Как создать российский Бангалор? | Институт экономических стратегий

Как создать российский Бангалор?

Номер 1 - ЦА. Своя игра

Нецелесообразно и неэффективно сводить все законотворчество в сфере высоких технологий только к информационным технологиям, в то время как Россия может добиться существенных успехов в нано-, биотехнологиях, технологиях, связанных с поиском новых видов энергии.

Екатерина Попова
Как создать российский Бангалор?

"Экономические стратегии – Центральная Азия", №1-2006, стр. 54-59

Попова Екатерина Витальевна — референт Председателя Правительства РФ М.Е. Фрадкова

В ходе недавнего визита В.В. Путина в Новосибирск отмечалось, что формирование современной инфраструктуры инновационного сектора экономики должно стать крупным национальным проектом, для реализации которого необходимо эффективное партнерство науки, бизнеса и государства. Важнейшим условием успешности этого проекта является наличие соответствующих правовых и организационных механизмов.

На заседании Совета по конкурентоспособности и предпринимательству при Правительстве Российской Федерации 12 ноября прошлого года Минобрнауки, Минэкономразвития и Минпром-
энерго совместно с РАН было поручено в I квартале 2005 г. представить в Правительство предложения, направленные на совершенствование законодательства РФ в области инновационной деятельности. Кроме того, решением Совета соответствующим министерствам поручено провести анализ налогообложения организаций, выполняющих научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы, и на его основе рассмотреть механизмы налогового стимулирования упомянутых работ, а также возможность предоставления госгарантий по кредитованию инновационных проектов.

Предполагается, что одним из основных инструментов, стимулирующих развитие инновационных технологий, станут информационно-технологические зоны. Согласно законопроекту "О создании информационно-технологических зон", подготовленному Минэкономразвития, должны появиться внутренние оффшоры с налоговыми и таможенными льготами для высокотехнологичных компаний. Опыт показывает, что наиболее эффективно льготы действуют в сочетании с продуманным, системным законодательством, основная цель которого – обеспечение взаимодействия между научно-исследовательскими лабораториями, институтами и промышленными предприятиям, успешная коммерциализация технологий.

В настоящее время в России действует ряд налоговых льгот, как для научных организаций, так и для малого бизнеса. Учреждения образования и науки, выполняющие научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы, имеют такие льготы, как освобождение от уплаты земельного налога, разрешение относить затраты на исследования и разработки на себестоимость продукции, льготы по налогу на добавленную стоимость.

Российская практика прошедших лет показала: несмотря на то что установление льгот в ряде случаев преследовало разумные цели, в дальнейшем в той или иной степени имело место злоупотребление ими, причем развитие негативных процессов часто выходило из-под контроля государства. В то же время опыт свидетельствует, что отмена льгот после их введения является политически трудным решением. Поэтому вопрос об упорядочении существующих налоговых льгот, как и всесторонняя оценка эффективности новых, заслуживает отдельного подробного рассмотрения. Нельзя допустить, чтобы создание технопарков вместо стимулирования инноваций привело к спекуляциям оффшорных фирм.

Возможным важным шагом, препятствующим злоупотреблениям с использованием налоговых льгот, может стать предоставление государством льгот не юридическим лицам, а конкретным наукоемким проектам. При этом, на наш взгляд, нецелесообразно и неэффективно сводить все законотворчество в сфере высоких технологий только к информационным технологиям, в то время как Россия может добиться существенных успехов в нано-, биотехнологиях, технологиях, связанных с поиском новых видов энергии, и др.

Прежде чем создавать зоны развития высоких технологий, с нашей точки зрения, следует проанализировать эффективность существующих льгот для академгородков.

С введением законов "О налоге на имущество организаций" (2004) и "О земельном налоге" (2005) академгородки оказался в чрезвычайно сложной ситуации, в силу того что многие их объекты подпали под обложение налогом на имущество, а большая часть земель – земельным налогом. Упомянутые законы игнорируют реалии, связанные с существованием и функционированием академгородков.

Научные организации РАН в 2004-2005 гг. получили освобождение от уплаты налога только на то имущество, которое используется ими для научной (научно-исследовательской) деятельности. Под налогообложение подпал весь жилищный фонд, объекты коммунальной, инженерной и транспортной инфраструктуры, а также объекты недвижимости социально-культурной сферы. Все имущество, подпавшее под налогообложение, является федеральным, и федеральный бюджет должен обеспечивать уплату налогов за это имущество в бюджет субъекта РФ.

Прошедший год показал, что порядок выделения бюджетных средств на уплату налога на имущество не разработан. Постановление Правительства РФ № 80 от 14.02.04 в части компенсации налога на имущество бюджетным организациям не стыкуется с Налоговым кодексом РФ, устанавливающим жесткие сроки уплаты авансовых платежей и бесспорное взыскание налога за счет денежных средств налогоплательщика. При этом нет нормативных актов, регулирующих вопросы уплаты налогов на жилой фонд, на объекты коммунальной, инженерной и транспортной инфраструктуры, используемые как научными организациями, так и жилым фондом, а также другие объекты. Следует отметить, что до сих пор не ясно, какое именно имущество научной организации подпадает под льготы, так как разъяснения налоговых органов противоречивы и неоднозначны.

Еще сложнее ситуация с земельным налогом. Согласно закону, под освобождение от налогообложения (только в течение 2005 г.) подпадают лишь земельные участки под зданиями и сооружениями научных учреждений, используемыми для научной (научно-исследовательской) деятельности. Механизм выделения средств федерального бюджета на уплату земельного налога в местный бюджет на настоящее время не определен. Возникает целый ряд проблем, как с получением средств на уплату налога, так и с использованием их по целевому назначению. Особой проработки требуют следующие вопросы: как будут выделяться средства на уплату налога на земельные участки, отведенные под жилой фонд; каким образом обосновать уплату налогов на земельные участки, находящиеся между зданиями научных учреждений и не входящие в границы благоустройства этих зданий; как исчислять налог на земельные участки, занятые объектами инфраструктуры с учетом того, что используются они для обеспечения нужд как научных учреждений, так и жилого фонда. Из-за неурегулированности указанных проблем даже в случае выделения бюджетных средств на уплату земельного налога сохраняется опасность отнесения данных расходов органами надзора Минфина РФ к нецелевым и взыскания их с центра.

О каких новых информационно-технологических зонах может идти речь, если в РФ в результате непродуманной налоговой политики уникальные научные центры обречены на вымирание? И почему только "информационо-технологические" зоны, когда, как уже отмечалось, Россия может быть конкурентоспособной не только в информационных технологиях? Также не очень понятно, почему предлагается в первую очередь оказывать государственную поддержку технопаркам, которые являются всего лишь одним из организационных элементов инновационной инфраструктуры. В принятом за рубежом понимании технопарк – это компактно расположенный комплекс, который может включать в себя научные учреждения, высшие учебные заведения, промышленные предприятия. Фирмы, входящие в технопарк, могут находиться на разных этапах развития инноваций – проводить исследования и разработки, выпускать готовую продукцию, оказывать сервисные услуги, заниматься посреднической деятельностью. Технопарк объединяет как начинающие компании, так и фирмы с налаженным производством. Его задачи – коммерциализация научно-технической деятельности и ускорение продвижения нововведений в сферу материального производства.

В России технопарки появились в 1992 г. Это были первые элементы рыночно-ориентированной инновационной инфраструктуры, которые оценивались по таким критериям, как степень связи с университетами, уровень вовлеченности студентов, число созданных и реализованных на промышленных предприятиях технологий, степень заинтересованности региона, промышленности и населения в работе технопарка и ряд других. Низкий показатель эффективности деятельности технопарков связан, по-видимому, с тем, что большая их часть создавалась с единственной целью – получить дополнительные бюджетные средства под новую структуру.
В то же время государственные органы не проводили какой-либо первоначальной селекции, в частности, не рассчитывалась окупаемость проектов. В итоге сегодня технопарки объединяют, как правило, малые, не обязательно наукоемкие предприятия, которые наладили выпуск продукции. Они, за редким исключением, не выполняют своей изначальной функции.

Другим важным организационным элементом инновационной инфраструктуры являются инновационные университеты, офисы коммерциализации разработок научных организаций (успешно действуют в Томске) бизнес-инкубаторы, инновационно-технологические центры.

Рисунок 1. Организационная схема трансфера и коммерциализации разработок ТПУ

Сокращения:
ТПУ — Томский политехнический университет
УУ — учебное управление ТПУ
СБИ — студенческий бизнес-инкубатор
НУ — научное управление ТПУ
ЦТТ — Центр трансфера технологий
ИС — интеллектуальная собственность
ТО — Томская область

На Западе наиболее значимой составляющей инновационной структуры является инновационный университет. Это новая разновидность систем трансфера и коммерциализации интеллектуальной собственности. Для них характерна концентрация научно-педагогических кадров; органы власти, частный сектор и благотворительные фонды уделяют им особое внимание, что определяет особенности их финансирования и предоставления льгот.
В нашей стране концепция академического инновационного университета была успешно реализована на базе Томского государственного университета (ТГУ) и Томского политехнического университета (ТПУ). Методику, разработанную в Томске, необходимо использовать для создания инновационной системы на федеральном уровне, так как она позволила объединить университеты, гослаборатории и промышленные предприятия. В настоящее время ТГУ активно сотрудничает с такими крупнейшими научными центрами, как Оксфорд и Шеффилд (Великобритания), а также университетами США, Канады, Германии, Китая и других стран. То же самое можно сказать и о ТПУ – в 2003 г. объем НИОКР по зарубежным контрактам и грантам в этом вузе составил около 3 млн долл. Коммерциализация научно-исследовательской деятельности является стимулом для развития вузов Томска и дополнительным источником их финансирования. Однако положительные процессы сдерживаются из-за неразработанности и противоречивости федерального законодательства, слабости лицензионной и патентной системы.

Для управления интеллектуальной собственностью, создаваемой в научных организациях, можно открыть офисы коммерциализации разработок, являющиеся либо структурными подразделениями, либо "дочками" этих организаций. Финансирование таких структур в научных организациях федерального подчинения целесообразно осуществлять из федерального бюджета на приоритетной основе. Результаты деятельности офисов, связанные с передачей интеллектуальной собственности в производство, должны отражаться в ежегодных отчетах научных организаций. В ТГУ, например, в 2003 г. на базе научно-образовательного центра "Физика и химия высокоэнергетических систем" создан Отдел трансфера технологий. Основными функциями Отдела являются: выявление и отбор конкурентоспособных разработок, правовая защита результатов интеллектуальной деятельности, поиск промышленных партнеров, оценка коммерческого потенциала технологий, подготовка и заключение лицензионных соглашений и др.

Для поддержки новых компаний, учрежденных научной организацией, целесообразно создать специализированные технологические инкубаторы, которые могут быть как структурными подразделениями научных организаций, так и независимыми некоммерческими организации. В университетах развитых стран Европы и Америки широко распространена практика создания студенческих бизнес-инкубаторов (СБИ), где студентам на конкурсной основе предоставляется возможность бесплатно пользоваться всеми необходимыми сервисными компонентами инновационной деятельности. Задача СБИ – подготовить студентов и аспирантов к предпринимательской деятельности в высокотехнологичной сфере еще на стадии обучения в университете.

В России такой инкубатор (оксфордская модель) функционирует в Томском государственном университете систем управления и радиоэлектроники (ТУСУР). В основе его деятельности лежит цепочка школа – университет – НИИ – предприятие (УНИК). На уровне подсистемы "школа" разработаны и внедрены программы профильных классов в области компьютерных технологий, радиоэлектроники, систем управления. В 2004 г. по этим программам обучались несколько тысяч школьников из 60 городов России. Одной из важных особенностей работы сотрудников ТУСУР в области развитии наукоемких производств является привлечение частных инвестиций. За последние годы в систему УНИК ТУСУР вошли 25 частных предприятий; в ближайшие 5 лет планируется довести их число до 150. Кроме того, созданы и успешно функционируют 4 профильных научно-исследовательских института, 2 КБ.

В то же время вопрос о праве государственных организаций учреждать юридические лица необходимо доработать, в частности устранить противоречие между гражданским законодательством, предусматривающим такую возможность, и бюджетным законодательством, которое ее отрицает. Например, статья 132 Закона "О федеральном бюджете на 2004 г." и статья 106 Закона "О федеральном бюджете на 2005 г." запрещают федеральным организациям направлять средства, полученные от осуществления предпринимательской и иной приносящей доход деятельности, на создание других, как некоммерческих, так и коммерческих организаций. Важнейшей целью функционирования технопарков, как уже отмечалось, должна стать реализация всех стадий инновационного цикла – от идеи до рынка, а также успешный трансфер и коммерциализация разработок. Приведенные в статье схемы отражают то, как эти задачи решаются в ТПУ.

Рисунок 2. Инновационный цикл


Коммерциализации разработок могла бы способствовать передача университетам, НИИ и малым фирмам прав на изобретения, созданные за счет федерального бюджета. Это, например, возможно в рамках Закона "Об инновационной деятельности". Целесообразно также принять постановление Правительства Российской Федерации "О порядке распоряжения правами на результаты научно-технической деятельности, полученными за счет средств федерального бюджета", проект которого в настоящее время разрабатывается Минпромнауки. Представляется, что в нем должны быть предусмотрены следующие положения:

1. Об интеллектуальной собственности на результаты научных исследований, полученные при финансовом участии бюджетов всех уровней. Интеллектуальная собственность на результаты научных исследований, полученные с привлечением бюджетных средств, должна принадлежать организациям-исполнителям. Организация-исполнитель федерального подчинения обязана проинформировать федеральный орган, являющийся ее учредителем, о созданной интеллектуальной собственности и форме ее защиты. Федеральный орган исполнительной власти имеет право получить бесплатную исключительную или неисключительную лицензию на использование упомянутой интеллектуальной собственности в установленный срок.

2. О правилах передачи интеллектуальной собственности. Полученная интеллектуальная собственность должна быть поставлена на баланс организации-правообладателя. При отсутствии запроса на исключительную лицензию со стороны федерального органа у организации-правообладателя независимо от формы собственности возникает право передать ее либо в существующую компанию на коммерческой основе, либо во вновь образуемую компанию в качестве взноса в уставной капитал. Организация-правообладатель имеет право предоставить авторам разработки бесплатную срочную лицензию на использование интеллектуальной собственности.

При этом в соответствии с международной практикой государство может закреплять за собой исключительные права на результаты научно-технической деятельности, связанные с интересами обороны и национальной безопасности, а также права на результаты научно-технической деятельности, относительно которых оно имеет намерение самостоятельно довести разработки до промышленного применения и реализации готовой продукции.
Необходимо внести изменения в Патентный закон РФ с целью коммерциализации изобретений. Здесь, по нашему мнению, следует использовать успешный опыт США, а именно основные положения закона Бай-Доула:

1. Патенты на изобретения, созданные с использованием средств государственного бюджета (федеральные патенты), получают, как правило, подрядчики. Одновременно часть прав на федеральный патент, в соответствии с законом, получает и государственный заказчик. В частности, он имеет право на безвозмездное использование указанных изобретений для государственных нужд, на получение доли дохода от продажи патентообладателем лицензий на эти изобретения третьим лицам, а также право на запрет продажи лицензий за рубеж, если это наносит ущерб экономической безопасности государства. Таким образом, законодательно обеспечивается баланс интересов государственного заказчика и подрядчика.

2. Университетам, бесприбыльным организациям и малому бизнесу предоставляется право передавать лицензии на коммерческое использование изобретений, сделанных в ходе исследований, которые финансируются из госбюджета, промышленным компаниям. Предприятия малого бизнеса должны иметь преимущество при исключительном или частично исключительном лицензировании.

3. Федеральным органам исполнительной власти дается право требовать от изобретателей или уполномоченных ими лиц предоставления лицензии, с тем чтобы: (1) добиваться практического применения изобретения в сфере его использования; (2) соответствовать требованиям в области здравоохранения и безопасности; (3) добиваться участия промышленности США в промышленной реализации изобретения.

4. Ограничивается право держателей патента на лицензирование и передачу прав фирмам, находящимся в собственности или под контролем иностранных государств, если только их владельцы не согласятся, что любая продукция, в которой нашел воплощение предмет изобретения, будет производиться в основном в США, где это осуществимо с коммерческой точки зрения.

5. Федеральные органы исполнительной власти обязаны предохранять информацию относительно изобретений от огласки. Закон Бай-Доула определяет их полномочия в сфере получения и охраны патентов и предоставления лицензий.

Как справедливо заметил Президент РФ В.В. Путин, выступая на совместном заседании Совета Безопасности и президиума Госсовета в феврале 2004 г., создать российский Бангалор можно только на основе продуманного, системного законодательства, на базе формирования "принципиально новых отношений науки, бизнеса и государства, в которых разделение полномочий, ответственности и рисков происходит на всех этапах научного процесса – от идеи до конечного продукта. Инновационная сфера требует нового качества государственного и корпоративного управления. В рамках инновационной политики необходимо отстроить адекватную инфраструктуру, включающую все необходимые управленческие, правовые и институциональные элементы".

Следить за новостями ИНЭС: