невозможность "догоняющего развития" без первоначальной государственной поддержки отрасли, прежде всего – для коренного улучшения инфраструктуры авиапромышленности и реализации перспективных проектов, создания "прорывных" образцов авиатехники, обладающих принципиально новыми свойствами, функциями и возможностями.

Известно, что в некоторых отраслях топливно-энергетического комплекса сохраняется острый дефицит инвестиционных ресурсов. Какие меры следует принять для повышения инвестиционной привлекательности отрасли?
Действительно, по мере развития топливно-энергетический комплекс сталкивается с проблемой дефицита инвестиционных ресурсов. Надо сказать, что с этой проблемой сталкиваются многие отрасли и направления как национальных экономик, так и мировой экономики в целом.

В мире постоянно идет борьба за привлечение средств для реализации тех или иных проектов, и в этом плане российский ТЭК имеет большой потенциал. Однако есть ряд проблем, которые мешают реализовать данный потенциал в полной мере. Многих российских и особенно иностранных инвесторов беспокоит недостаточная прозрачность отрасли. Поэтому государство должно всеми силами повышать инвестиционную привлекательность ТЭК, разрабатывать эффективные и прозрачные механизмы регулирования. Такими механизмами, на мой взгляд, могут быть совершенствование налогового законодательства и законодательства в сфере недропользования, принятие единой методологии оценки рисков в российском ТЭК, проведение реформ естественных монополий, развитие инфраструктуры и другие.

Работы по повышению инвестиционной привлекательности ТЭК уже ведутся, и небезуспешно. В последние годы мы наблюдаем рост инвестиций в угольную промышленность. Если в 2002 г. они составили 9215 млн руб., в 2003 г. – 9850 млн руб., то в прошлом году они, по оценкам, увеличились до 11 558 млн руб. На этот год мы прогнозируем инвестиции в объеме 12 000 млн руб. Большую роль в повышении инвестиционной привлекательности угольной промышленности сыграло решение Правительства Российской Федерации компенсировать угольщикам из федерального бюджета разницу процентных ставок по кредитам, полученным в российских кредитных организациях для строительства шахт и разрезов, технического перевооружения, реконструкции и поддержания мощностей, а также приобретения оборудования.

Не последнюю роль в угольной отрасли играют и иностранные инвестиции. Так, благодаря зарубежному кредиту в 2004 г. завершено строительство шахты нового технического уровня "Котинская" в Кемеровской области. Украинский концерн "Энерго" реконструировал шахту "Заречная" в Кузбассе. Кроме того, иностранцы проявляют большой интерес к участию в освоении ряда перспективных угольных месторождений, таких как Эльгинское в Республике Саха, Элегестское в Республике Тыва, а также в развитии угольных и углеперерабатывающих предприятий Кузбасса.

Невозможно переоценить значение научно-технической и инновационной деятельности в отраслях ТЭК. В чем заключаются основные приоритеты научно-технологической политики в ТЭК?

Без проведения целенаправленной политики в области повышения эффективности использования топливно-энергетических ресурсов нам будет сложно добиться экономического роста. В настоящее время энергоемкость ВВП России превышает среднемировой показатель в 2,3 раза, а европейский – в 3,1 раза. К 2020 г. мы должны снизить энергоемкость ВВП в два раза по сравнению с 2000 г. Это нам вполне по силам. Сегодня излишняя энергоемкость оценивается в 39-47% годового потребления энергии. Почти третья часть этих "излишков" сосредоточена в топливно-энергетических отраслях (в том числе четверть – в электроэнергетике и теплоснабжении), еще 35-37% в промышленности и 25-27% в жилищно-коммунальном хозяйстве.
Энергоэффективность – это реформы в электроэнергетике, ЖКХ, других отраслях реального сектора экономики, и прежде всего в нефтегазовой отрасли, взвешенная тарифная и ценовая политика. В то же время это комплекс инженерных, технических и технологических мероприятий, осуществляемых в рамках сотрудничества государства и бизнеса.

Одним из инструментов реализации государственной политики является федеральная целевая программа "Энергоэффективная экономика", рассчитанная на 2002-2005 гг. и на период до 2010 г. В ней предусмотрено ужесточение требований к энергосбережению, совершенствование учета и контроля энергопотребления, а также пересмотр существующих норм, правил и регламентов, определяющих расходование топлива и энергии. Предполагается также разработать систему стимулов, превращающих энергосбережение в эффективный бизнес, например предоставить государственные гарантии и прямую финансовую поддержку эффективным энергосберегающим проектам.

Как Вы оцениваете состояние производственно-технологической базы ТЭК?

Основная проблема технической базы российской энергетики – это большое количество морально и физически устаревших мощностей. Например, степень износа основных фондов в нефтяной отрасли превышает 50%, а в нефтепереработке – 80%. Это создает большие трудности для развития отечественного ТЭК. Во-первых, поддержание этих мощностей в сколько-нибудь рабочем состоянии требует больших капиталовложений. Во-вторых, устаревшее оборудование неэффективно расходует топливо. В-третьих, изношенное оборудование просто опасно для работников отрасли, так как оно становится причиной аварий и производственных травм. Кроме того, растет отставание российского ТЭК от мирового научно-технического уровня. Так, в России недостаточно используются современные методы воздействия на пласт, у нас по большей части устаревшие перерабатывающие мощности.

В результате глубина переработки нефти по России составляет в среднем 70%, тогда как в передовых нефтеперерабатывающих державах этот показатель находится на уровне около 90%. Поэтому доля продукции нефтепереработки, получаемой по повышающим качество технологиям, низка. Еще одна проблема – рост нагрузки на окружающую природную среду.

Все вышеназванные проблемы необходимо решать, и это вполне возможно. Не стоит забывать, что Россия имеет колоссальный научно-технический потенциал, в том числе в сфере ТЭК, который, к сожалению, мало используется. Вместе с тем широкомасштабное внедрение передовых отечественных достижений с привлечением опыта зарубежных стран в технике и технологии добычи и переработки нефти и газа, сбережения в электроэнергетике позволит совершить технологический прорыв. Здесь мы опять возвращаемся к вопросу об инвестициях, поэтому, повторюсь, государство должно сосредоточить усилия на создании комфортного инвестиционного климата.

Расскажите немного поподробнее об источниках этих инвестиций и возможных схемах финансирования проектов ТЭК.

Российскому ТЭК не обойтись без частных инвесторов, которые будут играть главную роль в финансировании различных проектов. Эти инвестиции могут осуществляться за счет как собственных, так и заемных средств, на условиях проектного финансирования. Я полагаю, что в будущем до 25-30% общего объема инвестиций может составить заемный и акционерный капитал.

Я не исключаю и участия государства. Возможно, оно будет оказывать поддержку из бюджетов всех уровней проектам с высокой экономической эффективностью, имеющим стратегическое значение или высокую социальную значимость. На мой взгляд, этим критериям прежде всего соответствуют инфраструктурные проекты. Сейчас Минпромэнерго совместно с Минфином и Минэкономразвития и торговли готовят предложения по источникам и механизмам частичного финансирования за счет средств федерального бюджета работ по проектированию и строительству нефтепроводной системы "Восточная Сибирь – Тихий океан".

Как Вы оцениваете уровень международного сотрудничества в области применения высокоэффективных технологий в энергетическом секторе?

Международное сотрудничество в области применения высокоэффективных и энергосберегающих технологий в ТЭК – это один из приоритетов государственной энергетической политики России. Для развития международного сотрудничества в нашей стране создана обширная нормативно-правовая база, сформирована соответствующая институциональная инфраструктура на федеральном и региональном уровне, разработаны финансовые и экономические механизмы реализации энергосберегающих программ и проектов с участием зарубежных партнеров.

Например, Россия заключила межправительственные и межведомственные соглашения о сотрудничестве в области энергоэффективности с США, Великобританией, Данией, Италией, Норвегией, Швецией, получила кредиты от Всемирного банка и ЕБРР для реализации энергосберегающих проектов в 15 российских городах. Большую роль играют энергодиалоги, например с ЕС и США.

Существует мнение о формировании технологического уклада, в основе которого лежит новая структура энергобаланса: водородное топливо, атом и т.д. Как Вы оцениваете тенденции развития мировой энергетики? Что в ней будет наиболее важным через 30-40 лет?

Исходя из сложившегося ритма смены лидирующих технологических укладов, можно ожидать, что уже в начале следующего десятилетия начнут создаваться фундаментальные предпосылки шестого уклада, который в гораздо большей мере, чем пятый, будет отвечать характеру постиндустриального общества. Освоение шестого технологического уклада в авангардных странах начнется, вероятно, в 2010-е гг., а в 2020-е гг. он, по всей видимости, вытеснит пятый уклад.

Восстановление производственного потенциала на прежней технологической базе в ближайшем десятилетии практически невозможно – это потребовало бы инвестиций, которыми не будет располагать экономика. Значит, нужны принципиально новые технологии. В области энергетики задачи на перспективу можно сформулировать следующим образом. Это, во-первых, значительное относительное сокращение потребности в энергоресурсах на основе использования во всех отраслях-потребителях и в бытовом секторе энергосберегающих технологий и, во-вторых, использование высоких технологий для повышения нефтеотдачи пластов, углубленной переработки нефти, уменьшения потерь при передаче энергии, перевод транспорта на газовое и водородное топливо, массовое распространение, особенно в отдаленных районах Севера, мини-электростанций и мини-установок по получению топлива из газового конденсата, сжижению или сжатию газа, освоение нетрадиционных энергоресурсов.

Попробуйте спрогнозировать постводородный период: есть ли реальные альтернативы водородному топливу или на этом человечество остановится?

Давайте уточним понятия. Когда мы говорим об энергобалансе, то имеем в виду так называемую первичную энергию – уголь, нефть, газ, – а также энергию, произведенную на АЭС, ГЭС и за счет других возобновляемых источников.
Водородное топливо – вид вторичного топлива, подобно бензину, керосину, дизельному топливу. Его можно получить либо из газа, либо электролизом, разложением воды на водород и кислород. Сейчас имеются опытные и опытно-промышленные установки с использованием водорода, которые могут существенно повлиять на развитие отдельных отраслей техники уже в ближайшие 10 лет.

Совершенно иной вопрос – тенденции изменения доли отдельных составляющих мирового энергобаланса и тенденция роста энергопотребления на период до 2040 г. Если проанализировать изменение структуры потребления основных энергоносителей в мире с 1990 по 2000 г., то можно заметить, что при росте общего объема потребления энергии на 14,5% изменение потребления отдельных видов ТЭР – угля, нефти, газа и т.п. – изменилось не более чем на 2-2,5%. Как видим, темпы изменения по отдельным видам ТЭР весьма скромные, и вряд ли до 2020 г. произойдут какие-либо резкие изменения. Если взять более широкий горизонт прогнозирования, например 2040 г., то, по-видимому, относительные доли нефти и газа в энергобалансе будут уменьшаться, а доля возобновляемой энергетики и атомной энергетики – возрастать. Нельзя не учитывать и перспективы использования термоядерной энергии, успешное освоение которой может радикально изменить картину мировой энергетики. Международное научное сообщество определило 2020 г. как год принятия решения о том, насколько целесообразно и дальше интенсивно работать в этой области.

Сейчас трудно и, на мой взгляд, преждевременно говорить о конкретных очертаниях постводородной эры. Хотя ввиду невосполняемости традиционных источников энергии мировое сообщество проявляет большой интерес к водородной энергетике, пока достоинства этого направления не подтверждены.

Более того, в обозримой перспективе традиционные источники энергии продолжат играть огромную роль в мировом энергобалансе. По одной из оценок Мирового энергетического агентства, к 2100 г. доля угля, нефти, газа, гидроэнергии и атомной энергии в общем производстве энергии сократится только до 50-55%. Таким образом, разрабатывая новые, альтернативные источники энергии, не следует недооценивать ресурсы традиционной энергетики.

Следить за новостями ИНЭС: