Прогресс против традиции. Краткий курс истории России XX в. для высшего управленческого персонала | Институт экономических стратегий

Прогресс против традиции. Краткий курс истории России XX в. для высшего управленческого персонала

Номер 5-6. Россия, вперед?

Продолжение серии публикаций, посвященных историческому анализу ключевых событий минувшего века. Данная статья посвящена Февральской и Октябрьской революциям

Святослав Рыбас
Прогресс против традиции. Краткий курс истории России XX в. для высшего управленческого персонала

"Экономические стратегии", №05-06-2009, стр. 108-119

Рыбас Святослав Юрьевич – писатель, историк.

Продолжение. Начало см. в № 1/2009.

Февральская революция

Есть свидетельство, что Николай II согласился на "министерство доверия", но передумал и уехал в Ставку. На следующий день, 23 февраля, в городе начались беспорядки. Сначала это были спонтанные манифестации, вызванные слухами о близящихся перебоях в снабжении продовольствием. Основания для слухов были. 20 февраля на заседании Государственного совета

А.И. Гучков указал на плачевное состояние транспорта, чреватое перебоями в поставках. Встревоженные горожане стали делать запасы муки, печь сухари. Возник дефицит некоторых видов хлеба, у магазинов появились очереди. 23 февраля забастовало 90 тыс. человек. Комитет партии социал-демократов (большевиков) Выборгской стороны постановил начинать всеобщую забастовку. Так началась революция.

Дальнейшие события показали, что ни руководители Прогрессивного блока, ни столичные власти, ни военные не поняли характера происходящего. Это казалось временным и неопасным явлением, которое блок хотел использовать для усиления давления на правительство. Полиция и казаки вяло разгоняли или вытесняли толпу с центральных улиц. Но постепенно сопротивление толпы росло, был убит полицейский пристав, избито 28 полицейских, стреляли в казаков. Ситуация радикально изменилась, когда солдаты запасных батальонов стали защищать манифестантов и стрелять в полицейских и казаков. Это был рубеж, начало вооруженного восстания. Теперь для власти было важно не дать оппозиционерам возглавить (или использовать) стихийный протест и быстро подавить бунт. У "запасников" по условиям военного времени было два пути: либо идти под расстрел, либо быстро найти влиятельную защиту. Такой защитой могла стать только Дума.

Однако вопреки логике политического конфликта в борьбу вмешалась еще одна сила: освобожденные из тюрьмы члены "рабочей группы" ВПК направились в Таврический дворец (место заседаний Думы), там вместе с социал-демократами организовали Исполнительный комитет Совета рабочих депутатов и призвали рабочих всех заводов прислать своих депутатов (один человек от тысячи). Очень быстро Совет стал притягательным местом и для солдат, т.к. там для них организовали столовую, обеспечив простую связь с солдатскими массами.

Депутаты Думы создали Временный комитет Государственной думы, но что делать дальше, никто не знал. Реальная власть в столице принадлежала Совету. В его название добавили "и солдатских депутатов". Солдаты, расправившиеся с офицерами, были ударным отрядом революции и одновременно – противниками всякого порядка. Для того чтобы сдержать анархию вооруженных людей, Совет издал "Приказ № 1", суть которого: избирать солдатские комитеты в ротах, батальонах, полках, а также депутатов в Совет; в политических делах подчиняться только Советам и своим комитетам; оружие держать в распоряжении комитетов и не выдавать офицерам; думские приказы без подтверждения комитетом не исполнять; вводилось равноправие солдат и офицеров; отменялось отдание чести, титулование и т.д.

Таким образом, революционной властью неожиданно оказались не системные оппоненты монархического порядка из думского комитета – культурные и состоятельные люди, – а представители иных социальных слоев, крестьянские общинники в серых шинелях и разночинцы.

В Европе такие ситуации разрешались по-другому. Восстания солдат в Германии, Италии, Франции были беспощадно подавлены. В Англии на время войны забастовки были запрещены, а в Австро-Венгрии парламент не собирался.

Впрочем, Николай II еще не признал поражения, в его распоряжении были фронтовые части, что позволяло бороться за власть, имея огромные шансы на победу. При этом, конечно, надо помнить, что его жена и дети находились в Царском Селе рядом с восставшей столицей, т.е. самые близкие люди в любую минуту могли превратиться в заложников. Царю предстояло сделать страшный выбор. В его положении крайне важно было получать объективную информацию, но он ее не получал. Именно здесь роковым образом сказалось его отсутствие в столице. Верховный главнокомандующий тоже становился заложником своего окружения, которое интерпретировало получаемые из Петрограда сведения и мысленно взвешивало возможности противостоящих сторон.

В удалении от центра событий генералам казалось, что, в принципе, нет большого различия в том, появится ли "ответственное министерство" или все останется по-прежнему. Думские лидеры были людьми одного с ними круга, их нечего было опасаться.

С другой стороны, все понимали, что решение зависит от одного человека, которому они присягали – от царя. Если он решится, восстание будет раздавлено любой ценой, даже ценой потерь и отступления на фронте.

В эти дни генералы должны были сделать выбор. При этом надо учесть, что они тоже устали от войны, плохого снабжения, спекуляций в тылу, политических дрязг и правительственной чехарды, слухов о шпионах и "темных силах" вокруг императрицы.

Теперь ошибки управления перечеркивали прекрасную сказку о православной империи. Наступил решающий час. Каждый в душе делал выбор, словно голосовал за ту или иную партию в Государственной думе. За 12 лет работы парламента (Думы) выросло новое политизированное поколение.

27 февраля Николай II узнает о беспорядках в Петрограде и записывает в дневник: "Отвратительное чувство быть так далеко и получать отрывочные нехорошие известия!" Он посылает в столицу генерала Н.И. Иванова с батальоном георгиевских кавалеров "водворить порядок", вызывает с фронта 10 полков и сам направляется в Петроград, не подозревая, что тем самым отдает себя в руки революционной стихии.

В это время в столице солдаты убивали офицеров, громили богатые дома, грабили магазины. Но в Ставку передавалась ложная информация о воцарившемся спокойствии. Опираясь на нее, начальник штаба генерал Алексеев дезориентировал командующих фронтами.

28 февраля Николай II провел в дороге, не зная о делах в Петрограде. Из-за захвата железнодорожных станций "революционными войсками" царский поезд был остановлен и проследовал во Псков, в штаб Северного фронта, где Николай II фактически оказался подконтролен командованию фронта. Командующий фронта генерал Н.В. Рузский, руководствуясь ложной информацией, оказал сильное давление на Николая II, суть которого выразил свите царя: "Остается сдаваться на милость победителя". Однако Николай II не согласился передать власть "ответственному министерству". Тогда Рузский остановил отправку войск в Петроград, от имени Ставки последовало аналогичное предписание другим фронтам. После этого Николай II утратил возможность влиять на положение дел военными средствами. Ему не оставалось ничего иного, как вести переговоры с собственными генералами. В результате все командующие фронтами, в том числе великий князь Николай Николаевич, выступили за отречение императора в пользу наследника Алексея под регентством великого князя Михаила. 2 марта Николай II сдался и подписал манифест об отречении, но в пользу Михаила. Запись в его дневнике звучит как стон: "Кругом измена, и трусость, и обман!"

Перемена в адресате отречения с Алексея на Михаила, как выяснилось, не была согласована с Временным правительством. Этим воспользовались участники заговора против Николая II – новые министры А.Ф. Керенский (юстиции), Н.В. Некрасов (путей сообщения), М.И. Терещенко (финансов).

Они были масонами (ложа "Великий Восток народов России"), принципиальными противниками Церкви и монархии и настояли, чтобы великий князь Михаил тоже отрекся от престола. Определить форму государственного строя должно было Учредительное собрание.

Новая власть, согнав с трона и Михаила, разорвала с традиционной государственностью и фактически осталась нелегитимной, опираясь только на настроения общества. Отсюда было рукой подать до гражданской войны.

Главным доводом генералов, убеждающих Михаила уйти, было искреннее стремление избежать "братоубийственной войны", но они только приблизили ее.

Последняя попытка Николая II укрепить новую власть заключалась в том, что перед отречением он своим указом назначил предложенного Думой генерала Л.Г. Корнилова командующим войсками Петроградского округа, председателем Совета министров – князя Г.Е. Львова, верховным главнокомандующим – великого князя Николая Николаевича. Подписав эти указы, император Николай Александрович Романов сошел с исторической сцены.

Спустя год и три месяца его и всю его семью расстреляют на Урале. После распада Советского Союза Николай II будет как новомученик причислен к лику святых Русской Православной Церкви. При этом вопрос о его ответственности до сих пор не снят с повестки дня.

Агония государства

Теперь Временное правительство (образованное по соглашению думского Временного комитета и Совета), казалось бы, могло свободно действовать. Но на самом деле на него сразу обрушились проблемы старой власти. Во-первых, совершенно непонятно было, как реагировать на требование крестьян разделить помещичьи земли. Во-вторых, как сохранить боеспособность армии? В-третьих, как укротить солдат запасных батальонов? В-четвертых, что делать с национальными окраинами, которые хотят отделяться? В-пятых, как удержать экономику от коллапса? В-шестых, что делать с монополистами, которые поддерживали оппозицию, но не собирались снижать завышенные цены на свою продукцию?

Совет сформулировал условия поддержки формируемому Думой правительству, одно из которых – неотправление на фронт солдат запасных батальонов, и после согласия Думы поддержал образование Временного правительства. Заместитель председателя Совета А.Ф. Керенский стал министром юстиции.

Временное правительство оказалось между молотом и наковальней. Для расширения своей базы оно должно было революционизировать общество, но при этом укреплять государственный порядок. (В этом смысле оно оказалось в том же положении, что и царское правительство, которое проводило реформы и одновременно должно было сдерживать их, чтобы они не ослабили власть.)

Однако в первые месяцы после Февраля Временное правительство не встречало системного сопротивления. Революция романтическим потоком разливалась по стране, на местах создавались новые формы власти (различные комитеты), опиравшиеся на существовавшие городские думы, организации Земского и Городского союзов, кооперативы, больничные кассы, просветительские организации, профсоюзы. Через них власть осуществляла свои решения самым демократическим путем, опираясь на широкие круги образованного общества. Можно сказать, что интеллигенция, детище реформ Петра I, разрушив империю, сама стала неустойчивой властью.

В Петрограде организующую функцию власти взял на себя горный инженер Петр Иоакимович Пальчинский. Он был выдающимся деятелем Центрального ВПК, идеологом плановости государственной экономики и принципиальным противником хищничества российских монополий. Именно Пальчинский в ночь на 27 февраля направил вооруженных сторонников Временного правительства занять арсенал, телеграф, почту, вокзалы, Госбанк, экспедиции печатания ценных бумаг, Генеральный штаб. Он же задержал царский поезд. Главные идеи Пальчинского: Россия должна "избавиться от экономического гнета иностранцев, прежде всего Германии, и оставить за собой свой внутренний рынок; для победы надо напрячь все силы; осуществить "проведение в законодательном порядке кар против лиц, учреждений, организаций и отдельных групп, ставящих личные интересы выше интересов страны".

Временному правительству не удалось сдержать аппетиты производителей вооружений, металлургов, углепромышленников, торговцев продовольствием. Их влияние на власть было огромным. К тому же экономическое положение в стране все ухудшалось. С 1914 по 1917 г. государственный долг вырос в 3 раза, бюджетные расходы – в 4 раза, объем денежной массы в обращении – в 6 раз, курс бумажного рубля упал до 27 коп. Розничные цены выросли: пшеничная мука, 1 пуд (16 кг), – с 2 руб. 50 коп. до 16 руб., картофель, 1 мешок, – с 1 руб. до 7 руб., дрова, 2 м3, – с 6 руб. до 40 руб.

Возможности же правительства были ограниченны. Весьма показательно завершилась его попытка поставить союзникам хлеб по их просьбе, Англия, Франция и Италия просили соответственно 30, 20 и 7 млн пудов (при этом для внутреннего потребления не хватало 86 млн пудов). Однако местные советы и командующие фронтами отказались выполнять распоряжение Петрограда, что свидетельствовало о несамостоятельности правительства в отношении союзников, нежелании союзников учитывать интересы России, слабость новой центральной власти, силу региональных властей.

Введение 25 марта хлебной монополии и хлебных карточек вызвало недовольство буржуазных кругов. Тем не менее был издан закон об экспроприации у спекулянтов хлебных излишков в пользу государства.

Первые законы и распоряжения правительства показывали, что оно не способно быстро решить самые острые вопросы. Так, решение вопроса о земле, главнейшего для крестьян, откладывалось до предстоящего Учредительного собрания. Война должна была быть продолжена, хоть и в виде "революционного оборончества". Зато отмена смертной казни, цензуры, политическая амнистия и другие демократические меры создавали базу для всякого рода оппозиционных партий. В первые месяцы правительство поддерживали и социал-демократы (большевики), но в апреле вернувшийся из эмиграции В.И. Ленин призвал "превратить буржуазно-демократическую революцию в социалистическую". VIII апрельская Всероссийская конференция РСДРП(б) высказалась за национализацию земли, что противоречило установкам правительства, но отвечало требованиям крестьянства. Лозунги большевиков "Мира! Хлеба! Свободы!" были адресованы прежде всего патриархальному добуржуазному сознанию большинства населения и фактически обрушивали государственное строительство, основанное на эволюционности. Применять же насилие правительство не могло в виду демократических ограничений. Таким образом, власти вынуждены были тормозить революцию, а большевики все более ее разгоняли. При этом в силе воли, готовности идти до конца В.И. Ленин был явно сильнее своих оппонентов А.Ф. Керенского, П.Н. Милюкова, А.И. Гучкова, П.П. Рябушинского, П.И. Пальчинского. Он не боялся ни полного разрушения государственной машины, ни жертв и лишений, его идеалом была мировая революция, надгосударственное явление, "освобождение трудящихся всего мира".

Как ни странно, союзники своими действиями укрепляли позицию большевиков, т.к., быстро признав Временное правительство и мало заботясь о судьбе Николая II, все усилия направляли только на то, чтобы не дать России выйти из войны.

Приезд Ленина из Швейцарии был организован немецким командованием, которое связывало с его появлением в России ослабление Восточного фронта. Предвосхищая обвинения в шпионаже, Ленин потребовал отправить вместе с ним еще несколько десятков политических эмигрантов.

Выступая перед встречавшими его на Финляндском вокзале, он сказал, что "недалек час, когда по призыву Карла Либкнехта немецкий народ повернет свое оружие против капиталистических эксплуататоров". Огонь мировой революции не должен был пощадить и Германскую империю.

4 апреля Ленин выступил перед руководством партии с "Апрельскими тезисами": прекращение войны, никакой поддержки Временному правительству, создание Республики Советов, передача земли крестьянским советам, национализация банков. Руководство партии было шокировано, но Ленин настоял на принятии его программы, т.к. предвидел неспособность Временного правительства решить стоявшие перед страной проблемы.

Через две недели вспыхнул первый массовый протест в ответ на ноту министра внутренних дел Милюкова (он подтверждал обязательства России перед союзниками в продолжении войны). Большевики начали формирование Красной гвардии, вооруженных отрядов рабочих. Давление Совета привело к отставке Милюкова и военного министра Гучкова и созданию коалиционного правительства (совместно с представителями Совета). Таким образом, правительство сильно "порозовело".

В начале апреля США объявили о вступлении в войну. Теперь поражение Германии было лишь вопросом времени. 4 мая в Россию из Америки вернулся Л.Д. Троцкий, располагавший большими связями с американскими социалистическими кругами. Наряду с Лениным и вернувшимся в марте из сибирской ссылки И.В. Сталиным, Я.М. Свердловым и Л.Б. Каменевым он стал лидером большевиков.

Первую серьезную битву правительство проиграло сразу же – и западным союзникам, и большевикам, приняв лозунг "Мир без аннексий и контрибуций на основе национального самоопределения" и при этом продолжая войну. Как первый тревожный звонок прозвучало решение Совета рабочих и солдатских депутатов крупнейшей военно-морской базы, Кронштадта, о недоверии Временному правительству.

В марте – июне 1917 г. в Европейской России произошло 2944 крестьянских выступления, были разгромлены сотни помещичьих усадеб, этих центров культуры в безбрежном патриархальном море.

Солдаты массово дезертировали с фронта, чтобы успеть к земельному переделу. В ответ на захват земли Временное правительство заявило о необходимости ждать решений Учредительного собрания для принятия соответствующего закона.

3 июля в Петрограде прошла массовая антивоенная демонстрация ("полувосстание"), которая едва не закончилась свержением правительства. Демонстрацию расстреляли из пулеметов, в столице было объявлено военное положение, а большевики ушли в подполье.

Важные события происходили и на Украине, где были сильны сепаратистские тенденции. Там одновременно с региональным исполнительным комитетом Временного правительства действовала Центральная рада, созданная украинскими политиками. В нее входили военные, просветительские, земские, студенческие, творческие организации, а также товарищество украинских поступовцев (постепенновцев) и социал-демократическая партия. Центральная рада потребовала от Временного правительства предоставления Украине автономии, стала создавать свои органы на местах. Переговоры в Петрограде закончились половинчатым решением: власть на Украине передавалась краевому комиссару Центральной рады, который подчинялся министерству по делам Украины при Временном правительстве. Вопреки договоренностям Центральная рада приняла универсал, которым объявила автономию Украины, и создала правительство – Генеральный секретариат.

События на Украине спровоцировали еще один кризис Временного правительства. Кадеты, не согласные с фактическим предоставлением Украине автономии, вышли из него. Временное правительство возглавил 34-летний адвокат А.Ф. Керенский. Большинство в правительстве теперь принадлежало социалистам.

Практически одновременно с кадровыми переменами в кабинете VI съезд партии большевиков принимает решение о подготовке вооруженного восстания.

В Центральный комитет партии избраны В.И. Ленин, Л.Б. Каменев, Г.Е. Зиновьев, И.В. Сталин, Л.Д. Троцкий. Эти люди из подполья, действующие под псевдонимами, схватились не на жизнь, а на смерть с образованной либеральной прозападной элитой. Призом в борьбе была Россия. С этого момента начинается их гонка к выборам Учредительного собрания, гонка за подлинной легитимностью через завалы и пропасти реальной действительности.

Временное правительство проявляет решимость и распускает сейм Финляндии, провозгласивший независимость страны, не дождавшись Учредительного собрания. Создаются Экономический совет и Главный экономический комитет, которым поставлена задача координировать экономику страны на основе государственного регулирования. Введение контроля за железнодорожными перевозками, поставками металла, угля, нефти, вызвало недовольство не только промышленников, но и большевиков, которые увидели в этом укрепление государственного порядка.

Была ли у правительства возможность победить экономическую рассогласованность производителей и политическую ограниченность самоуправления Советов? Ответ на этот вопрос вскоре был получен.

В июле социально-экономическое положение еще более ухудшилось. В металлургии по сравнению с февралем производство упало на 40%, в текстильной промышленности – на 20%; росли безработица, инфляция, преступность. Нехватка продовольствия сильнее всего ударила по людям с низкими доходами, которые не имели возможности покупать продукты на черном рынке и даже в обычных продовольственных магазинах, где цены неуклонно росли. В начале августа стало ясно, что зимой из-за отсутствия топлива половина петроградских предприятий остановится.

Экономика по-прежнему сползала в пропасть. Теоретически остановить падение могла только диктатура, устранение большевиков и проведение реформ под силовым прикрытием. Впрочем, на реформы в духе Витте и Столыпина времени не было. Реформаторская российская социал-демократия (по западноевропейскому образцу) оказалась бессильна перед наползающим на нее автохтонным земляным ледником. К лету 1917 г. Россия оказалась разорванной по культурно-цивилизационным основаниям: петровская, дворянско-буржуазная культура – в одну сторону, допетровская, объединяющаяся с радикальной частью дворянско-буржуазной – в другую. "Сто пятьдесят миллионов", о которых говорил В.В. Маяковский, имея на своей стороне армию вооруженных крестьян и политическую партию, должны были раздавить своих более культурных оппонентов.

В.В. Вейдле, искусствовед и политолог "белой эмиграции", очень точно определил, что в основе цивилизационного разрыва – "полное безусловное недоверие ко всему официальному, законному, т.е. ко всей той половине Русской земли, которая не народ… При встрече с народом новая Россия разбилась о наследие Древней Руси, не преобразованное Петром и его преемниками на троне или у трона… Лучшей гарантией успеха было для революции истребление правящего культурного слоя, и эту гарантию Ленин от народа получил. После Октября полуинтеллигенты пришли к власти, а интеллигенция более культурного уровня оказалось выгнанной или уничтоженной" (1).

Поэтому попытки правительства, используя законодательные средства, успокоить и повернуть массовые ожидания в русло согласования интересов были неэффективны.

Кризис наступил после провала июльского наступления на фронте. Главнокомандующий Л.Г. Корнилов для приведения частей в боеспособное состояние потребовал введения на фронте смертной казни, милитаризации тыла, создания концентрационных лагерей, запрета митингов, демонстраций и забастовок. В той или иной степени все это уже применялось в Европе. Керенский колебался. На открывшемся 2 августа в Москве Государственном совещании войсковой атаман Донского казачьего войска генерал А.М. Каледин высказал требования военных: "Расхищению государственной власти центральными и местными комитетами и Советами должен быть немедленно и резко поставлен предел".

За Корниловым стояли финансово-промышленные круги (П.П. Рябушинский, А.И. Путилов) и кадетская партия. Экономическая обстановка ухудшалась катастрофически. Хлебная монополия заморозила цены на продовольствие, тогда как цены на промышленные товары и инфляция росли с бешеной скоростью. Поэтому, не получая справедливой цены, деревня прекратила продажу хлеба.

Таким образом, очень быстро после "весны свободы" наступил конец иллюзиям, замаячила угроза переворота. "Заговор Корнилова" только усугубил дело. Керенский совершил двойную ошибку: сначала, поддавшись давлению военных, он санкционировал введение в столице военного положения и беспощадное подавление большевистских сил, но затем, когда в Петроград были направлены войска и Керенский понял, что хозяевами положения станут генералы, он объявил о "заговоре" и призвал общество к сопротивлению.

28 августа в виду близкой победы Корнилова резко поднялись цены на акции на Петроградской фондовой бирже. Однако настроение масс было антикорниловским. Петроградский совет решительно выступил за организацию отпора. Отдельных офицеров, заподозренных в сочувствии перевороту, убивали; профсоюз железнодорожников (Викжель) заблокировал маршруты продвижения войск на столицу. Внутренний конфликт, вырвавшись наружу, взорвал власть. Армия была окончательно деморализована, правительство потеряло свою главную опору. На сцене появилась новая вооруженная сила: 20 тыс. петроградских рабочих по разрешению правительства получили винтовки для отражения "корниловского мятежа".

Петроградская большевистская организация обладала необходимой структурой и аппаратом, чтобы поднять на отпор контрреволюции все имеющиеся в городе рабочие и солдатские массы. Во многом эта политическая акция была стихийной и объединила все политические силы левее кадетов. На этом фоне становилось особенно заметно ослабление правительства.

Заводской комитет Сестрорецкого оружейного завода передал вновь созданной рабочей Красной гвардии тысячи винтовок и патроны. Выдавали оружие и из арсенала Петропавловской крепости. По требованию большевиков были выпущены из тюрем их однопартийцы, осужденные за участие в восстании третьего июля. Крупнейшие петроградские заводы (Путиловский, Металлический, Новоадмиралтейский, Судостроительный) потребовали: "Государственная власть не должна ни одной минуты оставаться в руках контрреволюционной буржуазии. Она должна перейти в руки рабочих, солдат и беднейших крестьян и быть ответственной перед Советами рабочих и солдатских депутатов".

Подобные декларации были выдвинуты всеми воинскими частями Петроградского гарнизона. 19 судовых комитетов Балтфлота постановили поднять на своих кораблях красные флаги; Центробалт поддержал это решение.

При этом настроение Петроградского совета тоже сильно сдвинулось влево. Так, 1 сентября в пять часов утра (!) после нескольких часов дебатов депутаты приняли предложенную большевиком Л.Б. Каменевым декларацию. В ней содержалось требование отстранения от власти всех представителей буржуазии и создание правительства "из революционного пролетариата и крестьянства", основные задачи которого: провозглашение демократической республики, конфискация без выкупа всех помещичьих земель и передача их крестьянским комитетам впредь до решения Учредительского собрания; введение рабочего контроля на производстве, национализация важнейших отраслей промышленности, предложение народам воюющих стран всеобщего демократического мира.

С каждым днем ситуация для правительства делалась все хуже и хуже.

Ленин сразу после разгрома Корнилова предлагал "соглашателям", т.е. эсерам и меньшевикам в ЦИКе, компромисс и формирование коалиционного правительства, те предпочли не заметить предложения.

Западные дипломаты, представляемые английским послом Джорджем Бьюкененом, убеждали Керенского начать переговоры с Корниловым, что привело премьера в растерянность.

"Поражение Керенского было сильно ускорено и в конце концов наступило из-за глупости союзников, – вспоминал представитель американского Красного Креста полковник Раймонд Робинс, прибывший в Россию в августе 1917 г. – Они непрерывно толкали его вправо, в то время как массы России неуклонно двигались влево… Моя встреча с Керенским произошла в царской библиотеке. Он обсуждал со мной сложившуюся ситуацию, когда ему было предложено превратить кабинет министров в исполнительный орган социального устройства России, а Совет – в законодательный и общий народный контроль. Он проявил к этой идее большой интерес и высказывался о ней одобрительно. Раскинув руки с нервно сжатыми пальцами на царском письменном столе, он страстно сказал: "Союзники заставили меня агитировать за западноевропейский либерализм…"" (2)

Влияние союзников можно считать одним из решающих факторов поражения Февраля. Не будет преувеличением сказать, что Запад приговорил Керенского и весь социалистический эксперимент умеренного толка как непродуктивный в условиях войны. Союзники не побоялись усиления леворадикалов во главе с Лениным. Наоборот, даже если Ленин захватит власть, считали они, он не продержится больше трех-четырех недель, и тогда власть в России перейдет к правым.

Октябрьская революция

В ночь с 24 на 25 октября под силовым давлением пробольшевистски настроенных солдат, матросов и Красной гвардии Временное правительство пало.

В условиях войны и экономического кризиса оно оказалось не в состоянии укрепить государство, удовлетворить социальные требования большинства населения. Первые декреты Советской власти "О земле", "О мире", "О рабочем контроле" и Декларация прав народов России перевели реверс революции на "полный вперед" и сразу оставили в прошлом либеральные партии, уповавшие на парламентские решения будущего Учредительного собрания. Безоговорочно разделавшись с историческими традициями, российский либерализм провалился в пропасть. Новая власть продолжила развал старой государственности, разгромив остатки дореволюционной системы управления (городские думы, судебную систему, земские организации), а также зарождавшиеся структуры демократического управления. Предстояло строить новое здание государства. Ленин видел в Советах основу демократической саморазвивающейся системы, которую образуют трудящиеся ("производители, а не паразиты"). Однако Советы были неоднородны, их депутаты представляли различные группы интересов, совместить которые было трудно, а то и невозможно. Тем не менее в Советах преодолевался разрыв между законодательной и исполнительной властью и присутствовала мощная энергия реальной демократии.

На заключительном заседании II съезда Советов было образовано новое правительство, Совет народных комиссаров (Совнарком) в составе исключительно большевиков: В.И. Ленин – председатель, Л.Д. Троцкий – нарком иностранных дел, А.И. Рыков – нарком внутренних дел, А.В. Луначарский – нарком просвещения, И.В. Сталин – нарком по делам национальностей и др. Для оперативного управления внутри Совнаркома была образована так называемая "четверка": Ленин, Сталин, Троцкий, Свердлов. Избран Всероссийский центральный исполнительный комитет (ВЦИК), в котором большинство было за ленинцами и левыми эсерами. Но аппараты всех министерств игнорировали Совнарком, отказавшись с ним работать.

Новой власти требовалось привлечь на свою сторону как можно большую часть образованного общества, то есть все партии социалистического толка (эсеры, меньшевики, меньшевики-интернационалисты), для создания коалиционного правительства. Однако изначально это была невыполнимая задача: силовой захват власти уже вывел большевиков за рамки демократического согласования интересов. За создание коалиционного правительства выступил и Викжель, что придавало ситуации боевое содержание: было памятно решающее участие железнодорожников в остановке движения корниловских дивизий на Петроград. Обстановка усугублялась тем, что бежавший на Северный фронт Керенский теперь возвращался с войсками под командованием генерала П.Н. Краснова.

Многие в руководстве большевиков дрогнули. Председатель ВЦИК Каменев, а также новоиспеченные комиссары Рыков, Зиновьев, Луначарский и еще несколько других вступили в переговоры с меньшевиками и эсерами. Однако этому воспротивились Сталин и Свердлов. На заседании ЦК был выдвинут ультиматум – соглашатели должны были подчиниться партийной дисциплине.

Новым председателем ВЦИК стал Свердлов. Совнарком отдал приказ Главнокомандующему генералу Н.Н. Духонину немедленно начать переговоры с немцами о перемирии – таким образом наносился удар по политическим противникам и одновременно массам демонстрировалась воля новой власти. Но Духонин отказался выполнять приказ. Совнарком завис в воздухе без правительственного аппарата и офицерского корпуса. Как вспоминал Сталин, "минута была жуткая".

И тут Ленина озарило: он обратился по радио непосредственно к солдатам с призывом "окружить генералов, прекратить военные действия, связаться с австро-германскими солдатами и взять дело мира в собственные руки". Ленина не волновало, что армия полностью вырвется из-под государственной руки и страну накроет волна насилия. В любом случае царской армии как боевой структуры уже не существовало.

Духонин был смещен солдатами и убит – поднят на штыки. Поход Керенского и Краснова на Петроград был отбит. Провалилась и попытка юнкеров организовать сопротивление в столице. Большевики получили передышку, которую употребили на окончательное устранение конкурентов с политического поля и формирование новой государственности.

28 октября был опубликован Декрет о печати: запрещались контрреволюционные издания. К 1 ноября советская власть была установлена в Москве, Баку, Ташкенте, Ярославле, Твери, Смоленске, Рязани, Нижнем Новгороде, Казани, Самаре, Саратове, Ростове, Уфе. 2 ноября – Декларация прав народов России провозглашала равенство и суверенность народов России и их право на свободное самоопределение "вплоть до отделения". Таким образом национальные окраины становились союзниками большевиков. Этим сразу воспользовались в Киеве и Хельсинки. Центральная рада объявила о создании Украинской Народной Республики, а Финляндия – о независимости. 14 ноября вышло Положение о рабочем контроле на предприятиях (избирались фабрично-заводские комитеты, высший орган – Всероссийский совет народного контроля). 20 ноября обнародован призыв Ленина и Сталина к мусульманам России и Востока начать борьбу за освобождение от всех форм угнетения. 22 ноября – реорганизация системы судопроизводства (избрание судей, создание революционных трибуналов). 28 ноября – Декрет об аресте руководителей партии кадетов по обвинению в подготовке гражданской войны. 2 декабря создан Высший совет народного хозяйства (ВСНХ). 2 декабря в Брест-Литовске заключено перемирие с германским командованием на 28 дней. 7 декабря создана Всероссийская чрезвычайная комиссия по борьбе с саботажем и контрреволюцией (ВЧК) под председательством Ф.Э. Дзержинского. 9 декабря большевики и левые эсеры создают коалиционное правительство. 12 декабря в Харькове на I Всеукраинском съезде Советов Украина провозглашена Республикой Советов рабочих, солдатских и селянских депутатов. 22 декабря национализированы банки, 27 декабря – Путиловские заводы. 27 декабря после безуспешных попыток привлечь к переговорам Англию, Францию и США возобновились переговоры с немцами в Брест-Литовске.

За два месяца большевики заложили основы своей власти и показали, что в отличие от демократического Временного правительства они будут действовать крайне решительно. Сословное деление общества было отменено, теперь все стали равноправными гражданами. Страна без определенной государственной системы и уже без прошлого начинала путь в неизведанное. Высшим руководством стало Политбюро партии большевиков, но исполнительная и экономическая власть осуществлялась другими органами, где большинство принадлежало специалистам-профессионалам, людям некоммунистических взглядов. Власти некем было их заменить, и поэтому управленческая система представляла собой конгломерат самых разных кадров. Первые шаги свидетельствовали о противоречивости Совнаркома: с одной стороны, Ленин опирался на самые разрушительные силы низов, а с другой – передавал управленческую инициативу заводским комитетам и партийным организациям. У западных наблюдателей были все основания считать, что "успех большевиков в Петрограде будет мимолетным" (французский посол Жозеф Нуланс).

Момент истины наступил с начала работы демократически избранного Учредительного собрания, запоздалого детища Февральской революции. Оказалось, что первоочередные задачи, которые оно должно было решить, большевики уже решили.

В его составе большевикам принадлежало 24%, эсерам, меньшевикам и т.д. – 59%, кадетам – 17%. Фактически это было отражением послефевральской политической ситуации ("полуобломовская-полуманиловская", по Троцкому).

Собрание должно было открыться, но никаких шансов на долгое существование у него не было.

В полдень 5 января 1918 г. к Таврическому дворцу стали подходить многочисленные демонстранты с лозунгами "Вся власть Учредительному собранию!". Охранявшие дворец красные латышские стрелки, которые стали ленинскими преторианцами, приказали шедшим с Литейного проспекта демонстрантам остановиться. Те не подчинились. Тогда с расстояния в несколько метров последовал винтовочный залп. 8 или 10 человек были убиты, около 20 тяжело ранены. Толпа разбежалась. Брошенные плакаты латыши сожгли. Через час они расстреляли еще одну колонну и снова сожгли плакаты. Всего погибло до 30 человек, 200 было ранено.

Собрание все же открылось. Председатель ЦИК Свердлов своим могучим басом зачитал "Декларацию прав трудящегося и эксплуатируемого народа, автором которой был Ленин. Россия объявлялась Республикой Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов; вся власть передавалась Советам: частная собственность отменялась и становилась государственной; создавалась социалистическая Красная Армия; вводилась трудовая повинность.

Согласно Декларации, Учредительное собрание должно было поддержать Советскую власть и декреты Совнаркома; на этом его задача исчерпывалась. Однако большинство депутатов, хотя и были сторонниками социализма, не согласились с такой ролью парламента. Тогда после тринадцати часов дебатов охрана закрыла заседание. Последней резолюцией Учредительного собрания было упразднение в России монархии и введение республиканской формы правления. Династия Романовых окончательно утратила свои права.

Продолжение следует.

ПЭС 8299/14.11.2009

Примечания

1. Вейдле В.В. Умирание искусства. М., 2001, с. 141-143, 255.

2. Из архивных бумаг американского полковника Раймонда Робинса, хранящихся в фондах исторического общества штата Висконсин, г. Мадисон, США. Правда. 1989. 21 апреля.


 

Следить за новостями ИНЭС: