С. Луценко прокомментировал

Мнения

Сергей Луценко о проблеме определения в законодательстве секрета производства (ноу-хау)

Сергей Луценко: «Отнесение нераскрытой информации к объектам права интеллектуальной собственности означает, что она является объектом исключительного права».

В действующем праве секрет производства является составной частью интеллектуальной собственности с исключительным правом (ст. 1466 ГК РФ).

А теперь рассмотрим, соответствует ли это правовой сущности ноу-хау.

В качестве сущностной особенности секрета производства (ноу-хау) многие исследователи называют его двойственную природу: секреты производства, охраняемые как конфиденциальная информация, одновременно могут являться результатами интеллектуальной деятельности. Двойственная природа — основная причина споров о месте секрета производства (ноу-хау) в системе объектов гражданских прав, а также о природе прав лица — владельца ноу-хау.

С учетом опыта ряда государств секреты производства (ноу-хау) названы «в том числе» в рамках общего понятия «нераскрытая информация» — техническая, организационная или коммерческая информация, неизвестная третьим лицам. Таким образом, секрет производства — частный случай нераскрытой информации, к которому применяются все правила, установленные в отношении охраны коммерческой тайны. Отнесение нераскрытой информации к объектам права интеллектуальной собственности означает, что она является объектом исключительного права. Однако в таком подходе законодателя заложено сущностное противоречие, поскольку предоставляемая владельцу исключительного права монополия предполагает определение содержания этого права, то есть тех действий, которые может совершать его обладатель и не могут совершать иные лица. В отношении информации, содержание которой по определению неизвестно, это невозможно. Лицо, самостоятельно и правомерно получившее сведения, составляющие содержание нераскрытой информации, вправе их использовать независимо от прав ее владельца, а это также не позволяет рассматривать права владельца нераскрытой информации, в том числе секретов производства (ноу-хау), в качестве легальной монополии.

Решение данной проблемы разрешается в рамках формирования правового института охраны коммерческой тайны. Его основу должна составить поправка в Федеральный закон от 29 июля 2004 г. № 98-ФЗ «О коммерческой тайне», а также связанные с ним изменения в ГК РФ (в частности, 128 ГК РФ — дополнить «нераскрытая информация»).

Секрет производства будет рассматриваться как частный случай нераскрытой информации. Именно такой подход, приравнивающий коммерческую тайну к правовому режиму конфиденциальности информации, иными словами — к способу, обеспечивающему правовую охрану информации, составляющей секрет производства, является юридически корректным.

С учетом двойственной природы такой разновидности нераскрытой информации, как секреты производства (ноу-хау), выражающейся в том, что секреты производства могут быть не только информацией, но и результатом интеллектуальной деятельности, а также с учетом сложившейся в мире практики предлагается сохранить их в числе объектов интеллектуальной собственности. Но при этом интересы владельца секрета производства (ноу-хау) будут обеспечиваться не за счет признания за ним исключительного права. Сведения, составляющие секреты производства (ноу-хау), должны охраняться в режиме коммерческой тайны.

Кроме того, ЕСПЧ отмечает, что имуществом являются не только объекты интеллектуальной собственности, но и особенности (механизм), порождающие интересы имущественного характера (в нашем случае — секреты производства, которые обеспечены пакетом имущественных прав). Другими словами, субъект обладает титулом на материальный интерес (даже если имущественное право имеет условный характер (правомерное ожидание), то есть зависит от действий государства) (постановление ЕСПЧ от 11 января 2007 г. по делу «Анхойзер-Буш Инк» против Португалии»).

Следить за новостями ИНЭС:
Люстры lucide Широкий выбор дизайнерских люстр и светильников для стильного интерьера, lucide-sale.ru