Инновации и развитие | Институт экономических стратегий

Инновации и развитие

Номер 5-6. Острота впечатлений

Материал представляет собой заметки о книге японского исследователя Масааки Хирооки ‘Innovation Dynamism and Economic Growth. A Nonlinear Perspective’ (Edward Elgar, Cheltenham, UK — Northampton, MA, USA, 2006).

Аскар Акаев
Инновации и развитие

"Экономические стратегии", №05-06-2008, стр. 56-61

Акаев Аскар Акаевич — иностранный член Российской академии наук. Материал представляет собой заметки о книге японского исследователя Масааки Хирооки ‘Innovation Dynamism and Economic Growth. A Nonlinear Perspective’ (Edward Elgar, Cheltenham, UK — Northampton, MA, USA, 2006).

Инновационное развитие стало в последние годы наиболее актуальной темой в государственной и общественно-политической жизни России. Преодолев тяжкие последствия постсоветского системного кризиса, получая огромные доходы от экспорта углеводородов, которые частично аккумулируются в специальных фондах в интересах будущих поколений, российское государство предстало перед необходимостью четкого определения парадигмы своего дальнейшего развития. Какой курс выберет страна в предстоящие десятилетия, какие сценарии будут положены в основу ее дальнейшего развития – эти заботы ныне находятся в центре внимания государственных, финансовых и предпринимательских кругов России. Высокие темпы развития экономики в целом, в особенности ее сырьевых отраслей, явное оживление в некоторых других базовых отраслях обусловили соблазн и впредь сосредоточиться именно на них, несущих "золотые яйца". До недавнего времени, как представляется, все еще существовала опасность выстраивания российской экономической политики на перспективу по инерционным схемам, ориентирующимся на естественное продолжение тренда, отражающего динамику изменения параметров того или иного процесса в прошлые периоды. Даже если это и дало бы временный позитивный эффект в плане темпов роста ВВП, то в дальнейшем неизбежно привело бы к технологической стагнации в условиях быстрого продвижения развитого мира к новым постиндустриальным горизонтам.

В сложившейся ситуации мощно и весомо прозвучал голос руководства России в лице В.В. Путина и Д.А. Медведева, объявивших о повороте страны к принципиально новым для нее ориентирам развития, которые артикулированы как инновационное развитие. Стратегия инновационного развития как ключевая задача российской экономики, по замыслу ее инициаторов, призвана кардинально повысить темпы роста именно на тех приоритетных направлениях, которые способны обеспечить прорыв России вперед и в ближайшей перспективе вывести ее в один ряд с передовыми государствами мира. Россия располагает мощной финансовой базой для решения этой задачи, имеет высокий научный потенциал и огромные человеческие ресурсы, которым надлежит привести в действие инновационный механизм.

Забота об инновационном развитии не принадлежит к числу исключительных прерогатив России. Движение в этом направлении идет во всем мире. Особое место данный процесс занимает ныне в экономической жизни так называемых развивающихся стран, к числу которых наряду с Россией относят Китай, Индию, Бразилию и др. В США, Японии и Европе инновационная система издавна сложилась и надежно функционирует по принципу stand by. Однако и в этих странах государство играет в продвижении инноваций ключевую роль, не отдавая их на откуп рынку. Для России и ее постсоветских партнеров, заинтересованных в инновационном развитии, проблема состоит далеко не в выборе инновационных целей, а в создании инновационной системы, которая эффективно действовала бы в непрерывном устойчивом режиме, материализуя и трансформируя с помощью высоких технологий новые научные открытия и изобретения в нужную обществу современную конкурентоспособную продукцию. Опыт, накопленный в этой области в развитых странах, может быть полезен и России.

В этой связи мое внимание привлекла монография известного японского ученого Масааки Хирооки "Инновационный динамизм и экономическое развитие. Нелинейная перспектива" в ее американо-британском издании 2006 г.

Признаюсь, что до сих пор не встречал исследования, в котором огромнейший объем фактических данных был бы проанализирован, в том числе и в историческом контексте, на столь впечатляющем научном уровне с применением современных исследовательских методов. Высокая ценность данного труда состоит и в том, что проблемы инновационного развития рассматриваются в нем в рамках циклической динамики, в частности на основе подхода, заложенного крупнейшим российским экономистом начала ХХ в. Н.Д. Кондратьевым, известным во всем мире своей знаменитой теорией "длинных волн" экономического развития. Хироока убедительно показывает, что идеи Кондратьева не только сохраняют свою силу, но и приобретают в современных условиях новую значимость. Можно сказать, что монография японского исследователя и возрождает, и возвышает идеи великого русского ученого-экономиста, подчеркивая их неоспоримую актуальность и в XXI столетии. Более того, Хироока раскрыл корреляцию инновационных нововведений и циклов экономической активности Кондратьева и впервые подтвердил, с использованием траекторий развития, что механизм диффузии нововведений выборочно собирает и создает кластер технологий вдоль повышательной фазы циклов экономической активности Кондратьева. Он также показал, что распространение технологических новшеств синхронизируется с подъемом цикла Кондратьева и достигает зрелости в области пика цикла. Совпадения в распространении инноваций и экономическом подъеме означают, что экономические циклы Кондратьева вызываются именно кластером инноваций.

Многим людям, далеким от углубленного научного анализа современных социально-экономических процессов, инновационная экономика представляется чуть ли не панацеей от кризисов, потрясений и неурядиц, выглядит своего рода гарантией поступательного движения по накатанной плоскости. Действительность далека от подобных представлений. Развертывающиеся на наших глазах процессы спада в экономике США и связанных с ней экономиках ряда западных стран наводят на мысль о том, что, похоже, в данном случае проявляется действие неодолимых экономических закономерностей, относящихся к циклическим изменениям. Было бы трудно представить, что пертурбации в сфере ипотечного кредитования способны неожиданно перевести самую мощную в мире американскую экономику из состояния длительного роста в состояние, близкое к рецессии. Наводит на определенные размышления смыкание процесса спада в экономике западных стран со все более очевидными проявлениями глобального продовольственного кризиса, бурным ростом цен на продовольствие во всех частях мира. Пессимисты даже предсказывают надвигающийся голод в ряде регионов Азии и Африки и возникновение по этой причине разрушительных голодных бунтов, способных распространиться далеко за пределы затронутых бедствием регионов. Разгадку, по-видимому, надо искать не в частных причинах, какими бы важными они не казались, а в анализе происходящих событий в свете закономерностей циклической динамики, в частности опираясь на кондратьевские идеи о "длинных волнах" (50-60 лет), а также на другие представления о циклах как более коротких (так называемые циклы Китчина и Жюгляра), так и более продолжительных – вековых циклах социально-экономического развития.

Большую монографию японского ученого с богатым концептуальным содержанием трудно охарактеризовать в кратком отзыве. Полагаю, что экономисты, финансисты, предприниматели, ученые и политики найдут в этой книге пищу для ума и ориентиры для дела. Лично меня привлекли мысли Хирооки о так называемых транк-инновациях (trunk-innovations) и инновационной парадигме. Инновационное развитие, как правило, связывается со сферой промышленного производства и возникновением новых технологий. Японский исследователь предложил более широкий подход. В понятие "t-инновации" он вложил энергетику, ресурсы, двигатели, транспорт, информатику и коммуникации. Ресурсы при этом понимаются в более широком плане: это могут быть, например, организационные ресурсы. "Т-инновации", по Хирооке, формируют инфраструктуру и индуцируют институциональные перемены. Далее Хироока показывает, что активная диффузия нововведений, вызванных "t-инновациями", распространяется за пределы данного цикла Кондратьева к следующему циклу, чтобы пройти более длинную траекторию, которую он назвал "инфратраекторией". Существенно и то, что "t-инновации" стимулируют последующие базисные инновации и приводят в итоге к смыканию последовательных кондратьевских циклов, которые соединяются "инфратраекторией" продолжительностью в 70-100 лет. При этом нововведения, инициируемые "t-инновациями", формируют кластеры, оказывающие долгосрочное влияние на экономическое развитие.

Изучая развитие динамики инновационных нововведений, Хироока установил, что инновационная парадигма состоит из трех логистических траекторий: развития технологии; создания коммерческого продукта; диффузии инновационной продукции на рынки.

В качестве хрестоматийного примера в экономической науке обычно приводится закон диффузии инновационной продукции. В математическом плане этот процесс описывается логистическим уравнением Ферхюльста (1838 г.) и изображается графически в форме S-образной кривой (траектории). Процесс диффузии, как известно, наступает вслед за освоением технологических нововведений и их материализацией в форме новой усовершенствованной продукции. Хироока именует эти этапы technological invention и product development. Каждый из них, согласно основанным на огромной эмпирической базе выводам японского ученого, как и феномен диффузии, графически также изображается S-образной траекторией. Это приводит к важному для экономической теории и практики выводу, что инновационное развитие носит нелинейный характер с имманентно присущими его основным проявлениям логистическими закономерностями.
Здесь необходимо отметить, что первым ученым, кто открыл нелинейный логистический характер хода изменения уровня техники (технологии) был не кто иной, как сам Кондратьев, о чем научное сообщество узнало только недавно, после опубликования его суздальских писем (1). Это поистине выдающееся открытие было сделано им в 1934 г. в Суздальской тюрьме для политзаключенных. В это время он пытался определить законы основных тенденций (или тренда) динамики народного хозяйства и сформулировать их строго математически. С этой целью он рассмотрел в первую очередь кумулятивные величины, такие как национальный капитал, население, а также ход изменения уровня техники. В письме к жене от 5 сентября 1934 г. Кондратьев пишет: "Мне удалось показать, что закон их изменения выражается дифференциальным уравнением вида:

Далее он приводит решение: , где c и a – параметры, определяемые эмпирическим путем. Это и есть логистическое уравнение Ферхюльста и S-образная логистическая кривая. Надо ли говорить, что это открытие долгое время несправедливо приписывалось другим авторам?

Таким образом, Хироока выявил, что технологический период развития также может быть выражен логистическим уравнением и преуспел в описании всесторонней структуры инновационной парадигмы. Период технологического развития, по Хирооке, включает в себя две траектории: технологии и развития. Первая начинается с первоначального основного изобретения или значительного открытия, которое трансформируется в базисную технологию и подвергается различным усовершенствованиям, в результате чего формируется траектория технологии. По ходу усовершенствования технологии возникает ряд инновационных продуктов, которые формируют траекторию развития. В то время как усовершенствованные технологии накапливаются, новые инновационные продукты начинают достигать стадии своей зрелости. Коммерциализация же начинается несколько лет спустя, и этот момент является началом траектории диффузии товара на потребительские рынки. Интересно отметить, что траектория диффузии, как установил Хироока, начинается только после того, как траектория технологии завершается, создавая своего рода каскадную структуру. После вывода на рынок инновационной продукции, что имеет довольно медленный темп, инновацию быстро подхватывает бизнес и многие предприниматели-имитаторы прибывают на рынок, вызывая явление, которое Йозеф Шумпетер назвал "эффектом фургона с оркестром". Товар идет в гору.

Новаторский подход Хирооки к исследуемой теме заключается и в том, что в основу своего анализа он положил не поведение фирм как структурных единиц инновационного процесса, а интеллектуальную активность человека, говоря иным языком, он вывел на передний план человеческий фактор. Акторами на стадии научных открытий и изобретений, а также их практического освоения выступают – в свете его взглядов – не фирмы, а индивиды. Как ученый я всецело согласен с точкой зрения Хирооки. Трансмиссия знаний между траекториями technological invention и product development осуществляется через взаимодействие индивидуальных акторов.

В данной связи обращает на себя внимание позиция российского руководства, которое рассматривает развитие человека как основную цель и необходимое условие прогресса общества. Переход на инновационный путь развития требует прежде всего масштабных инвестиций в человеческий капитал. С мотивацией к инновационному поведению граждан и с отдачей, которую приносит труд каждого человека, связывается будущее России. В этой связи задача коренного совершенствования системы образования от начальных школ до университетов, выведения ее на непрерывную основу выходит в современной государственной политике на передний план. Книга Хирооки дает немало полезных ориентиров относительно тех требований, которые инновационная экономика предъявляет к деятельности кадров, обеспечивающих ее успех.

В фундаментальной монографии японского ученого вполне естественно было ожидать изложения его взглядов относительно роли государства в инновационной экономике, в частности в создании новых отраслей производства, освоении инновационных технологий в существующих отраслях, в анализе перспектив развития, основывающихся на инновационной парадигме. Как известно из исторической практики, прослеживаемой по крайней мере за последние пару веков, инновационный прогресс в основном осуществляется в результате усилий государства по освоению эпохальных научных открытий и изобретений, обеспечивающих прорыв человечества. Частный бизнес любого масштаба изначально не в состоянии брать на себя ответственность за реализацию крупномасштабных венчурных проектов при отсутствии гарантий надлежащей коммерческой отдачи. Наглядным примером тому в атомной области может служить Манхэттенский проект в США и Атомный проект в СССР.

Хироока пришел к выводу, что успех государственной инновационной политики во многом зависит от способности правительств активно действовать в те периоды времени, которые совпадают с повышательной стадией Кондратьевского цикла и которые соотносятся с критически важной для успеха дела первой половиной инновационной траектории развития (порядка 10-15 лет). В книге – наряду со случаями удачного попадания правительств "в фазу" – приведены примеры, когда поддержка правительства осуществлялась на понижательной стадии Кондратьевского цикла и оттого оказалась менее успешной. Интересное суждение им высказано относительно эффекта глобализации в инновационном развитии, когда развитые и развивающиеся страны в единовременных действиях попадают в режим взаимодополняемости. Это меняет укоренившееся мнение о лидирующих развитых и идущих вслед за ними с отставанием развивающихся странах. В конечном счете речь идет о переходе к глобальной технологической траектории как знаковой инновационной вехе в условиях техноглобализма. Согласно Хирооке, когда создается инновационное по характеру производство, это обстоятельство оказывает стимулирующее воздействие на существующие отрасли экономики, которые, являясь отправными точками для внедрения инноваций, вынуждены сами радикально обновляться. В итоге в экономике создается общий инновационный тренд. Вышеуказанные суждения имеют важное значение для инновационного развития России. Учитывая, что с начала XXI в. пятый Кондратьевский цикл и соответствующий ему V технологический уклад (ТУ) вступили в понижательную стадию, можно ожидать в начале следующего десятилетия более глубоких экономических и инновационно-технологических кризисов, нежели в 2001-2002 гг. и 2007-2008 гг. Выход – в своевременном освоении кластера базисных инноваций, формирующих структуру VI ТУ. Ядром VI ТУ, скорее всего, станут нанотехнологии и оптоэлектроника; генная инженерия и биотехнология животных и человека; мультимедиа; альтернативная энергетика, включая водородную. Большая волна базисных инноваций возможна с 2010 по 2025 г., после чего получит распространение в мире VI ТУ. Что же касается эпицентра этой волны базисных инноваций, то можно предположить, что лидеры пятой волны – США, Япония и Западная Европа – в основном сохранят свое лидерство, но к ним будут приближаться новые индустриальные страны – Южная Корея, Китай, Сингапур, Индия, Бразилия. Россия также имеет шанс присоединиться к указанным странам, если Правительство РФ возьмет твердый курс на стратегию инновационно-технологического прорыва и будет активно поддерживать базисные инновации по тем направлениям, где имеется научно-технический потенциал для прорыва, например, нанотехнологии. Выбор наиболее актуальных инновационных целей, сосредоточение на их реализации существующего производственного потенциала, мощных интеллектуальных, финансовых и материальных ресурсов способны помочь России резко сократить временной лаг, который отделяет ее по уровню развития от США, Японии и стран Западной Европы, встроиться в общемировые тенденции развития. В 1950-е гг. СССР уже совершал подобный инновационно-технологический прорыв в освоении и распространении поколений IV ТУ, что позволило тогда модернизировать экономику, занять лидирующие позиции в ряде направлений НТР и достичь военно-технического паритета с западным блоком.

Монография Хирооки впечатляет своей нацеленностью на практические задачи инновационного развития. С присущей автору высоты научного подхода написана, например, глава "Технологические предвидения и долгосрочные перспективы". Как ученому-физику, мне было интересно ознакомиться с историческим очерком развития науки, приведенным в работе японского исследователя. Однако куда важнее были оценки автора книги относительно перспектив развития современной науки и техники, его подходы к выстраиванию инновационных парадигм по конкретным научным дисциплинам. Признаюсь, я впервые столкнулся со столь убедительным выводом, что процесс их развития подчиняется нелинейным закономерностям и описывается логистическим уравнением. Согласно оценкам японского исследователя, инновационные кластеры середины – второй половины ХХ в. уже начали приносить практическую отдачу. Она достигнет своего пика через 20-40 лет, после чего пойдет на спад. В настоящее время на передний план выходят инновации в сфере мультимедиа, сверхпроводников, генной инженерии, регенеративных технологий, точной полимеризации, молекулярных устройств, квантовых компьютеров и т.д. Возьмем хотя бы развитие нанотехнологий. Это путь к управляемому синтезу атомно-молекулярных структур, который призван обеспечить получение новых объектов непосредственно из атомов и молекул с помощью систем искусственного интеллекта. По каждому из обозначенных в книге направлений Хироока на основе нелинейных представлений дает углубленный анализ развития от первых открытий до выхода соответствующих инноваций на этап зрелости. Как ученый, много лет отдавший фундаментальным исследованиям в области физики, я с удовлетворением убедился, что некоторые высокие технологии (оптоэлектроника, квантовые генераторы и др.), возникшие при моем непосредственном участии, имеют также перспективу занять ключевую нишу в инновационной экономике XXI в. Поражает универсализм, глубина и широта научных познаний японского исследователя. Это дает дополнительные основания доверять приведенным в книге оценкам и прогнозам.

Следует особо отметить один важный вывод Хирооки, который является следствием нелинейной природы инновационного развития. Несмотря на то, что логистическое уравнение описывает непрерывный процесс, практическая инновационная система является дискретной и диссипативной. Изучая дискретные системы нововведений, Хироока установил существование фракталов и механизма их самоорганизации. Он показал, что нововведения, группирующиеся в кластеры на повышательной фазе цикла Кондратьева, также имеют фрактальную природу. Траектория инновационной парадигмы формируется благодаря объединению отдельных дискретных элементов. Ряд новых продуктов базисной инновации связаны между собой и, таким образом, формируют траекторию ее развития. Им обнаружено несколько видов фракталов, а также множество механизмов самоорганизующихся инновационных систем. Установлено, что инновационные парадигмы включают в себя различные фракталы и эти фракталы являются их важными элементами, т.к. каждая траектория формируется посредством накопления дискретных элементов, представляющих собой малый элемент структуры. Самоорганизация есть важный механизм подобных сложных систем с диссипативной структурой. Таким образом, инновационные системы состоят из различных фракталов и формируются благодаря механизму самоорганизации.

Как и следовало ожидать, в книге Хирооки затронут вопрос о проблемах глобального энергетического обеспечения. Энергетику автор относит к числу наиболее важных базисных "t-инноваций". Однако в этой части взгляды японского ученого вряд ли можно отнести к оптимистическим. Согласно высказанным в книге прогнозам, пик добычи нефти как главенствующего ныне в мире источника энергии придется на период примерно до 2020 г. В недалеком будущем истощение запасов нефти может стать реальностью, способной затруднить глобальный прогресс. Автор не видит кардинальных перспектив в плане перехода к возобновляемым источникам энергии, и с этим можно согласиться. Без особой надежды он рассматривает возможность перехода к ядерным источникам энергии, например к атомным реакторам с жидкометаллическим охлаждением, которые исключают расплавление его активной части и опасность радиационного заражения. Мне представляется, что Хироока недооценивает перспективы перехода к использованию управляемых термоядерных источников энергии, радиационная и экологическая безопасность которых не вызывает сомнений. Надежды на прорыв в этой области связаны с реализацией проекта Международного термоядерного реактора, который осуществляется на территории Франции усилиями ведущих стран мира, в том числе России и Японии. Огромный комплекс экспериментальных исследований, основанных на надежном теоретическом фундаменте, показывает, что, пройдя через фазу проекта МТР, человечество может получить к середине XXI в. в высшей степени обнадеживающую перспективу энергообеспечения. Вкупе с другими факторами это позволит преодолеть надвигающийся энергетический кризис, если исходить из предположения, что глобальное энергообеспечение и впредь основывалось бы на нефти.

В связи с размышлениями о книге Хирооки не могу не подчеркнуть тот непреложный факт, что наиболее важные научные открытия, которые дали мощный импульс глобальному инновационному развитию, связаны с изучением микромира, научными исследованиями на уровне атомных ядер, атомов и молекул.

Фундаментальные открытия в ядерной физике, которые 70-80 лет назад были сделаны в скромных лабораториях небольшими группами ученых-энтузиастов, привели к созданию мощной атомной отрасли. Логика развития шаг за шагом снижает ее военный аспект и придает отрасли все более ярко выраженный гражданский созидательный характер, например через развитие атомной электроэнергетики. Переход к управляемой термоядерной электроэнергетике на века вперед способен снять возникшую ныне перед человечеством опасность энергоголода. Научное вторжение в тайны микромира привело к созданию лазеров, нанотехнологий, молекулярных устройств квантовых компьютеров и т.д. Достижения фундаментальной науки к началу XXI в. изменили технологический облик мира и будут определять судьбу человечества надолго вперед. Из микромира ученые никогда не уходили с пустыми руками. Через микромир к преобразованию реального мира – такова реальность во взаимосвязи фундаментальной науки и практики. Государственные деятели и экономисты, закладывая планы на будущее, определяя финансирование фундаментальной науки, должны это учитывать.

В заключение хотел бы с особой силой подчеркнуть принципиальную новизну монографии Масааки Хирооки как с концептуальной, так и с практической точки зрения, ее поразительную насыщенность фактическими данными, проанализированными в контексте новейших инновационных подходов. Исключительно плодотворной выглядит опора японского исследователя на труды выдающегося российского ученого Н.Д. Кондратьева. Замечу при этом, что исследования по инновационной проблематике ведутся в России широким фронтом. Достаточно упомянуть, например, труды Б.Н. Кузыка, Ю.В. Яковца, С.Ю. Глазьева и др. Дополнение российских исследований идеями Хирооки способно придать инновационной проблематике новые краски. Настойчиво рекомендую по возможности быстрее перевести на русский язык и издать книгу Хирооки, чтобы представители участвующих в инновационной деятельности правительственных, предпринимательских, финансовых, научных кругов России получили возможность ознакомиться с ней.

ПЭС 8121/14.05.2008

Примечание
1. Кондратьев Н.Д. Суздальские письма. М: "Экономика", 2004, с. 406.

Следить за новостями ИНЭС: