Международные суды и участие России в их деятельности | Институт экономических стратегий

Международные суды и участие России в их деятельности

Номер 7. Детектор ошибок

В статье проанализировано развитие института международного правосудия, а также приведена его структура и принципы деятельности в настоящее время.

Владислав Толстых
Международные суды и участие России в их деятельности

"Экономические стратегии", №07-2009, стр. 78-85

Толстых Владислав Леонидович – д.ю.н., профессор Российской академии правосудия.

Идея международного суда и ее реализация на практике

Международное правосудие является относительно новым феноменом (если не рассматривать третейские суды, которые использовались еще в Древнем мире). На становление системы международного правосудия повлияли различные факторы: стремление к "вечному миру", опыт мировых войн, деятельность международных организаций, универсализация международного права.

Известный русский ученый Л.А. Камаровский отмечал: "Идея международного суда с течением веков отделилась от другой, гораздо более древней и более широкой идеи мира. Призванная служить ей, она, однако, существенно отличается от нее своим юридическим основанием и практическими выводами. Ее никак нельзя считать только одним из видоизменений проектов вечного мира, хотя весьма многие писатели впадают в эту немаловажную ошибку. В этих проектах она берет свое начало, но по своей внутренней природе, в силу присущего ей юридического принципа и по всему своему дальнейшему направлению она принимает самостоятельный характер. Не мир сам по себе или во что бы то ни стало, но мир, юридически организованный и обеспеченный, – ее идеал. Только по своей конечной цели, как и в начале, обе эти идеи, можно допустить, призваны слиться в одну – высшего и гармоничного порядка человеческой жизни на всех ее ступенях, но это не лишает идею международного суда ее самостоятельности" (1).

Становление системы международного правосудия началось с активизации деятельности международных третейских судов во второй половине XIX в.; большое значение имел арбитраж по делу "Алабамы". Следующим важным шагом стало учреждение в 1899 г. Постоянной палаты третейского суда. Наконец, Статут Лиги Наций, являющийся частью Версальского мирного договора 1919 г., предусмотрел создание Постоянной палаты международного правосудия – первого постоянного международного суда.

Следующим этапом в развитии системы международного правосудия стал период после окончания Второй мировой войны, когда были созданы Нюрнбергский и Токийский военные трибуналы, Международный суд ООН, Европейский суд по правам человека. Деятельность первых международных судов оказалась весьма эффективной; таким образом, плодотворность идеи международного правосудия была обоснована эмпирическим путем. В настоящее время международные суды являются фундаментальным элементом международного правопорядка, а их решения – важнейшим фактором развития международного права.

Схематически система международного правосудия выглядит следующим образом:

Суды, рассматривающие споры между государствами

Универсальные суды

  • Постоянная палата международного правосудия Лиги Наций
  • Международный суд ООН
  • Международный трибунал по морскому праву

Региональные суды

  • Экономический суд СНГ
  • Суд Европейских сообществ
  • Суд Общего рынка Восточной и Южной Африки
  • Центрально-Американский суд
  • Карибский суд
  • Суд Андского сообщества

Третейские суды

  • Постоянная палата третейского суда
  • Третейские суды ad hoc

Суды, рассматривающие споры между государствами и частными лицами

Суды по правам человека

  • Европейский суд по правам человека
  • Межамериканский суд по правам человека
  • Африканский суд по правам человека и народов

Уголовные суды и трибуналы

  • Нюрнбергский трибунал (Международный военный трибунал для суда и наказания главных военных преступников европейских стран оси)
  • Токийский трибунал (Международный военный трибунал для Дальнего Востока)
  • Трибунал по Югославии
  • Трибунал по Руанде
  • Международный уголовный суд

Административные трибуналы

  • Административный трибунал ООН
  • Административный трибунал ЮНЕСКО

Третейские суды

  • Международный центр по урегулированию инвестиционных споров
  • Третейские суды ad hoc

Международные суды не образуют иерархичной системы: каждый суд рассматривает споры между определенными субъектами на основе определенных норм права.

Юрисдикция международных судов

Международные суды осуществляют юрисдикцию только при наличии согласия обеих сторон спора. Данная особенность вытекает из отсутствия в международном правопорядке наднациональной власти и из принципа суверенного равенства. Таким образом, любой международный суд имеет третейскую природу.

Договорный характер юрисдикции международных судов определяет юридическую силу их решений. С одной стороны, поскольку договор о передаче спора в суд является обязательным для сторон, обязательным для них будет и судебное решение. С другой стороны, поскольку изменение договора возможно по соглашению сторон, стороны могут отступить от судебного решения по взаимной договоренности.

Договорный характер юрисдикции определяет относительную скудность международной судебной практики. Многие государства не соглашаются на рассмотрение международными судами споров с их участием либо оспаривают компетенцию этих судов, когда такое согласие было дано заранее. Большинство международных споров разрешаются при помощи согласительных процедур (переговоров, посредничества и пр.), которые в большей степени зависят от сторон спора, чем судебные процедуры.

Существуют два основных способа признания юрисдикции международных судов: во-первых, после возникновения спора стороны могут заключить соглашение о его передаче в суд; во-вторых, стороны могут заранее признать компетенцию суда в отношении будущих споров с их участием (например, закрепив в международном договоре условие, в соответствии с которым споры, вытекающие из данного договора, должны передаваться в суд).

При решении вопроса о признании юрисдикции международных судов значение имеют различные интересы и соображения, как правило носящие политический характер. В некоторых случаях, однако, такое признание зависит от юридических факторов. Например, при ратификации Статута Международного уголовного суда (МУС) многие государства устанавливали соответствие его положений национальным конституциям.

В частности, обсуждалась проблема соотношения правил Статута о передаче государством собственных граждан в распоряжение МУС с конституционным запретом выдачи собственных граждан иностранному государству, а также проблема распространения юрисдикции МУС на должностных лиц, обладающих иммунитетами в соответствии с национальными конституциями.

В 1999 г. по этому поводу высказались Конституционный совет Франции, Государственный совет Бельгии и Государственный совет Испании, в 2001 г. – Конституционный суд Украины. Во многих случаях компетентные органы находили противоречия между Статутом и национальными конституциями. Конституционный суд Украины определил, что Конституции Украины противоречит ч. 10 Преамбулы и ст. 1 Статута, в соответствии с которыми МУС "дополняет национальные системы уголовного правосудия". В некоторых странах (Франция, Люксембург) в национальные конституции были внесены изменения с целью ратификации Статута.
РФ не ратифицировала Статут МУС. Тем не менее в отечественной доктрине распространенной является точка зрения, в соответствии с которой передача гражданина в распоряжение МУС и его выдача иностранному государству – разные процедуры, следовательно, Статут не противоречит в этом вопросе ч. 1 ст. 61 Конституции РФ (2).

Представляется, что концепция "согласованного толкования" не должна восприниматься как панацея, снимающая любое противоречие между конституцией и международным договором.

В некоторых случаях противоречие нельзя устранить, и государство должно внести изменения в конституцию либо отказаться от ратификации международного договора. Думается, что запрет выдачи собственных граждан предполагает и запрет их передачи в распоряжение МУС. Суть данного запрета состоит прежде всего в том, чтобы гражданин не изымался из юрисдикции отечественных судов, что является гарантией справедливого судебного разбирательства его дела. Это подтверждается и одной из самых ранних формулировок данного запрета; ст. 17 Конституции Франции 1814 г. гласит: ‘Nul ne peut etre distrait de ses juges naturels’ ("Никто не может быть отделен от своих естественных судей"; 3).

Развитие международных судов на современном этапе 90-е гг. XX в. можно считать новым этапом в развитии системы международного правосудия. В этот период произошли следующие важные события.

Во-первых, были созданы международные уголовные суды "второго поколения": в 1993 г. был принят Устав Международного трибунала по Югославии, в 1994 г. – Устав Международного трибунала по Руанде, в 1998 г. – Статут Международного уголовного суда. Международными уголовными судами "первого поколения" считаются Нюрнбергский и Токийский трибуналы.

Во-вторых, спустя несколько лет после появления международных уголовных судов "второго поколения" появились уголовные суды "третьего поколения" – внутригосударственные суды, в состав которых помимо национальных судей входят международные судьи ("интернационализированные", или "гибридные", суды). При участии ООН такие суды были созданы в Сьерра-Леоне, Восточном Тиморе и Косово.

Специальный суд по Сьерра-Леоне был учрежден на основании Соглашения между ООН и правительством Сьерра-Леоне во исполнение резолюции Совета Безопасности № 1315 (2000) от 14 августа 2000 г. (4). Специальный суд уполномочен "осуществлять судебное преследование лиц, несущих наибольшую ответственность за серьезные нарушения международного гуманитарного права и законодательства Сьерра-Леоне, совершенные на территории Сьерра-Леоне с
30 ноября 1996 г., в том числе тех лидеров, которые при совершении таких преступлений поставили под угрозу становление и осуществление мирного процесса в Сьерра-Леоне" (ст. 1 Устава). Специальный суд и национальные суды Сьерра-Леоне имеют параллельную юрисдикцию; Специальный суд имеет верховенство над национальными судами Сьерра-Леоне; на любой стадии судебного разбирательства он может официально просить национальные суды передать ему производство по делу (ст. 8 Устава).

Часть судей Специального суда назначаются правительством Сьерра-Леоне, другая часть – Генеральным секретарем ООН (ст. 12 Устава).

В Решении по делу Тейлора от 31 мая 2004 г. Специальный суд по Сьерра-Леоне счел, что президент Либерии Чарльз Тейлор не обладает иммунитетом от его юрисдикции. Специальный суд указал, что с точки зрения своей природы он является международным судом. Сославшись на п. 2 ст. 6 своего Устава, в соответствии с которым "должностное положение любого обвиняемого, будь то глава государства или правительства или ответственный государственный чиновник, не освобождает такое лицо от уголовной ответственности и не является основанием для смягчения наказания", а также на Решение МС ООН от 14 февраля 2002 г. по делу об ордере на арест от 11 апреля 2000 г., Специальный суд счел, что "принцип государственного иммунитета вытекает из равенства государств и, таким образом, не распространяется на международные уголовные трибуналы, которые не являются органами государства, а получают свой мандат от международного сообщества". Либерия оспорила этот вывод и подготовила заявление против Сьерра-Леоне в МС ООН, утверждая, что Специальный суд не является ни органом ООН, ни международным уголовным судом и, следовательно, "не может налагать правовые обязательства на государства, не являющиеся сторонами в соглашении между Сьерра-Леоне и ООН". Тем не менее 3 апреля 2006 г.

Тейлор, который запросил убежище в Нигерии, по просьбе нового президента Либерии был задержан и передан в Специальный суд (5). Однако председатель Специального суда заявил, что этот суд, по-видимому, не сможет провести процесс по делу Тейлора во Фритауне по соображениям безопасности. Он запросил помощь МУС, с тем чтобы Специальный суд смог провести процесс в Гааге. 13 апреля 2006 г. оба суда подписали Меморандум о взаимопонимании по вопросу о процессе по делу Тейлора. 16 июня 2006 г.

Совет Безопасности ООН принял резолюцию № 1688 (2006) по этому вопросу. В результате разбирательство по этому делу ведется Специальным судом, а МУС обеспечивает содержание под стражей и обслуживание зала заседаний, а также помещения для процесса (6).

В-третьих, были учреждены новые региональные международные суды: в 1992 г. – Экономический суд СНГ, в 1994 г. – Суд Общего рынка Восточной и Южной Африки (COMESA), в 2001 г. – Карибский суд (действует в рамках Карибского сообщества – CARICOM), в 1998 г. – Африканский суд по правам человека и народов (протокол, предусматривающий создание этого суда, вступил в силу в 2004 г.).

В-четвертых, были проведены реформы некоторых действующих международных судов. В 1994 г. был принят, а в 1998 г. вступил в силу Протокол № 11 к Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г., закрепивший важные изменения в структуре ЕСПЧ. В 1996 г. был одобрен, а в 1999 г. вступил в силу Протокол, вносящий изменения в Договор о создании Суда Андского сообщества.

Обсуждается вопрос о реформе МС ООН, основными направлениями которой могли бы стать увеличение числа судей, предоставление международным организациям права передавать в суд споры с их участием, предоставление отдельным государствам и Секретариату ООН права запрашивать консультативные заключения, предоставление суду полномочий по пересмотру решений Международного трибунала по морскому праву и МУС (7). Перспективы такой реформы пока представляются малореальными.

Более насущной и, возможно, более близкой к осуществлению является реформа Экономического суда СНГ, основным направлением которой должно стать придание решениям этого органа обязательной силы.

Экономический суд представляет собой довольно необычное для международного правопорядка учреждение (8, 9). Его решения не обязательны, основания подсудности четко не определены, судьи назначаются самими государствами-членами, а пленум состоит из судей высших национальных судов, практику которых в том числе должен контролировать суд. Эта необычность на практике оборачивается неэффективностью и невостребованностью суда. На повестке дня уже давно стоит вопрос о его реформе. Суд рассматривал вопросы социального обеспечения, правового статуса сотрудников СНГ, правопреемства, права международных договоров и др. Практика суда является довольно богатой, однако, важных решений не так много. В Консультативном заключении о возможности обращения государств – членов СНГ в международные судебные органы и о финансовых издержках, связанных с таким обращением, от 15 мая 1997 г. суд указал: "…учитывая существование общих правовых традиций, минимальные финансовые издержки, географическую близость и отсутствие языкового барьера в качестве преимуществ перед другими международными судебными органами при обращении в Экономический суд, предпочтительным для государств – участников СНГ является использование Экономического суда для разрешения возникающих между ними споров". Данная рекомендация вызывает серьезные сомнения, во всяком случае в настоящее время.

В-пятых, существенно увеличилось количество обращений в международные суды.

Несмотря на возрастание доверия к международным судам, в их адрес был высказан ряд критических замечаний, некоторые из которых являются вполне обоснованными.
Международные суды упрекают в том, что дела в них рассматриваются слишком долго (в МС ООН в среднем четыре года; 10), в том, что они порой проявляют нерешительность (в этом плане нарекания вызвало, например, Консультативное заключение МС ООН о правомерности применения ядерного оружия от 8 июля 1996 г.), в том, что они подвержены влиянию политической конъюнктуры (объектом такого рода критики часто является Трибунал по Югославии), а также в том, что их учреждение и функционирование недешево обходятся международному сообществу. Рассматривая деятельность международных судов с точки зрения реализации права на справедливую судебную защиту, обращают внимание на отсутствие возможности обжалования решений некоторых из них, неэффективность механизмов сбора и исследования доказательств, смешение в рамках уголовных судов функций преследования и правосудия (в структуру этих судов входят обвинительные органы), превышение Советом Безопасности ООН полномочий при создании трибуналов по Югославии и Руанде.
Международные суды и Россия

В дореволюционный период Россия достаточно редко обращалась к международным судебным процедурам, хотя и не высказывала принципиальных возражений против них. Один из немногих примеров – дело о возмещении российских убытков.

Константинопольский договор 1879 г., заключенный между Россией и Турцией по окончании войны 1877-1878 гг., обязывал Турцию возместить убытки, причиненные русским подданным и учреждениям. Турция перечислила основную сумму долга с опозданием и отказалась выплачивать проценты за просрочку, запрошенные российским правительством. Спор был передан в арбитражный суд, который вынес решение 11 ноября 1912 г. Суд счел, что "общий принцип ответственности государств предполагает специальную ответственность за задержку в выплате денежной суммы, если только не будет установлено существование противоположного международного обычая". По поводу ссылки Турции на наличие форс-мажорных обстоятельств (серьезные финансовые затруднения, восстания и войны) суд отметил, что Турция могла брать займы под удобные проценты, и отказался допустить, что уплата относительно незначительной суммы представила бы опасность для ее существования или серьезно осложнила бы ее внутреннюю или внешнюю ситуацию (по мнению КМП, в данном случае обсуждался вопрос о необходимости). Вместе с тем суд счел, что Россия отказалась от притязаний на проценты за просрочку, поскольку ее посольство в дипломатической переписке согласилось с тем, что сумма оставшейся части возмещения равна сумме оставшейся части основного долга (без учета процентов).

Отношение СССР к международным судебным процедурам было двойственным. С одной стороны, судья от СССР постоянно присутствовал в составе МС ООН, а отечественная доктрина признавала влияние судебной практики на развитие международного права. С другой стороны, СССР не допускал рассмотрения международными судами споров со своим участием. Он не признавал юрисдикцию этих судов для целей рассмотрения конкретных споров, не делал заявлений о признании обязательной юрисдикции МС ООН в соответствии с п. 2 ст. 36 Статута, делал исключающие оговорки к конвенциям, закрепляющим юрисдикцию МС ООН. Господствовало мнение, что, поскольку в составе международных судов большинство судей представляют капиталистические государства, вынесенные этими судами решения не будут защищать интересы социалистических стран (11-14).

Еще Г.В. Чичерин писал: "Мы… будем считать допустимым между капиталистическими государствами и Советским государством только такой третейский суд, в котором будет равное количество членов, назначенных с обеих сторон, так что половина будут империалисты, а половина – коммунисты" (15). Тем не менее имели место четыре попытки привлечения СССР к участию в процессе в МС ООН.

1) 19 ноября 1951 г. советский военный самолет принудил американский самолет С-47, находящийся в воздушном пространстве Венгрии, к посадке. Самолет и четыре члена экипажа были задержаны. США утверждали, что самолет вошел в воздушное пространство Венгрии по причине погодных условий. В своем заявлении, поданном в суд, США признали его юрисдикцию для целей рассмотрения данного дела и указали, что СССР, в свою очередь, волен ее признать. Компетенция суда основывалась на п. 1 ст. 36 Статута. СССР счел неприемлемым предложение США "рассматривать в Международном суде ООН дело, касающееся американского самолета, который нарушил границу Венгерской Народной Республики". В итоге суд исключил данное дело из списка дел, находящихся на рассмотрении (Определение от 12 июля 1954 г.).

2) В трех других случаях США также ссылались на п. 1 ст. 36, предлагая СССР признать юрисдикцию суда, а СССР в своих заявлениях находил предложения США неприемлемыми. В итоге дела исключались судом из списка дел, находящихся на рассмотрении.
7 октября 1952 г. советские истребители сбили американский военный самолет В-29. Восемь членов экипажа пропали без вести. США утверждали, что самолет был сбит в японском воздушном пространстве возле берегов Хоккайдо; СССР – что самолет нарушил его государственную границу в районе острова Юрий и первым открыл огонь по советским истребителям (Определение МС ООН от 14 марта 1956 г.). Остров Юрий входит в состав Малой Курильской гряды (гряда Хабомаи). США утверждали, что гряда Хабомаи не является частью Курильских островов, а представляет собой самостоятельное островное образование, соответственно положения Крымского соглашения трех великих держав по вопросам Дальнего Востока 1945 г. о "передаче Советскому Союзу Курильских островов" на нее не распространяются. В этой связи США полагали, что СССР не обладает государственной границей в районе острова Юрий, поскольку на все острова Хабомаи вплоть до острова Шикотан распространяется суверенитет Японии.

3) 4 сентября 1954 г. советские истребители сбили американский военный самолет P2-V (Нептун); один член экипажа погиб, остальным удалось покинуть самолет. США утверждали, что инцидент имел место в международном воздушном пространстве над Японским морем, а СССР – что самолет нарушил его государственную границу и первым открыл огонь по советским истребителям (Определение МС ООН от 9 ноября 1958 г.).

4) 7 ноября 1954 г. советские истребители сбили американский военный самолет В-29 в японском воздушном пространстве над Хоккайдо. Экипаж успел покинуть самолет на парашютах, один из членов экипажа погиб. СССР снова заявил о том, что американский самолет нарушил его границу и первым открыл огонь (Определение МС ООН от 7 октября 1959 г.).

Конечно, действительные причины сдержанного отношения СССР к международным судам заключались не только в идеологическом неприятии состава судей. Оценивать такую позицию сложно: с одной стороны, государство не обязано обращаться в эти суды; большинство споров разрешаются при помощи согласительных процедур, которые часто являются более эффективными. С другой стороны, "проигрыш" дела в международном суде может быть "выигрышем" в перспективе, поскольку разрешение спора устраняет препятствия для развития дружественных отношений.

Еще Эмер де Ваттель заметил: "Бывают даже случаи, когда сторона, право которой несомненно, может счесть целесообразным отказаться от него в интересах сохранения мира; осторожность укажет такие случаи. Такой отказ от права вовсе не свидетельствует о пренебрежении к этому праву. За то, что Вы покинули, никто Вам ничем не обязан: но Вы приобретаете друга, если Вы благожелательно уступаете другому то, что составляет предмет спора" (16).

Отношение РФ к международным судам является более благожелательным. Во-первых, 10 февраля 1989 г. Президиум Верховного Совета СССР принял Указ "О снятии сделанных ранее оговорок СССР о непризнании обязательной юрисдикции Международного суда ООН по спорам о толковании и применении ряда международных договоров". Во-вторых, РФ признала юрисдикцию Европейского суда по правам человека, Экономического суда СНГ и Международного трибунала по морскому праву. Международные суды рассматривают и, скорее всего, еще будут рассматривать споры с участием России. Участие России в деятельности Европейского суда по правам человека приобрело регулярный характер. Решения данного органа оказывают серьезное влияние на развитие законодательства и судебной практики. Три дела с участием России были рассмотрены Международным трибуналом по морскому праву (МТМП).

В августе 2008 г. Грузия обратилась в МС ООН с заявлением, обвиняющим Россию в совершении на территории Грузии актов, нарушающих Конвенцию о ликвидации всех форм расовой дискриминации от 1965 г. 15 октября 2008 г. суд вынес определение, в котором потребовал от сторон спора воздержаться в Южной Осетии и Абхазии от любых актов расовой дискриминации, равно как от поддержки таких актов, осуществляемых какими-либо лицами или организациями; делать все возможное для обеспечения безопасности людей, свободы передвижения и выбора места жительства, защиты имущества перемещенных лиц и беженцев; делать все возможное для того, чтобы власти, находящиеся под их контролем или их влиянием, не осуществляли актов расовой дискриминации. Суд также указал, что стороны должны содействовать оказанию гуманитарной помощи и воздерживаться от нарушения прав друг друга. Перспективы данного дела пока неясны.

Еще в 1881 г. в России была опубликована обстоятельная работа Л.А. Камаровского "О международном суде". Традиция исследования проблем международного правосудия должна быть продолжена. Международные суды и их решения должны быть предметом постоянного внимания со стороны ученых и политиков. В противном случае наука будет лишена эмпирического материала, необходимого для построения серьезных концепций, а внешняя политика – мощных инструментов защиты интересов государства и его граждан. Очень важной задачей является обеспечение перевода решений международных судов на русский язык. В настоящее время эта работа выполняется благодаря усилиям отдельных энтузиастов (17-19).

ПЭС 9073/23.03.2009

Примечания
1. Камаровский Л.А. О международном суде. М.: Зерцало, 2007, с. 232-233.
2. Российский ежегодник международного права. СПб.: Россия-Нева, 2003.
3. См. об этой проблеме: Уляницкий В. Краткий курс международного права. Томск: Паровая типолитография П.И. Макушина, 1904, с. 18-20.
4. www.un.org/russian/documen/basicdoc/charter_sierra.pdf
5. Fox H. International Law and Restraints on The Exercise of Jurisdiction by National Courts of States // International Law. Edited by Malcolm D. Evans. Second edition. Oxford University Press. 2006, p. 369.
6. www.iccnow.org/documents/ICCReportUN_3Aug06_russian.pdf
7. www.un.org/russian/icj/ch7.htm
8. Сафиуллин Д. Статус Экономического суда Содружества Независимых Государств и юридическая сила его решений // Хозяйство и право. 1998. № 7.
9. Шинкарецкая Г. Суд СНГ – не судебное учреждение? // ЭЖ – Юрист. 2005. № 42.
10. www.un.org/russian/icj/ch4.htm
11. Пашуканис Е. Очерки по международному праву. М.: Советское законодательство, 1935, с. 177.
12. Пушмин Э.А. Мирное разрешение международных споров. М.: Международные отношения, 1974, с. 46-47, 121.
13. Шинкарецкая Г.Г. Международная судебная процедура. М.: Наука, 1992, с. 6.
14. Энтин М.Л. Международные судебные учреждения: роль международных арбитражных и судебных органов в разрешении межгосударственных споров. М.: Международные отношения, 1984, с. 18.
15. Пушмин Э.А. Мирное разрешение международных споров. М.: Международные отношения, 1974, с. 121.
16. Ваттель Э. де. Право народов. М.: Юридическая литература, 1960, с. 405.
17. См.: Рачков И.В. Публикации в журнале "Международное публичное и частное право".
18. Вылегжанин А.Н. Решения Международного суда ООН по спорам о разграничении морских пространств. М.: Юридическая литература, 2004.
19. Толстых В.Л. Международное право: практика применения. Консультативные заключения Международного суда ООН. М.: МЗ-Пресс, 2004.

 

Следить за новостями ИНЭС: