Мой главный принцип — все будет хорошо! | Институт экономических стратегий

Мой главный принцип — все будет хорошо!

Номер 5-6. Россия, вперед?

Свидетельством успешной деятельности Александра Владимировича Ивлева, партнера и члена совета директоров компании «Эрнст энд Янг (СНГ) Б В» в странах СНГ стало его включение в «золотую сотню» президентского кадрового резерва. В интервью главному редактору «ЭС» Александру Агееву А.В. Ивлев подробно характеризует проблематику инвестиционной отрасли в России, анализирует состояние российской экономики в целом и делится мнением по некоторым общечеловеческим вопросам.

Александр Ивлев
Мой главный принцип – все будет хорошо!

"Экономические стратегии", №05-06-2009, стр. 14-17

Свидетельством успешной деятельности Александра Владимировича Ивлева, партнера и члена совета директоров компании "Эрнст энд Янг (СНГ) Б.В." в странах СНГ, стало его включение в "золотую сотню" президентского кадрового резерва. В интервью главному редактору "ЭС" Александру Агееву А.В. Ивлев подробно характеризует проблематику инвестиционной отрасли в России, анализирует состояние российской экономики в целом и делится мнением по некоторым общечеловеческим вопросам.

Александр Владимирович, прошел почти год, с тех пор как Вас включили в сотню лучших управленцев страны. Как за это время изменилась Ваша жизнь?

Я бы сказал, что это не только лучшие управленцы страны, а скорее люди, которые рассматриваются как потенциал для создания более эффективной структуры государственного управления.
Очень важно, что есть группа специалистов, на которых государство может рассчитывать. С моей точки зрения, использовать их нужно именно в сфере их компетенций – в этом случае их знания и опыт могут принести максимальную пользу. С одной стороны, мне было очень приятно узнать, что я попал в кадровый резерв Президента, но с другой – возникли опасения по поводу того, что мои знания и навыки не будут соответствовать тем задачам, которые может поставить передо мной государство. Кстати, я считаю, что не обязательно немедленно привлекать членов кадрового резерва на госслужбу или на работу в госкорпорации, они могли бы участвовать в решении каких-то одноразовых задач – например, в разработке того или иного законопроекта.

Назовите, пожалуйста, три-пять важнейших проблем, в решении которых Вы хотели бы принять участие.

Я занимаюсь улучшением инвестиционного климата, и здесь есть три вопроса, которые необходимо решить в ближайшее время. Прежде всего это создание эффективной инфраструктуры – ее отсутствие сегодня в значительной степени тормозит наращивание объемов иностранных инвестиций в России. Вторая проблема, на которую я хотел бы обратить внимание, – административные барьеры, осложняющие работу инвесторов. Это и неоднозначная трактовка законодательства, и коррупция. К сожалению, органы государственной власти недостаточно эффективно и быстро реагируют на запросы бизнеса. Например, года три назад крупная иностранная компания намеревалась построить современный завод в одном из российских регионов. Однако землю, на которой он должен был строиться, нужно было вывести из разряда сельхозугодий, и на это у них ушло больше года. В результате они ушли из этого региона, купили другой завод и переделали его. За тот год, что компания потратила на согласования, в другой стране они построили два точно таких же завода. О чем это говорит? О том, что нам есть над чем работать. И третья проблема – это завоевание доверия иностранных инвесторов. Пока они относятся к нам с большой опаской.

В немалой степени этим мы обязаны тому, что средства массовой информации и на Западе, и у нас, обращаясь к российской проблематике, любят сгущать краски. Конечно, в России бывает не- просто, но, несмотря на это, иностранные инвесторы в конечном итоге всегда решают все проблемы. Однако на Западе это все представляется совершенно по-другому, в СМИ немало выдуманных историй, разного рода "ужастиков", а положительные примеры очень часто замалчиваются. На самом деле в России имеются широкие возможности и ресурсы для того, чтобы заявить о себе на Западе. Например, у нас есть Консультативный совет по иностранным инвестициям, где руководители компаний раз в год встречаются с Премьер-министром. Можно было бы проводить пресс-конференции, на которых зарубежные бизнесмены расскажут о положительных примерах работы в России. Они в любой аудитории охотно говорят о том, что в России хорошая маржа – выше, чем в Китае, Бразилии или Индии, – немалые преимущества с точки зрения производства, хорошее налоговое законодательство. Кроме того, наша страна имеет выгодное географическое положение. Да, есть проблемы с администрированием налогов, но система в целом работает. Люди готовы говорить, просто мы сами недооцениваем тот эффект, который можно было бы получить, организуя подобные совместные PR-проекты. Другими словами, нам нужно лучше выстраивать коммуникационные стратегии. Когда мы создали налоговый и таможенный кодексы, которые полностью соответствовали ожиданиям инвесторов и российского бизнеса, про это на Западе практически не писали и не говорили. Многие российские компании с точки зрения осуществления операций уже работают практически так же, как и ведущие западные корпорации. Но об этом мало рассказывают.

Более двадцати лет Ваша компания является вдохновителем и учредителем конкурса "Предприниматель года". Какова основная цель программы?

Чтобы поддерживать российское предпринимательство, мы проводим конкурс "Предприниматель года". Это глобальная программа, запущенная в 1986 г., она сейчас проводится в 50 странах мира. Наши предприниматели, которые приезжают на эту церемонию, смотрятся не хуже, чем ведущие бизнесмены из Азии, Африки, Америки, Европы. Например, такие как победитель конкурса "Предприниматель года – 2007" – глава компании Cirque du Soleil, который сейчас слетал в космос.

И это очень приятно, поскольку свидетельствует о том, что наши предприниматели ведут бизнес на уровне мировых стандартов, используют лучшие технологии, современные принципы корпоративного управления. К сожалению, финансовая система пока не позволяет в достаточной степени финансировать развитие предпринимательского сегмента, есть административные барьеры, но тем не менее тенденции очень хорошие.

Какие критерии в этом конкурсе наиболее важны?

Его участником может быть только собственник или наемный менеджер, который с самого начала ведет данный бизнес. Учитывается дух предпринимательства, оценивается то, какие инновационные идеи человек привносит в бизнес, как его бизнес растет, как он работает с людьми, каковы его человеческие качества, какое влияние он оказывает на окружающих. Очень важный показатель – социальная значимость проектов, которые ведет предприниматель. Конкурсантов оценивает независимое жюри, в состав которого входят представители крупного бизнеса: президент Общероссийской общественной организации "ОПОРА России" Сергей Борисов, председатель Совета директоров группы "Автолайн" Никита Музыря, исполнительный директор Ассоциации менеджеров России Сергей Литовченко, председатель Совета директоров холдинга "ГМР. Планета Гостеприимства" Мераб Елашвили, председатель Совета директоров холдинга "Росинтер Ресторантс" Рос-тислав Ордовский-Танаевский и многие другие. В конце ноября проводится награждение победителей, а в конце мая представитель нашей страны едет в Монте-Карло на глобальный конкурс.

Сколько человек в среднем участвует в конкурсе?

Как правило, 40-50. В последнее время стало больше участников из регионов, и это очень хорошо. Их выдвигают бизнес-ассоциации, РСПП, ГУ-ВШЭ, но есть и кандидаты, которые по собственной инициативе подают заявку на участие в конкурсе.

В рейтинге, который приводится в Давосском ежегодном докладе о конкурентоспособности, Россия занимает только 60-е место. Получается, что она, практически перейдя в разряд стран с цивилизованным предпринимательством, тем не менее является середнячком?

Дело в том, что, как я уже говорил, наряду с успехами у нас немало проблем.

И из-за них положение России в рейтинге снижается баллов на 30?

Не могу сказать точно, на сколько именно баллов, да это и не столь важно. У нас есть недочеты и упущения, но, мне кажется, ситуацию надо рассматривать с точки зрения возможности учета тех ошибок, которые были допущены на других рынках. Кризис показал, что тот или иной рынок, исторически считавшийся наиболее стабильным, не всегда развивается идеально – он рушится в один момент и всех тащит за собой. Правда, надо признать, что из кризиса он выходит быстрее, чем другие. Американцы сумели создать эффективную систему возобновления активности в области потребительского спроса. Нам предстоит еще выйти на те же самые показатели, позитивное движение налицо.

А когда Вы это ощутили?

Летом.

Какой Вы видите Россию в 2020 г.?

Думаю, у нас есть все возможности наладить нормальные отношения со странами СНГ. Несмотря на политические трения, которые имеют место с Украиной и Беларусью, они являются нашими ближайшими соседями, близки нам по культуре. Я предвижу более тесную интеграцию стран СНГ в области экономики, а также создание каких-то новых альянсов. Полагаю, отношения с Европой также будут улучшаться. Россия выйдет на лидирующие позиции в мировой экономике, движения назад не будет – ниже 60-го места опускаться уже нельзя, поэтому нам предстоит подняться.

До какого же уровня мы можем подняться?

Трудно сказать. Давайте не будем гадать. За последние годы сделано немало. Нам удалось достичь внутренней стабильности за счет улучшения ситуации в политике, экономике, социальной сфере. Реформы не прошли бесследно, уровень иностранных инвестиций вырос в десятки раз. Посмотрите, какую продукцию сегодня выпускают российские предприятия – по сравнению с 2000 г. ее качество значительно повысилось. Сейчас много говорят о том, что нужно диверсифицировать экономику, больше вкладывать в инфраструктуру. Те задачи, которые государство поставило перед собой в 2000 г., сегодня выполнены, регуляторная база создана, и началась вторая фаза развития нашей экономики. Теперь нужно, чтобы этот механизм и инструменты, которые были разработаны и которые по определению отвечают общественным потребностям, заработали.

А есть политическая воля, чтобы они заработали, как Вы думаете?

В том-то и дело, что есть. За последние 20 лет изменился менталитет россиян: у людей поменялось отношение к частной собственности, появилась заинтересованность в правовом обеспечении неприкосновенности этой собственности. Если в середине 1990-х гг. все вопросы решались при помощи денег, то сегодня бизнесмены хотят четких правил игры, чтобы все было транспарентно, понятно и чтобы их защищал закон, чтобы не было купленных судов.

Значит, суды пока в основном куплены?

Я бы так не сказал, но по поводу работы судебной системы возникает немало вопросов. Проблемы есть, и государство намерено их решать.

Как Вы оцениваете реформу высшего образования и введение ЕГЭ?

На эту тему можно много говорить, но на сегодняшний день я с этим не сталкивался. У меня две дочки, они учатся в 45-й гимназии. Младшая – во втором классе прогимназии, а старшая – в девятом. Качеством образования, которое дают моим детям в гимназии, я доволен. Другой вопрос, как государство финансирует школу. С моей точки зрения, надо изыскивать возможности для увеличения финансирования. Это позволит заложить прочную основу на будущее.

Что Вам дала школа бизнеса Чикагского университета?

Не могу сказать, что Чикагский университет открыл мне совершенно новый мир, но он помог мне систематизировать накопленный опыт – так сказать, проверить практику теорией. Еще я там освоил международный язык бизнеса. В программе участвовали люди из других стран: итальянцы, французы, американцы, немцы, англичане, и мы, работая в группах, говорили на одном языке, понимали друг друга с полуслова. Это говорит о том, что я, в принципе, могу работать в любой стране мира.

Сформулируйте, пожалуйста, три главных управленческих принципа Александра Ивлева.

Главный принцип – это оптимизм. Все будет хорошо, потому что умные люди всегда договорятся и найдут решение всех проблем. Второе – это люди, с которыми ты работаешь. Для того чтобы успешно решать поставленные задачи, нужно иметь возможность взаимодействовать, полагаться и, скажем так, получать поддержку людей, которые вокруг тебя. Я верю в командный дух и сплоченность коллектива, с которым работаю. И третье: ни при каких обстоятельствах нельзя сдаваться, даже тогда, когда кажется, что все проиграно. Принцип профессионала – биться до конца и побеждать.

Вам доводилось проигрывать?

А что значит "проигрывать"? Это понятия относительные. Есть проигрыш тактический, а есть – стратегический. Так вот, тактически я проигрывал.

А стратегически линия Вашей жизни достаточно четкая?

Да, четкая. Я окончил институт и пошел работать в Кремль, в Верховный Совет СССР, занимался межпарламентскими отношениями СССР и США. Интересная работа. Потом СССР развалился, и я четыре месяца был без работы – жить не на что, мы с женой ждем ребенка. Потом я стал секретарем в немецкой компании, позже занялся продажей машин, приватизацией таксопарков, чем только не занимался. Можно ли это считать проигрышем? Да. Но, проигрывая тактически, я стратегически выигрывал, потому что приобретал определенные свойства характера и новый опыт, который невозможно получить в других условиях. Я прошел очень жесткую школу и, когда в 1995 г. пришел в "Эрнст энд Янг", уже хорошо знал, как надо работать в коллективе и отстаивать те принципы, в которые веришь.

Поскольку Вы также и отец, то назовите, пожалуйста, три основных принципа воспитания.

Я бы сказал так: нельзя насильно заставлять детей делать то, что им не нравится.

Практически все члены президентского резерва, с которыми мы беседовали, называют этот принцип одним из первых.

Обязательно нужно, чтобы ребенок имел возможность чувствовать себя личностью и ощущал свою значимость. Второй принцип: очень важно, чтобы ребенок гармонично развивался – не только духовно, но и физически.
Я своих дочек приобщаю к спорту – младшая в теннис играет, старшая плавает, горными лыжами занимается. И третий принцип: детей надо воспитывать так, чтобы они гордились тем, что являются россиянами, и в то же время ощущали себя частью человечества, не испытывали дискомфорта, общаясь с людьми из других стран.

Какие, на Ваш взгляд, управленческие ошибки привели к развалу СССР?

Первая ошибка – это то, что мы на глазах у всего мира предали своих друзей – тех, кто поддерживал СССР в те годы. Достаточно вспомнить Эриха Хоннекера и других лидеров дружественных стран Восточного блока.

Получается, что наша страна – предатель?

Не страна – люди. Так поступать нельзя. Вторая ошибка: уходя из Восточной Европы, мы отдали многое из того, что досталось нам в поствоенное время, и, таким образом, предали свой народ.
И третье: в 1990-е гг. мы чуть было не осуществили дезинтеграцию страны. Путин, став Президентом, снова собрал страну вместе, и это дорогого стоит.

У Вас есть любимый девиз, поговорка, формула жизни?

Мой главный принцип – все будет хорошо!

ПЭС 9226/02.10.2009

Следить за новостями ИНЭС: