Институт советской торговли, курс придворной интриги

Номер 4. Сокровища Санта-Фе

Рейтинг наиболее стратегичных образовательных учреждений России

Материал подготовлен центром рейтингов и сертификации Института экономических стратегий при участии О.В. Немковой, С.А. Побываева и Л.В. Полковниковой
Курс придворной интриги

"Экономические стратегии", №04-2008, стр. 100-105

В удостоверении личности, выданном мне одним умнейшим человеком – саратовским начальником районной милиции… проставлено им собственноручно: профессия – паразит, образование – лженаучное, убеждения – беспринципный.
А.Н. Толстой. Хождение по мукам

Истории свойственно повторяться, она, как пони, все бегает и бегает по кругу, разве что круги получаются концентрическими и расходящимися. Во времена оные семь городов оспаривали право считаться родиной Гомера. В нынешний прагматичный век жизненные приоритеты слегка изменились, и несколько образовательных центров спорят сегодня о том, который из них можно назвать первой в мире школой бизнеса.

Большая часть специалистов сходится во мнении, что самая старая школа – это European School of Management, основанная в 1819 г. Но, например, в Wharton School уверены, что именно она и есть первая в мире бизнес-школа; год ее основания – 1881. Первый прототип программы МВА появился в стенах Wharton School в 1900 г., а первой в современном понимании бизнес-школой является знаменитая Harvard Business School.

В России проблемы первенства среди школ, дающих бизнес-образование, не существует. Прародителем и одновременно базой российской системы подготовки предпринимательских кадров является Академия народного хозяйства (АНХ). Она была учреждена при Совете министров СССР в 1977 г. В той мере, в какой советское хозяйствование можно было назвать бизнесом, АНХ могла называться школой бизнеса. Обучали там методам управления, финансам, учету, планированию, коммуникации. В 1989 г. в условиях еще советского рынка по инициативе Правительства при Академии была создана Высшая коммерческая школа, чтобы готовить кадры для внешнеэкономической деятельности. Одновременно аналогичные школы были созданы в МГИМО и Академии внешней торговли. После 1992 г. под влиянием спроса развивающегося в России рынка начался процесс самопроизвольного бридинга образовательных учреждений бизнес-профиля, и в том же году они объединились под сенью Российской ассоциации бизнес-образования (РАБО).

Парниковый эффект 1990-х

Сама по себе идея обучения предпринимательству сродни обучению искусству, например писательскому мастерству. Можно обучить бухгалтерскому учету, общей экономической теории, объяснить устройство финансовых систем и институтов, рассказать о системах управления качеством и принципах логистики. Но ни в одной школе невозможно обучить собственно искусству: ни писательскому, ни предпринимательскому и никакому иному, ибо творческие способности в той или иной области либо есть, либо их нет, и все здесь зависит только от Бога.

Необходимо отметить, что в мире в секторе бизнес-образования имеет место если не кризис, то по крайней мере предчувствие грядущих перемен. Развиваются тенденции, которые изменяют привычный прочный статус бизнес-школ. С развитием крупных компаний, обладающих мощной внутрикорпоративной культурой, все чаще появляются корпоративные университеты, где роль преподавателей выполняют служащие компаний. Значительную часть бизнеса в области подготовки управленческих кадров перетягивают на себя тренинговые фирмы.

Впрочем, новейшие тенденции в небольшой степени касаются России, где нет крупных высокотехнологических корпораций типа IBM или Microsoft, обладающих сильной культурой. Да и с культурой вообще дела обстоят неважно. Особенно с бытовой.

Россия начала 1990-х и, в значительной мере, начала нового тысячелетия не соответствовала ни ушедшим советским стандартам хозяйствования, ни современной общемировой практике бизнеса. По этой причине знания, полученные даже в лучших учебных заведениях, на практике не давали должного эффекта. В этом отношении показательно высказывание главы РАБО Л.И. Евенко, сделанное им в 2004 г.: "Американские школы бизнеса пытаются слить воедино академический и практический компоненты бизнес-образования. И тут возникает любопытная ситуация: для практической, менеджерской работы их выпускники оказываются перенасыщены знаниями.
А чтобы быть хорошим управленцем, нужны скорее такие качества, как воля, твердость. Лишние знания руководителю только вредят: человек начинает на практике проверять истинность теоретических выкладок, а это зачастую ведет к неприятным последствиям для реального бизнеса. Вот вам классический пример. Блестящий выпускник Гарварда Иосиф Бакалейник довел Владимирский тракторный завод до банкротства. Он строил свою стратегию исходя из расчета "стоимости денег", а ему надо было решать сугубо российскую проблему неплатежей".

Однако и отечественные бизнес-школы не всегда могли предложить адекватные решения в период бурных 1990-х гг. Зачастую преподавали там бывшие специалисты в области политэкономии социализма, и, разумеется, никто из них не знал и не мог знать всех реалий специфической российской бизнес-среды. В лучшем случае слушателям предлагалось познакомиться с действующим российским хозяйственным законодательством и кальками западных курсов.

В результате к настоящему времени отечественные бизнес-школы можно охарактеризовать словами того же Евенко: "Если приглядеться, даже лучшие российские школы бизнеса предлагают сегодня МВА образца 1970-х гг. (довольно академизированные, ориентированные прежде всего на передачу новых знаний). Для начала это лучше, чем ничего. Парадоксально, но как раз многие приезжающие к нам западные профессора получают низкие оценки учащихся из-за слишком упрощенного изложения (к этому привык западный слушатель). Что касается знаний, то американцы еще в 1980-е гг. поняли, что любое управленческое решение межфункционально и должно учитывать финансовые, маркетинговые, организационные и другие проблемы. В этот период для формирования у студентов МВА стратегического видения ситуации и системного мышления бизнес-школы США разработали междисциплинарные курсы по стратегическому менеджменту, управлению изменениями, политике бизнеса и т.д. При этом все модули программы логически связаны между собой. Наши школы бизнеса сегодня тоже пытаются вводить интегративные курсы. Однако сделать цельную, логически связанную программу под силу только высококвалифицированным преподавателям-единомышленникам. А у нас по-прежнему наблюдается большой дефицит кадров.

Да и в целом на программах МВА не сложилась еще культура преподавания. Настоящие коллективы появятся, видимо, лет через десять. Сейчас многие – не слаженные постоянно взаимодействующие коллективы, а скорее сумма преподавателей. Получается замкнутый круг: слабые кафедры, отсутствие научно-прикладной работы в сфере менеджмента, слабо подготовленная профессура школ".

Таким образом, отдельные фрагменты курсов, читаемых западными преподавателями, воспринимаются отечественной бизнес-аудиторией как избыточно примитивные, а российские программы отстают на поколение от интегративных западных. В результате наблюдается та же картина, что и практически в любой высокотехнологической отрасли: товар/услуги, произведенные с использованием технологий предшествующего уровня, не могут конкурировать с их аналогами, произведенными в рамках нового технологического уклада. По оценкам ректора Российско-немецкой высшей школы управления АНХ при Правительстве Российской Федерации В.К. Фальцмана, повышение конкурентоспособности российского бизнес-образования возможно за счет развития собственной научной базы. Однако науки, равно как и их финансирование, нынче не в моде. Притом, не только фундаментальные, но и сугубо прикладные, не только существующие за счет государственного бюджета, но и имеющие прямую и немедленную коммерческую выгоду.

Своеобразным компенсатором технологического отставания России в области подготовки предпринимателей является общая технологическая отсталость страны и ее крайне низкая доля на мировом рынке высокотехнологических товаров (по разным оценкам, от 0,3 до 0,5%). Низкий уровень управления и высокий уровень некомпетентности в вопросах ведения бизнеса имеют меньшее влияние на конечный результат в низкотехнологичных (преобладающих в России) секторах, чем в высокотехнологичных. Однако компенсация происходит за счет национального богатства страны. Так, если на Западе знания, в том числе управленческие и экономические знания, составляют 60-90% стоимости активов компаний и занимают такую же долю в совокупном национальном богатстве, то для России доля нематериального капитала в ее национальном богатстве не превышает, по данным Всемирного банка, 15%. Расходование невосполнимых ресурсов не компенсируется созданием капитала в иных формах. По этой причине национальное богатство страны сокращается. Величина сокращения составляет 13,4% от ВВП в год (доклад Всемирного банка, подготовленный к заседанию Генеральной Ассамблеи ООН, сентябрь 2005 г.).

Кадры решают все

Чтобы трезво смотреть на вещи, необходимо отдавать себе отчет в том, что российская экономика живет за счет экспорта ископаемых углеводородов и, отчасти, другого сырья и продуктов первого передела (пусть и в условиях исключительно благоприятной конъюнктуры). Все прочее представляет собой систему распределения нефтегазовых и сырьевых доходов подобно тому, как в условиях СССР система распределения была представлена торговой сетью. Последнюю обеспечивал кадрами Институт советской торговли, и в решении этой задачи был вполне адекватен требованиям. Несколько на ином уровне, но вполне аналогично, российский бизнес обеспечивается кадрами, адекватными перераспределительной системе. И пока это будет перераспределительная система, а не реальный бизнес, встроенный в систему глобальной конкуренции и предъявляющий реальный спрос на реальную услугу, а именно подготовку современных бизнесменов, уровень кадров не будет существенно отличаться от уровня работников советского прилавка. Здесь возможны возражения: как же может быть нереальным бизнес, если его капитаны имеют миллиардные состояния и не сходят со страниц журнала Forbes? Советские торгаши, конечно, были поскромней нынешних олигархов, но в данном случае вопрос в качестве, а не в масштабах. В отличие от своих соседей по страницам упомянутого издания они туда попали не путем "создания новых комбинаций" по Йозефу Шумпетеру, а в силу иных действий, охарактеризованных В.В. Путиным в интервью New York Times следующим образом: "Государство назначило олигархов миллиардерами, бесплатно отдав им государственные активы". Поэтому персонам, видящим себя в олигархических креслах, не стоит изучать бизнес, лучше обратиться к изучению курса феодальной интриги.

Вопрос о построении рейтингов бизнес-школ представляется достаточно непростым. Таковым он является и в развитых странах, где культура бизнес-образования насчитывает не один десяток лет, а возраст рыночной культуры исчисляется столетиями. Искаженное представление о той или иной школе дает унифицированный рейтинг. Сравнение различных университетов и школ становится сродни сравнению авторов произведений искусства, причем авторов, работающих не только в различных жанрах, но и в различных видах художественного творчества. Как, например, сравнить творчество писателя Сомерсета Моэма и художника Уильяма Тернера? По этой причине и Гарвардская, и Уортонская школы бизнеса в США отказались от участия в рейтингах. Европейский совет по проблемам бизнес-образования также не жалует составление рейтингов бизнес-школ. Не рекомендует своим членам участвовать в рейтингах и российская РАБО.

В российских условиях составление рейтингов бизнес-школ представляет собой еще более трудоемкую и неблагодарную задачу.

И тем не менее рейтинги составляются. Иностранные рейтинговые агентства также включают российские бизнес-школы в свои рейтинги, правда сугубо региональные.
Знакомясь с любым рейтингом, необходимо помнить о том, что это не портрет школы, не ее исчерпывающая характеристика, а определенный срез. Это нужно для того, чтобы за строками рейтингов не была потеряна уникальная культура каждого учебного заведения.

Кроме того, события последнего времени на рынке бизнес-образования России безусловно свидетельствуют о развитии. Верен ли вектор развития, развитие ли это в действительности, а не напрасная трата ресурсов – на эти и подобные вопросы в состоянии ответить разработанная Институтом экономических стратегий методология стратегической матрицы, логический алгоритм которой предполагает анализ качества целеполагания, ресурсной базы и эффективности системы в достижении результатов.

С 2005 г. данная модель с определенными модификациями используется для оценки стратегического потенциала различных областей экономической и социальной деятельности как за рубежом, так и в России. В зависимости от исследуемого объекта изменяется распределение баллов по блокам, и, следовательно, ключевые показатели, наполняющие узлы энниаграммы, а также их весовые меры. В результате адаптации методики к образовательным учреждениям было установлено, что оптимальное распределение баллов по трем блокам выглядит следующим образом (1):

  • цели – 20 баллов;
  • ресурсы – 40 баллов;
  • реализация – 40 баллов.

Верен ли вектор развития?

Высшая школа бизнеса МГУ им. М.В. Ломоносова и Университет штата Джорджия в лице экономического факультета МГУ и бизнес колледжа Мэка Робинсона при Университете штата Джорджия заключили соглашение о партнерстве. В результате впервые в России представители бизнес-сообщества смогут обучаться по программе Executive MBA (EMBA). Программа стратегического лидерства рассчитана на аудиторию топ-менеджеров. Ее продолжительность составляет четыре семестра из расчета по три полных учебных дня в месяц (учитывая специфику обучаемого контингента). Рабочий язык преподавания – английский.

Данная программа является принципиально новой для России.

В США она входит в десятку лучших программ бизнес-образования, а по версии журнала Business Week – в пятерку лучших.

Выбор МГУ им. М.В. Ломоносова был отнюдь не случайным. Первый российский университет на протяжении всей своей истории был лучшим в стране и никогда не покидал десятки лучших университетов мира. Базирование сугубо практической программы лидерства непосредственно в цитадели фундаментального образования и фундаментальной науки может дать совершенно неожиданные новые комбинации уже не в теории, а на практике ведения бизнеса. Улучшение показателей школы по узлам "Целеполагание", "Бизнес-среда", "Адаптация".

Также с 2009 г. в России стартует программа Full-Time MBA, которую предлагает бизнес-школа "Сколково". В определенном смысле это выход на новый уровень преподавания: от "мы все учились понемногу" к регулярному получению теоретических знаний и практических навыков. Вообще, "Сколково" стоит несколько особняком в ряду российских учебных заведений бизнес-образования. Руководство школы намерено отказаться от традиционной лекционно-семинарской системы, создав новое коммуникативное пространство. Кроме того, преподаватели хотят, чтобы выпускник "получил стажировку на развивающихся рынках Индии и Китая, в Соединенных Штатах и Западной Европе. Выполнил реальные проекты трех типов: для публичного сектора, для коммерческого сектора и проект с нуля – так называемый "старт-ап". Школа "Сколково" намеренно дистанцируется от государства и ориентирована на то, чтобы конкурировать с ведущими мировыми школами бизнеса, по крайней мере в нише подготовки специалистов для работы на развивающихся рынках. Рост показателей школы по узлам "Выбор стратегии", "Адаптация", "Сети".

В перечне значимых событий года на российском рынке бизнес-образования отметилась и одна из наиболее известных бизнес-школ – МИРБИС. Ею было заключено соглашение о партнерстве с компанией Microsoft. В соответствии с соглашением с 2009 г. в школе будет организовано шесть мастер-классов по вопросам использования в управлении компаниями информационных систем Microsoft Dynamics. Мастер-классы проведут специалисты партнеров Microsoft: "АНД Проджект", GMCS, WillMore, NaviСon, "КОРУС Консалтинг" и "Омега-Плюс 91". Это представляется весьма интересным и значительным событием. Но гораздо более интересно и значительно то, что МИРБИС будет сотрудничать с компанией-гигантом, обладающей весьма сильной внутрикорпоративной культурой, что открывает возможности практического онлайнового изучения опыта строительства высокотехнологических корпораций. Повышение показателей компании по узлам "Ресурсы", "Адаптация", "Бизнес-среда".

Наконец, следует отметить закрытие специализированных программ Стокгольмской школой экономики, которая сосредоточилась исключительно на преподавании дисциплин в рамках курса МВА. Это вызвало определенное недоумение: специализированные программы СШЭ были уникальны и пользовались устойчивым спросом. Однако не стоит спешить с выводами: школа, под крышей которой вышли "Бизнес в стиле фанк", "Капитал пляшет под дудку таланта", "Корпоративная религия", "От хорошего к великому", просто не в состоянии будет предложить ординарный курс МВА. Спад показателей компании по узлу "Выбор стратегии".

ПЭС 8181/22.07.2008

Примечание.
1. Подробнее с данной методикой можно ознакомиться на сайте Института экономических стратегий http://www.inesnet.ru или в брошюре "Методика оценки стратегического потенциала образовательных учреждений" (М.: Институт экономических стратегий, 2005).


Рейтинг «20 наиболее стратегичных бизнес-школ России» (по состоянию на июль 2008 г.). Выпуск 4(62)/2008

Положение
Бизнес-школы
Общий уровень стратегичности
Рейтинговый статус
Изменение по сравнению с июлем 2007 г.
Прогноз динамики стратегичности
2008 г.
2007 г.

1

1

Высшая школа бизнеса МГУ

80,0

AAA

3,0

2

3

Высшая школа маркетинга ГУУ

75,1

AAA

0,8

3

4

Высшая школа международного бизнеса АНХ

69,3

AAA

0,6

4

5

Московская международная высшая школа бизнеса "Мирбис"

69,0

AAA

0,7

5

2

Стокгольмская школа экономики

68,8

AAB

6,2

6

7

Институт бизнеса и делового администрирования АНХ

67,7

AAA

0,7

7

6

Московская школа социальных и экономических наук АНХ

67,4

AAB

0,3

8

9

Высшая школа информационного менеджмента ГУУ

67,3

AAB

0,5

9

12

Санкт-Петербургский международный институт менеджмента

67,2

ABA

0,8

10

10

Высшая школа менеджмента ГУ-ВШЭ

66,7

ААВ

11

13

Высшая школа менеджмента СПбГУ

66,5

AAA

0,2

12

28

Московская школа управления "Сколково"

65,4

AAB

5,1

13

8

Высшая школа финансового менеджмента АНХ

65,0

BAB

2,0

14

22

Международный институт менеджмента ЛИНК

64,7

BAB

3,5

15

15

Институт новой экономики ГУУ

63,8

АВА

16

33

Межотраслевой институт развития инновационных технологий

63,5

ABA

3,8

17

11

Институт экономики и финансов "Синергия"

63,1

BAB

3,5

18

29

Международная школа бизнеса Финансовой академии

63,0

ABB

2,9

19

14

Московский институт международного бизнеса при ВАВТ Минэкономразвития РФ

62,4

BAB

2,7

20

16

Российско-немецкая высшая школа управления АНХ

62,0

АВВ

1,1

Рейтинг «20 наиболее стратегичных вузов России» (по состоянию на июль 2008 г.). Выпуск 4(62)/2008

Положение
Вузы
Общий  уровень стратегичности
Рейтинговый статус
Изменение по сравнению с июлем 2007 г.
Прогноз динамики стратегичности
2008 г.
2007 г.

1

1

Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова

76,5

AAA

2,8

2

2

Санкт-Петербургский государственный университет

72,8

AAA

3

3

Государственный университет управления

68,3

AAA

4

6

Московский государственный технический университет им. Н.Э.Баумана

64,7

AAA

6,0

5

5

Государственный университет – Высшая школа экономики

60,7

ABB

6

4

Академия народного хозяйства при Правительстве РФ

60,5

ABB

5,8

7

8

Московский инженерно-физический институт (Государственный университет)

60,3

AAB

2,3

8

9

Московский государственный институт стали и сплавов

60,2

ABA

2,5

9

7

Московский государственный институт международных отношений

57,9

AAB

0,4

10

10

Финансовая академия при Правительстве РФ

57,3

BBB

11

13

Московский физико-технический институт (Государственный университет)

57,2

ABB

0,4

12

11

Российский университет дружбы народов

56,7

BBB

0,5

13

16

Дальневосточный государственный университет

55,9

ABB

1,4

14

27

Московский авиационный институт (государственный технический университет)

55,7

ABB

3,7

15

12

Московский энергетический институт

54,7

ABB

2,3

16

32

Поволжский государственный университет

54,3

ABB

3,4

17

14

Новосибирский государственный университет

54,0

BBB

1,7

18

18

Томский государственный университет

53,8

BBB

19

20

Московский государственный университет путей сообщения

53,2

BBB

0,4

20

21

Российская экономическая академия им. Г.В. Плеханова

52,8

ABB

0,1

Следить за новостями ИНЭС: