С. Луценко прокомментировал

Мнения

С.И. Луценко комментирует особенности непоследовательности при вынесении решения со стороны национального суда

Сергей Луценко: «Непоследовательный подход со стороны национального суда нивелирует данный институт, который должен предоставлять гарантию защиты прав и свобод».

С.И. Луценко комментирует особенности непоследовательности при вынесении решения со стороны национального суда (анализируется «живое» дело, в котором были грубо нарушены экономические интересы слабой стороны — заемщика), которое подрывает принцип единства судебной практики. Автор обращает внимание на нарушения судом толкования и применения норм закона об исковой давности.

Зачастую кредитное учреждение и судебный орган выстраивают свои отношения так, что заемщик не в состоянии регулировать свое поведение (исключается вероятность предвидеть последствия такого поведения, даже опираясь на нормы законодательства в сочетании с толкованием прецедентной практики). В свою очередь разум банка (или поведенческая модель) направлен на создание непредсказуемости (множества поведения) в отношении поведения заемщика. Другими словами, заемщик не может разумно предвидеть (оценить, прибегая к праву обстоятельства результата действий со стороны банка) правовые последствия действий кредитного учреждения, и он не может следовать (контролировать) за изменяющимися обстоятельствами. В таких условиях, кредитное учреждение извлекает экономическую ренту (его требования удовлетворяются судебным органом с грубыми нарушениями действующего национального законодательства).

Далее необходимо обратиться к примеру из судебной практики и проанализировать его.

Решением Ессентукского городского суда от 6 июля 2015 г. (председательствующий — федеральный судья О.В. Фролова) исковые требования банка были частично удовлетворены: с заемщика и поручителя солидарно была взыскана задолженность по кредитному договору.

Апелляционным определением Судебной коллегии по гражданским делам Ставропольского краевого суда от 9 октября 2015 г. по делу № 33-6620/2015 решение Ессентукского городского суда от 6 июля 2015 г. было оставлено без изменения.

Перейдем к рассмотрению нарушений норм российского законодательства (применения исковой давности и процедуры возобновления судопроизводства) со стороны прежде всего Ставропольского краевого суда.

Сразу необходимо отметить, что автор не ставит своей целью вмешательство в судопроизводство. Тем не менее независимость суда сама по себе не предполагает бесконтрольности и безответственности (решение Верховного суда РФ от 4 сентября 2014 . № ДК14-4).

Ставропольским краевым судом было грубо нарушено толкование норм Гражданского кодекса Российской Федерации как в редакции, действовавшей до вступления в силу Федерального закона от 7 мая 2013 г. № 100-ФЗ (часть первая ст. 204), так и в ныне действующей редакции (п. 2 ст. 204), устанавливающих порядок течения срока исковой давности в случае оставления иска без рассмотрения. Судебный орган взял на себя функцию законодателя, что является недопустимым. Поскольку именно законодатель в пределах своих дискреционных полномочий вправе не только устанавливать, изменять и отменять сроки исковой давности в зависимости от целей правового регулирования и производить их дифференциацию при наличии к тому объективных и разумных оснований, но и определять порядок их течения во времени, с тем чтобы обеспечить реальную возможность исковой защиты права, стабильность, определенность и предсказуемость правового статуса субъектов гражданских правоотношений (определение Конституционного суда РФ от 9 ноября 2010 г. № 1469-О-О).

В силу п. 3 ст. 204 Гражданского кодекса РФ (в ред. Федерального закона от 7 мая 2013 г. № 100-ФЗ), если после оставления иска без рассмотрения неистекшая часть срока исковой давности составляет менее шести месяцев, она удлиняется до шести месяцев, за исключением случаев, если основанием оставления иска без рассмотрения послужили действия (бездействие) истца.

Согласно определению Конституционного суда РФ от 21 ноября 2013 г. № 1765-О, вышеназванная норма Гражданского кодекса Российской Федерации как в редакции, действовавшей до вступления в силу Федерального закона от 7 мая 2013 г. № 100-ФЗ (часть первая ст. 204), так и в ныне действующей редакции (п. 2 ст. 204), устанавливающая порядок течения срока исковой давности в случае оставления иска без рассмотрения, учитывая предусмотренную законом возможность восстановления пропущенного срока исковой давности при наличии уважительных причин (ст. 205 данного Кодекса) и правило об удлинении срока исковой давности в том случае, если неистекшая часть срока исковой давности после оставления иска без рассмотрения составляет менее шести месяцев (п. 3 ст. 204 Гражданского кодекса Российской Федерации в ныне действующей редакции).

По существу, как из прежней, так и из новой редакции ст. 204 Гражданского кодекса следует специальная норма, регулирующая течение срока исковой давности в том случае, если иск был оставлен без рассмотрения. Имеет значение основание, по которому иск оставлялся без рассмотрения. Если причиной оставления иска без рассмотрения явились, в частности, нарушения истца (в нашем случае уполномоченное лицо банка дважды не являлось на судебное заседание при надлежащем извещении) при обращении в суд, то срок исковой давности должен течь в общем порядке, что судом первой, апелляционной инстанции не было учтено (постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 20 мая 2015 г. № Ф06-23321/2015 по делу № А55-16048/2014, постановление ФАС Московского округа от 24 июня 2014 г. № Ф05-6019/2014 по делу № А40-93410/13, постановление тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 19 августа 2015 г. № 13АП-14843/2015 по делу № А56-17655/2015, апелляционное определение Новосибирского областного суда от 29 апреля 2014 г. по делу № 33-3783/2014, апелляционное определение Московского городского суда от 12 марта 2014 г. по делу № 33-7536). Иной подход нарушит принцип стабильности гражданских правоотношений (апелляционное определение Московского областного суда от 15 января 2014 г. по делу № 33-28745/2013).

Пленум Верховного Суда РФ в своем постановлении от 29 сентября 2015 г. № 43 (п. 18) «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности» разъяснил, что по смыслу ст. 204 ГК РФ начавшееся до предъявления иска течение срока исковой давности продолжается лишь в случаях оставления заявления без рассмотрения либо прекращения производства по делу по основаниям, предусмотренным абзацем вторым ст. 220 ГПК РФ, с момента вступления в силу соответствующего определения суда.

Если после оставления иска без рассмотрения неистекшая часть срока исковой давности составляет менее шести месяцев, она удлиняется до шести месяцев, за исключением случаев, когда иск был оставлен без рассмотрения по основаниям, предусмотренным в том числе абзацем 7 ст. 222 ГПК РФ (в нашем случае — стороны, не просившие о разбирательстве дела в их отсутствие, не явились в суд по вторичному вызову).

Банк не пользовался своими процессуальными правами (утрата интереса к спору). Исковое заявление банка оставлено без рассмотрения по причине его бездействия, не явившегося на судебное заседание дважды при надлежащем извещении. Суд в данном случае подменил собой компетенцию законодателя относительно установления сроков исковой давности, что является недопустимым. То обстоятельство, что первоначально исковое заявление банка (заочное решение 12 октября 2012 г. было удовлетворено, а в ноябре 2012 г. заочное решение отменено и 21 декабря 2012 г. ввиду неявки сторон на судебное заседание исковое заявление банка было оставлено без рассмотрения) было удовлетворено решением Ессентукского городского суда, а затем данным судом отменено и оставлено без рассмотрения, не свидетельствует о предъявлении первоначального иска в установленном порядке и, соответственно, о прерывании течения срока исковой давности (определение ВАС РФ от 6 октября 2011 г. № ВАС-12932/11 по делу № А40-139894/10-160-1177, постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 15 мая 2015 г. № Ф08-2839/2015 по делу № А18-114/2014, апелляционное определение Верховного суда Чувашской Республики от 14 мая 2012 г. по делу № 33-1336-12, апелляционное определение Верховного суда Кабардино-Балкарской Республики от 22 февраля 2012 г. по делу № 33-232/2012).

Срок исковой давности не прерывался и должен был течь в общем порядке. Ставропольский краевой суд посчитал, что банк обратился к заемщику с требованием в течение исковой давности, тем самым судебным органом были грубо нарушены не только нормы права, регулирующие течение срока исковой давности (фактически произошла подмена законодателя судом), но и единство судебной практики.

В п. 26 ранее действующего постановления пленумов Верховного суда РФ и Высшего арбитражного суда РФ от 12 ноября и 15 ноября 2001 г. № 15/18 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности» и п. 15 действующего в настоящее время постановления пленума Верховного суда РФ от 29 сентября 2015 г. № 43 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности» разъяснено, что если в ходе судебного разбирательства будет установлено, что сторона по делу пропустила срок исковой давности и не имеется уважительных причин (если истцом является физическое лицо) для восстановления этого срока, то при наличии заявления надлежащего лица об истечении срока исковой давности суд вправе отказать в удовлетворении требования именно по этим мотивам, поскольку в соответствии с абз. 2 п. 2 ст. 199 ГК РФ истечение срока исковой давности является самостоятельным основанием для отказа в иске.

Срок давности по искам о просроченных повременных платежах (процентах за пользование заемными средствами, арендной плате и т.п.) исчисляется отдельно по каждому просроченному платежу (п. 10 ранее действующего постановления пленума Верховного суда РФ от 12 ноября 2001 г. № 15, пленума ВАС РФ от 15 ноября 2001 г. № 18 и п. 24 действующего в настоящее время постановления пленума Верховного суда РФ от 29 сентября 2015 г. № 43).

В частности, кредитный договор, заключенный между банком и заемщиком, предусматривал обязанность заемщика вносить ежемесячно платежи, последний платеж должен был быть внесен не позднее 10 февраля 2011 г. Последний транш (повременный платеж) не был произведен. Таким образом, банк узнал или должен был узнать о нарушении своих прав 10 февраля 2011 г., когда не поступил очередной платеж от заемщика в счет исполнения обязательств по кредитному договору. В суд исковым заявлением банк обратился 25 февраля 2015 г. На момент обращения банка в суд срок исковой давности по ежемесячным платежам за период с 22 октября 2008 г. по 10 февраля 2011 г. истек.

Хотелось обратить внимание на нарушения со стороны Ставропольского краевого суда (апелляционное определение Судебной коллегии по гражданским делам Ставропольского краевого суда от 9 октября 2015 г. по делу № 33-6620/2015) принципов процессуального (правового) равноправия сторон и правовой определенности (верховенства права).

С учетом установленного законом принципа процессуального и правового равноправия сторон к отношениям сторон неприменим подход двойных стандартов, а именно принятие судебных решений исключительно в пользу кредитного учреждения, притом что в различных делах в отношении одних и тех же обстоятельств позиция сторон диаметрально противоположная в зависимости от предмета заявленного ими требования (постановление девятого арбитражного апелляционного суда от 6 мая 2013 г. № 09АП-11500/2013 по делу № А40-95467/11-138-772). Недопустимо со стороны суда проявлять непоследовательный подход (выносить диаметрально противоположные определения) при разрешении дел со схожими обстоятельствами, усугубляя длительные противоречия.

В своем более раннем апелляционном определении от 17 сентября 2013 г. по делу № 33-4947/13 Ставропольский краевой суд в схожих обстоятельствах отметил, что несмотря на то, что первоначально исковое заявление было удовлетворено, а затем отменено, в дальнейшем исковое заявление истца было оставлено без рассмотрения. В связи с чем срок исковой давности не прерывался и должен был течь в общем порядке. Тем самым Ставропольский краевой суд в своем апелляционном определении от 17 сентября 2013 г. по делу № 33-4947/13 занял позицию, соответствующую ст. 204 ГК РФ (имеет значение основание, по которому иск оставлялся без рассмотрения), не нарушая принцип единства судебной практики.

В данном случае было вынесено диаметрально противоположное решение (апелляционное определение Судебной коллегии по гражданским делам Ставропольского краевого суда от 9 октября 2015 г. по делу № 33-6620/2015), которое нарушило принцип стабильности гражданских правоотношений. Непоследовательный подход со стороны Ставропольского краевого суда (вынесение противоречивых решений при аналогичной ситуации) вызывает у участника судебного процесса состояние неопределенности, лишая его права на справедливое судебное разбирательство (постановление Европейского суда по правам человека от 2 ноября 2010 г. по делу «Штефэницэ и другие против Румынии»).

Следующим нарушением со стороны Судебной коллегии по гражданским делам Ставропольского краевого суда является игнорирование позиции стороны (заемщика) в отношении неправомерности соблюдения процедуры отмены определения суда Ессентукского городского суда от 21 декабря 2012 г.

В соответствии с правовой позицией, высказанной в определении Конституционного суда РФ от 20 ноября 2013 г. № 395-О, оставление судом заявления без рассмотрения не означает, что гражданин лишается права на судебную защиту, — после устранения обстоятельств, послуживших основанием для оставления заявления без рассмотрения, гражданин вправе вновь возбудить в суде соответствующее дело. Кроме того, досудебный порядок урегулирования спора направлен на его оперативное разрешение и служит дополнительной гарантией государственной защиты прав и свобод.

Порядок и последствия оставления заявления без рассмотрения регламентирован ст. 223 ГПК РФ, которой предусмотрено, что в случае оставления заявления без рассмотрения производство по делу заканчивается определением суда. После устранения обстоятельств, послуживших основанием для оставления заявления без рассмотрения, заинтересованное лицо вправе вновь обратиться в суд с заявлением в общем порядке. Суд по ходатайству истца или ответчика отменяет свое определение об оставлении заявления без рассмотрения по основаниям, указанным в абз. 7 ст. 222 ГПК РФ (в данном случае стороны, не просившие о разбирательстве дела в их отсутствие, не явились в суд по вторичному вызову), если истец или ответчик представит доказательства, подтверждающие уважительность причин неявки на судебное заседание и невозможности сообщения о них суду. На определение суда об отказе в удовлетворении такого ходатайства может быть подана частная жалоба (п. 18 постановления пленума Верховного суда РФ от 26 июня 2008 г. № 13 «О применении норм Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении и разрешении дел в суде первой инстанции»).

Таким образом, по смыслу вышеуказанной (ст. 223 ГПК РФ) нормы ГПК РФ предусмотрена определенная процедура отмены определения суда об оставлении заявления без рассмотрения путем подачи соответствующего заявления. После устранения обстоятельств, послуживших основанием для оставления заявления без рассмотрения, банк вправе вновь обратиться в суд с заявлением в общем порядке, если представит доказательства, подтверждающие уважительность причин неявки на судебное заседание и невозможности сообщения о них суду (апелляционное определение Московского городского суда от 4 августа 2015 г. по делу № 33-27702/2015, апелляционное определение Волгоградского областного суда от 28 августа 2014 г. по делу № 33-8883/2014, апелляционное определение Брянского областного суда от 26 августа 2014 г. по делу № 33-3076/14, апелляционное определение Омского областного суда от 16 июля 2014 г. по делу № 33-4711/2014, апелляционное определение Свердловского областного суда от 9 июля 2014 г. по делу № 33-8519/2014, апелляционное определение Волгоградского областного суда от 6 мая 2014 г. по делу № 33-4195/2014, апелляционное определение Ставропольского краевого суда от 29 октября 2013 г. по делу № 33-5816/13, апелляционное определение Брянского областного суда от 24 сентября 2013 г., апелляционное определение Верховного суда Республики Мордовия от 27 августа 2013 г. по делу № 33-1631/2013.

Кредитным учреждением не была соблюдена процедура возобновления производства. Он не обращался в суд с заявлением об отмене определения суда Ессентукского городского суда от 21 декабря 2012 г., а сразу представил исковое заявление, которое было принято судом. Другими словами, банк не представил в суд заявление в общем порядке и не устранил обстоятельства, послужившие основанием для оставления заявления без рассмотрения (уважительность причины неявки в судебное заседание по вторичному вызову и невозможности сообщения о них суду). Тем самым решения Ессентукского городского суда в отношении нарушения процедуры принятия искового заявления противоречат правовой позиции Конституционного суда РФ (определение от 20 ноября 2013 г. № 395-О) и Верховного суда РФ (постановление пленума от 26 июня 2008 г. № 13). Кроме того, решение Ставропольского краевого суда идет вразрез с более ранними решениями данного региона.

Апелляционное производство как один из процессуальных способов пересмотра не вступивших в законную силу судебных постановлений предполагает проверку и оценку фактических обстоятельств дела и их юридическую квалификацию в пределах доводов апелляционных жалобы, представления и в рамках тех требований, которые уже были предметом рассмотрения в суде первой инстанции.

Реализация судом второй инстанции своих процессуальных полномочий направлена на исправление возможной судебной ошибки в решениях судов первой инстанции (определения Конституционного Суда РФ от 21 декабря 2004 г. № 440-О; от 20 декабря 2005 г. № 496-О; от 17 июля 2007 г. Определение Конституционного Суда РФ от 17 июля 2007 № 496-О-О; постановление Конституционного суда РФ от 20 февраля 2006 г. № 1-П). При этом пробелы процессуальной деятельности суда первой инстанции могут быть восполнены апелляционной инстанцией с учетом допустимых правовых механизмов, в том числе путем приобщения и исследования дополнительных доказательств, с целью подтверждения указанных в обжалованном решении суда фактов и правоотношений или установления новых фактов и правоотношений.

Условия, при которых допускается представление новых доказательств в суд второй инстанции, должны обеспечивать устранение судебной ошибки, обоснование доводов и возражений сторон, изложенных в апелляционной жалобе, возражениях, противодействие злоупотреблению процессуальными правами со стороны лиц, участвующих в деле, доступность правосудия. При этом дополнительные доказательства оцениваются в совокупности с имеющимися в деле доказательствами, принимаются во внимание при решении вопроса, полно ли суд первой инстанции выяснил все обстоятельства, имеющие значение для дела.

Ставропольским краевым судом в своем апелляционном определении от 9 октября 2015 г. по делу № 33-6620/2015 не были предприняты меры по устранению судебных ошибок.

Более того, судебным органом в апелляционном определении от 9 октября 2015 г. по делу № 33-6620/2015 не было приведено каких-либо фактов или доводов, которые бы заставили его отклониться от прецедентной практики (высших судов) в настоящем деле, тем самым нарушив принцип «верховенства права» и право заемщика к «доступу к правосудию» (постановление Европейского суда по правам человека от 29 марта 2007 г. по делу «Аршинчикова против Российской Федерации»).

В частности, в отношении неправомерного толкования норм права, регулирующих течение исковой давности; принятия искового заявления от банка при несоблюдении последним процедуры возобновления судопроизводства (повторное обращение в суд допускается после устранения обстоятельств, послуживших основанием для оставления заявления без рассмотрения (уважительность причины неявки на судебное заседание по вторичному вызову и невозможности сообщения о них суду). Ставропольским краевым судом реализован подход двойных стандартов, а именно принятие судебных решений исключительно в пользу банка, вынося диаметрально противоположное решение (с учетом одних и тех же обстоятельств более ранние решения Ставропольского краевого суда были вынесены с учетом принципа правовой определенности — «верховенства права»).

Одобрение (оставление в силе решения Ессентукского городского суда от 6 июля 2015 г.) со стороны Ставропольского краевого суда позволяет говорить о нарушении ст. 6 «Право на справедливое судебное разбирательство» Конвенции от 4 ноября 1950 г. «О защите прав человека и основных свобод», а именно о непоследовательном подходе со стороны суда в толковании установленных национальным законом условий для правильности подхода к применению норм об исковой давности, процедуры возобновления судопроизводства. Такое расхождение в применении материально-правовых положений со стороны Ставропольского краевого суда противоречит принципу правовой определенности и вызывает у заявителя состояние неопределенности, а решение его лишает права заявителя на справедливое судебное разбирательство (постановление ЕСПЧ от 2 ноября 2010 г. «Штефэнице и другие против Румынии»). Судебная практика как источник права способствует прогрессивному развитию гражданского права (постановление ЕСПЧ от 22 ноября 1995 г. «S.W. против Соединенного Королевства»). Функция судов вышестоящих инстанций состоит в разрешении противоречий в национальной прецедентной практике, а не в усугублении «глубоких противоречий» (постановление ЕСПЧ от 2 июля 2009 г. «Иордан Иорданов и другие против Болгарии»). Иначе говоря, миссия данных судов состоит в недопущении нарушения единства судебной практики (постановление пленума Верховного суда РФ от 30 декабря 2009 г. № 56пв09).

Представленный анализ (на примере «живого» судебного дела) показывает, что подобные незаконные действия со стороны кредитного учреждения воспроизводят ситуацию правового произвола и незаконного получения имущества у заемщика.

Непоследовательный подход со стороны национального суда нивелирует данный институт, который должен предоставлять гарантию защиты прав и свобод. Суд действует по своим правилам (в интересах кредитного учреждения), реализуя «игры разума», которые направлены на получение определенной ренты. Разум заинтересованных участников (банка и суда) направлен на создание со стороны заемщика (ответчика) некоего поведения, которое не позволяет последнему корректировать его в соответствии с действующим законодательством и прецедентной практикой.

Следить за новостями ИНЭС: