Между Старым и Новым Светом: равноудаленность – лучший выбор | Институт экономических стратегий

Между Старым и Новым Светом: равноудаленность – лучший выбор

Номер 2. Тайна странника

Автор анализирует основные современные внешнеполитические доктрины.
Какой Свет – Старый или Новый – будет освещать странам СНГ пути выхода из нынешней непростой ситуации?.. Неопределенность выбора связана с тем, что в конечном итоге как европейский, так и американский варианты имеют свои достоинства и недостатки. Так что пока еще для России нет особой разницы между Старым или Новым Светом – лишь бы не «тот Свет».

Игорь Яковлев
Между Старым и Новым Светом: равноудаленность – лучший выбор

"Экономические стратегии", №2-2005, стр. 24-29

 

Заметные сложности, с которыми столкнулось большинство бывших советских республик в начале XXI столетия, во многом связаны с особенностями изменения расстановки сил на международной арене после крушения СССР и развала оплота мировой системы социализма – Варшавского договора. Относительно короткий период существования однополярного мира, в котором доминируют США, скорее всего, подходит к концу. В качестве альтернативы Соединенным Штатам все более решительно заявляет о себе Евросоюз. Неумолимо приближается время, когда постсоветским государствам придется выбирать главного стратегического партнера. Между тем выбор небогат: Европа или Америка. Какой Свет – Старый или Новый – будет освещать странам СНГ пути выхода из нынешней непростой ситуации? (1)

Во времена СССР…
Основные внешнеполитические доктрины времен "холодной войны" (см. рис. 1) по мере идеологического удаления от США условно можно определить как американоцентризм, атлантизм, европоцентризм и "особый путь". Последний в СССР назывался социализмом, а в настоящее время не вполне четко сформулирован. Уверенно можно сказать только, что это не западничество, не почвенничество и тем более не ориентализм. Это именно особый путь России, ее национальная идея.
Если проанализировать относительные уровни влияния в мире НАТО и Варшавского договора, то выяснится, что они были достаточно близки друг к другу. Баланс этих главных мировых сил фактически и создавал лицо биполярного мира. В идеологическом отношении и США, и Западная Европа в целом придерживались атлантизма как базовой доктрины НАТО, однако у первых прослеживались заметные американоцентристские тенденции, а у второй – европоцентристские.
Расстановка сил в рамках Варшавского договора была такова, что наибольшей мощью обладала основа советского государства – Россия, а восточноевропейские страны и союзные республики находились, соответственно, на вторых и третьих ролях. Все они придерживались особого социалистического пути развития, однако Восточную Европу в рамках социалистического содружества всегда отличали европоцентристские тенденции.

Рисунок 1. Основные внешнеполитические доктрины после 1991 г.

Необходимо отметить, что, с западной точки зрения, статус Советского Союза во многих отношениях был скорее иллюзией.

В соответствии с этими взглядами, советская конкуренция с США, подкрепленная ядерным оружием и диктуемая догматической идеологией, просто совпала с ослаблением европейских государств, Китая и Японии.

…и после его развала
Каковы итоги "холодной войны" для наследников СССР? Для России как правопреемницы Советского Союза они заключаются в бескровном, но сокрушительном поражении, которое на военном языке можно назвать разгромом: не только потеряно влияние на страны социалистического лагеря, но и утрачена треть территории страны, которую населяет почти половина "новой исторической общности людей – советского народа". Государства Восточной Европы, являвшиеся членами организации Варшавского договора, сегодня либо уже вошли в Евросоюз и НАТО, либо близки к этому. Развал Советского Союза и продолжительный системный кризис привели к заметному ослаблению позиций России на международной арене по сравнению с советскими временами (см. рис. 2).

Рисунок 2. Основные внешнеполитические доктрины после 2001 г.

В то же время Западная Европа, объединившись, существенно усилила свое влияние в мире и стала в идеологическом отношении подлинно европоцентристской. Сейчас Евросоюз находится в процессе принятия конституции, преобразующей его из конфедерации в куда более консолидированное и сильное государственное объединение – федерацию. Однако вторжение США в Ирак без санкции ООН свидетельствует об усилении в Соединенных Штатах американоцентристских тенденций. В результате Североатлантический союз стал "рыхлым": в нем помимо США образовался еще один центр влияния – Евросоюз, в отличие от времен "холодной войны" фактически не являющийся американским сателлитом. Новый мир перестал быть монополярным, превратившись в "полуторный", и имеет все шансы стать биполярным.

Последние три года президент В.В. Путин четко демонстрировал равноудаленность от Европы и США, последовательно придерживаясь "особого пути". Другое дело – страны СНГ, где зримо проявились прозападные тенденции. Но какие именно?

Третья и Четвертая мировые уже начались?
Некоторые отечественные исследователи, например известный специалист в области политического прогнозирования И.В. Бестужев-Лада, считают "холодную войну", стержнем которой было противостояние "Восток – Запад", "Третьей мировой". Высказывается мнение, что ее финалом станет полная интеграция Российской Федерации или ее частей в западный мир, который в рамках нового мироустройства консолидируется в чрезвычайно мощную геополитическую общность – "Север". Доминирование в мире этой общности неизбежно породит противостояние нового типа, и, по прогнозам, оно не заставит себя долго ждать. Более того, это противостояние уже наметилось.

Ряд исследователей полагают, что на "Третью мировую" наложилась "Четвертая мировая война", начавшаяся с нападения на американские города 11 сентября 2001 г. и известная ныне как борьба с международным терроризмом. Стержень этой "войны" – противостояние "Север – Юг". Главные игроки определились: в ответ на разрушение Международного торгового центра – символа западного мира – Америка с союзниками выступила против арабского мира. Но "Север" еще не до конца консолидирован: далеко не все государства, входящие в Евросоюз, поддержали акции США в Афганистане и Ираке, да и Россия, по-прежнему независимая от Запада, придерживается особой позиции.

Положение осложняется тем, что ядерным оружием теперь обладают уже не только США, Россия, Евросоюз и Китай, но также Индия и Пакистан. Возможно, оно имеется у Израиля и Северной Кореи. Американские специалисты считают, что не только ядерные амбиции, но и реальные возможности для создания атомной бомбы есть у Ирана. Подобная расстановка сил вынуждает по-новому взглянуть на стратегические приоритеты. В таких условиях национальные интересы России, скорее всего, заключаются в том, чтобы не слишком торопиться с окончательным выбором позиции.

Перспективы забавного суррогата СССР

Иная ситуация складывается для бывших советских республик. Второе десятилетие существования Содружества Независимых Государств ознаменовано ослаблением этого и без того не слишком консолидированного межгосударственного образования. Представители стран – участниц СНГ довольно давно проявляют глухое недовольство этим забавным суррогатом Советского Союза, однако, как правило, не публично.

Но времена меняются. "Революция роз" в Грузии привела к власти в этой стране проамерикански ориентированных политиков, для которых СНГ является символом прошлого века. Они впервые в истории СНГ публично заявили о неэффективности Содружества и о своем желании выйти из него. Проявлением аналогичной тенденции является положение, сложившееся в результате президентских выборов в Украине. "Оранжевый" кризис, прокатившийся по республике, выявил поляризацию сторонников пророссийски ориентированного Виктора Януковича и проевропейски ориентированного Виктора Ющенко: как сейчас говорят, "Якраина" схлестнулась с "Юкраиной". Верх одержала стратегия вхождения в Украины в НАТО и Евросоюз.
Всю относительно недолгую историю СНГ в постсоветских государствах периодически случались более или менее глубокие кризисы, иногда в виде народных революций. Основной их особенностью является то, что революционным классиком был названо "верхи не могут, а низы не хотят". Выражается это в повышенной активности масс, недовольных действующими режимами, и в том, что власть предержащие способны лишь на пассивную реакцию. При этом, особенно в последнее время, о применении властями силы нет и речи. Сценарий используется стандартный: несогласие с результатами выборов, требование повторного голосования, постоянно действующие митинги, мирное блокирование органов власти. Примеров достаточно много: Грузия, не признанная мировым сообществом Абхазия, теперь Украина… Пожалуй, лишь в Беларуси властям удалось эффективно заглушить инспирированную внешними силами "волну народного гнева".

"Лучше Путина хуже нет"

Геополитические проблемы, может быть как никогда ранее, влияют на внутриполитическое положение в нашей стране. После того как украинская демократия в тяжелых, рекордных по продолжительности родах "померанцевой революции" произвела на свет новый политический режим, московская политологическая "тусовка" со всей серьезностью начала обсуждать вероятность бархатной революции в России. Появилось несколько аналитических разработок, в которых рассматривается даже не столько возможность, сколько неотвратимость повторения "розового" и "оранжевого" сценариев. Это представляется как реализация доктрины установления "нового мирового порядка под эгидой США". Авторы одного из докладов утверждают: "Хотя проводимый администрацией В.В. Путина курс в основном противоречит интересам большинства населения РФ, тот режим, который реально может быть установлен в РФ в результате бархатной революции, будет иметь гораздо более антинародный характер, что может добить Россию". Иными словами, даже представители национально-патриотического направления, несмотря на все их претензии к главе государства, рассматривают его как гаранта сохранения российской государственности и обеспечения внутренней стабильности.

В общем, противоречивую позицию авторов доклада, перефразируя известный афоризм В.С. Черномырдина, можно определить как: "Лучше Путина хуже нет".

На наш взгляд, упомянутые выше аналитические штудии отечественных национал-патриотов наглядно иллюстрирует то, что стратегия равноудаленности, осуществляемая нынешним Президентом России, способна играть стабилизирующую роль не только во внешней, но и во внутренней политике. Выбирая из двух зол наименьшее, умеренные левые националисты вынужденно становятся на сторону действующей власти. Не свидетельствует ли такой цугцванг об эффективности курса, проводимого Путиным?

Закономерности экономических переделов

Виктор Ющенко в качестве президента Украины подтвердил свои предвыборные обещания и на деле приступил к пересмотру итогов украинской приватизации. В конце января этого года Печерский районный суд Киева начал рассмотрение дела о незаконности приватизации крупнейшего украинского металлургического комбината "Криворожсталь", а затем был наложен запрет на какие-либо операции с 93,02% акций стального гиганта.
То, что происходит на Украине, в значительной мере носит политический характер. И связано это с естественным после политических побед переделом собственности и рычагов влияния на ситуацию в стране. Таким способом осуществляется подрыв экономического фундамента политических оппонентов Ющенко.

Этот процесс естествен для государств постсоветского пространства. Аналогичная, но имеющая противоположный политический вектор ситуация и в России. Имеется в виду дело ЮКОСа. Не затрагивая криминальной стороны этого дела, отметим: все, что связано с прозападно ориентированным владельцем этой крупнейшей российской нефтяной компании М.Б. Ходорковским, неизбежно отражается на внутреннем и внешнем положении страны. Иначе говоря, все, что связано с крупными капиталами, неизбежно связано с политикой как средством завоевания, использования и удержания власти.

Для Украины дело "Криворожстали" означает, что создаются предпосылки для передачи контроля над значительным экономическим ресурсом некоторым силам, которые можно уверенно назвать "прозападными". Переход собственности из рук пророссийски настроенных собственников к "западникам", естественно, не может не отразиться на внешнеполитической позиции России, поскольку Украина находится в сфере жизненных интересов нашего государства. Заметим, что возможность того, что российские компании смогут приобрести контрольный пакет акций "Криворожстали", столь же вероятна, как разрекламированное в свое время участие Китая в перепродаже акций ЮКОСа. Основные активы этой компании перешли в руки "Роснефти", контролируемой российским правительством, что, судя по реакции, больно ударило по американским интересам.

О сути последних российских реформ

Правление Президента В.В. Путина изначально было связано с его попытками существенно повысить консолидацию государственной власти и укрепить самостоятельность нашей страны на мировой арене. Во время первого президентского срока это проявилось в изменении политического лица нашей страны за счет пересмотра порядка формирования Совета Федерации. Тогда впервые был затронут вопрос об изменении расстановки сил во властной вертикали. Отход от ельцинского тезиса "берите суверенитета, сколько сможете проглотить", выразился в том, что губернаторы были лишены федеральной площадки и взамен получили структуру, которая является органом при Президенте – Государственный совет. Фактически этот ход Путина привел к тому, что без внесения изменений в Конституцию руководители субъектов Федерации потеряли значительное число своих полномочий, усилилась властная вертикаль.

Предложение, которое В.В. Путин сформулировал 13 сентября 2004 г. на расширенном заседании правительства в присутствии губернаторов, фактически означает, что субъекты Федерации превращаются из "президентских республик" в "парламентские республики". Следствием этого является повышение консолидации федеративного устройства нашей страны, вплотную приблизившее его к унитарному типу.

Вступление данного положения в силу привело к расширению полномочий Президента за счет того, что он получил возможность представлять собственные кандидатуры руководителей регионов для их утверждения избирательными органами субъектов Федерации. Парламенты регионов тоже расширили свои права, поскольку теперь губернаторы избираются не всенародно, а парламентариями и поэтому подотчетны им, а не избирателям. Более всего потеряли губернаторы.

В Римской империи консулы в чрезвычайных ситуациях наделялись диктаторскими полномочиями, а значит, могли без оглядки на сенат вводить законы и отвечать за них. Аналогия эта уместна, хотя у нашего Президента не диктаторские полномочия. В этой связи мы говорим о том, что нынешнее усиление президентской власти и консолидация страны связаны с тем, что, по выражению Президента, "нам объявлена война мировым терроризмом".

В рамках рассматриваемой модели это означает, что Россия все-таки вступила в "Четвертую мировую" и стала участницей глобального противостояния "Север – Юг", но в качестве самостоятельной и независимой силы. Это, увы, не свидетельствует о том, что "Третья мировая" для нас уже закончилась.

Вестернизация

Крушение советской власти поставило перед Россией новую стратегическую цель: построение либеральной демократии западного типа. В качестве одного из вариантов вестернизации горячо обсуждалось применение шведской модели в российских условиях. В рамках нашей модели это означает движение "на Запад", т.е. влево по оси "внешнеполитическая доктрина". Вестернизация иногда рассматривается как продолжение спора между западниками и славянофилами. Идейными наследниками последних в настоящее время являются представители национально-патриотических течений, которым свойственны антизападнические настроения.

Мы не первыми проходим путь вестернизации. Например, российский исследователь В.О. Рукавишников считает, что после Второй мировой войны этим же путем пошли Западная Германия и Италия с целью внедрения в массовое сознание и сознание элиты идеологических установок, демократических ценностей и социокультурных норм, распространенных в странах-победительницах – США, Англии и Франции. По его мнению, Россия ныне переживает сходный период посткоммунистической модернизации, которую он называет "ускоренной вестернизацией". Представляется, что для нашей страны, проигравшей в "холодной войне", это естественно. Но является ли такой путь единственным?

Ориентализм – пока еще экзотика

На одном из открытых заседании интеллектуального клуба "Стратегическая матрица" автору этих строк довелось услышать вдохновенную речь гостя клуба (выходца из Калмыкии) о преимуществах китайского и индийского путей развития. На реплику о том, что в России известны западничество, почвенничество, евразийство, а вот ориентализм – нечто новое в отечественном идеологическом спектре, что определенно может сделать оратору громкое имя, последний замялся и ответил, что, вообще-то, он – евразиец. Иными словами, движение "на Восток" от "особого пути", т.е. вправо по оси "внешнеполитическая доктрина", даже лично для него не вполне приемлемо.

В данном случае как появление восточноазиатских мотивов в рассуждениях представителей российской интеллектуальной элиты, так и отказ от использования их в качестве ядра идеологической позиции – явления симптоматичные. Пока даже носителям подобных настроений они представляются слишком экзотичными.

И это даже несмотря на то, что в конце 80-х – начале 90-х гг. прошлого века широко обсуждалась возможность применения китайской модели развития на нашей почве. Кроме того, известны попытки Б.Н. Ельцина сколотить российско-китайско-индийский блок в противовес НАТО, предпринятые на излете его президентства.

В связи с появлением устойчивой тенденции изменения демографической ситуации в России в пользу мусульманского населения в настоящее время куда более реалистичным представляется другой тип смены суперэтнических предпочтений. Что произойдет, если спустя некоторое время доля мусульман начнет приближаться к половине всего населения нашей страны? Не придет ли на смену вестернизации и наивному ориентализму арабизация? Эти вопросы заставляют всерьез задуматься о вероятном будущем России и о ее возможном месте в системе "Север – Юг".

Куда бедной России податься?

Взвешенная стратегия "равноудаленности" от США и Евросоюза принесла свои плоды: при В.В. Путине позиции России в мире укрепились. Переизбрание Дж. Буша-младшего на очередной президентский срок в целом имеет позитивное значение для нашей страны. Однако положение самой Америки начинает постепенно меняться: падение доллара, энергетический кризис, обострение обстановки в Ираке, усиление угрозы террористических атак на американские города. Все это отнюдь не усиливает США и в среднесрочной перспективе делает для постсоветских государств ставку на них как на главного стратегического партнера несколько менее привлекательной по сравнению с Западной Европой. С чем это связано для России? В первую очередь – с повышением неопределенности стратегического выбора.

Например, по мнению бывшего помощника президента США по национальной безопасности З. Бжезинского, наилучшим решением для России было бы следующее: тем или иным образом установить связь с Евроатлантическим сообществом, которое базируется на расширенных Евросоюзе и НАТО, поскольку в этом случае Россия может стать важным партнером.

С этой позицией категорически не согласен бывший премьер России Е.М. Примаков. Он считает, что никто в мире не будет господствовать в одностороннем порядке, поскольку мировая система неизбежно станет многополярной. По его мнению, у России самостоятельная роль, и нам надо продолжать диверсифицированную внешнюю политику, направленную на сохранение хороших отношений и с Китаем, и с Америкой.

В то же время в ближайшие пять лет сближение с Евросоюзом позволит снизить риски для экономики России, и в первую очередь за счет расширения рынка энергоносителей. Например, Россия в 2004 г. в соответствии с летними сочинскими договоренностями с главами Германии и Франции увеличит экспорт нефти до 255 млн т (рост на 11,8% за год). Это связано с обострением энергетического кризиса, спровоцировавшим рекордные цены на нефть. В день сочинского саммита ВТО одобрила санкции со стороны Евросоюза в отношении США, которые означают для Америки повышение внешнеторговых тарифов общим объемом в 4 млрд долл. Случайность ли это?

Принятие Евросоюзом конституции в среднесрочной перспективе повлечет и снижение экономических рисков для России: стабилизация нового биполярного мира в значительной степени связана с усилением объединенной Европы, которое, в частности, основано на ее консолидации из конфедерации в федерацию.

Если не рассматривать в качестве главного приоритета России тщетные, скорее всего, попытки вернуть статус мировой державы, то основными целями для нас становятся демократическая модернизация государства и общества, а также развитие свободной рыночной экономики. В этой связи на Западе существует мнение, что, если Россия превратится в страну с успешной рыночной экономикой и стабильной демократией, она может стать влиятельной региональной державой.
Приведенные факты говорят о том, что наша страна в мировом контексте приближается к важному выбору: на кого сделать ставку, на Европу или на США? Неопределенность выбора связана с тем, что в конечном итоге как европейский, так и американский варианты имеют свои достоинства и недостатки. Так что пока еще для России нет особой разницы между Старым или Новым Светом – лишь бы не "тот Свет".

Примечание
1. Настоящая статья является попыткой ответить на этот вопрос. Она написана на основе материалов по ресурсному и сценарному моделированию, созданных компанией "Контент-Пресс" с помощью сетевого пятипроцессорного Мобильного аналитико- ситуационного комплекса автоматизации руководящей и антикризисной деятельности "МАСКАРАД". Ситуационные игры проводились в ноябре 2004 и январе 2005 г. В экспертизе приняли участие ученые и специалисты кафедры социологии и Социологического центра Российской академии государственной службы при Президенте РФ, Института международных экономических и политических исследований РАН, Института экономических стратегий при ООН РАН, телевизионного канала РБК-ТВ и интеллектуального клуба "Стратегическая матрица".

Следить за новостями ИНЭС: