С. Луценко прокомментировал

Мнения

С.Луценко прокомментировал правовые последствия сделок дарения

Сергей Луценко: «Результатом зачастую является лишение права собственности на имущество, которое является источником доходов».

С. Луценко прокомментировал правовые последствия сделок дарения, которые были заключены в условиях заблуждения сторон. Результатом, которых, зачастую, является лишение права собственности на имущество, которое является источником доходов.

Согласно ч. 1 ст. 572 Гражданского кодекса РФ (далее – ГК РФ) по договору дарения одна сторона (даритель) безвозмездно передает или обязуется передать другой стороне (одаряемому) вещь в собственность либо имущественное право (требование) к себе или к третьему лицу, либо освобождает или обязуется освободить ее от имущественной обязанности перед собой или перед третьим лицом.

На основании ч. 1 ст. 178 ГК РФ сделка, совершенная под влиянием заблуждения, имеющего существенное значение, может быть признана судом недействительной по иску стороны, действовавшей под влиянием заблуждения.

Данное законоположение, направлено на обеспечение дополнительной защиты прав и законных интересов сторон договора и стабильности гражданского оборота (Определение Конституционного Суда РФ от 20.11.2008 N 819-О-О).

Кроме того, в другом своем Определении Конституционный Суд РФ формулирует критерии, с помощью которых можно идентифицировать сделку, совершенную под влиянием заблуждения. В частности, действовало ли лицо, совершившее спорную сделку, под влиянием заблуждения; имел ли место обман со стороны контрагента по сделке и, соответственно, определение момента, с которого истец узнал или должен был узнать о наличии указанных обстоятельств, для целей применения исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной (Определение Конституционного Суда РФ от 29.01.2015 № 159-О).

При оценке волеизъявлении стороны (истинной воли), сделанной на основании заблуждения необходимо учитывать насколько заблуждение существенно для участника сделки в контексте статьи 178 ГК РФ, были ли другие обстоятельства, способные повлиять на искажение воли стороны (Определения Верховного Суда РФ от 25.06.2002 года по делу № 5-ВО1-355 и от 25.03.2014 № 4-КГ13-40).

Суды должны оценивать, в том числе, за счет чьих источников средств приобретался объект дарения, который затем под влиянием заблуждения был утрачен, конечную правовую цель договора дарения – целеполагания (Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 23.06.1999 № 70пв-99, Определение Верховного Суда РФ от 03.12.1998 № 10-Вп98-15). 

Далее необходимо рассмотреть и дать правовую оценку понятию заблуждение в контексте договора дарения и правовой порочности данной сделки.

Существенное значение имеет заблуждение относительно природы сделки либо тождества или таких качеств ее предмета, которые значительно снижают возможности его использования по назначению. Заблуждение относительно мотивов сделки не имеет существенного значения (Апелляционное определение Ставропольского краевого суда от 11.09.2015 по делу № 33-6242/2015).

Волеизъявление лица должно соответствовать его действительной воле, и правовое значение имеют условия, при которых формировалась воля. Для действительности сделки важны воля и волеизъявление, которые должны быть только в их единстве. Сделки с пороками воли делятся на совершенные без внутренней воли на совершение сделки и сделки, в которых внутренняя воля сформировалась неправильно.

В силу ст. 572 ГК РФ по договору дарения одна сторона (даритель) безвозмездно передает или обязуется передать другой стороне (одаряемому) вещь в собственность либо имущественное право (требование) к себе или к третьему лицу, либо освобождает или обязуется освободить ее от имущественной обязанности перед собой или перед третьим лицом.

По нормам гражданского законодательства любая сделка как действие представляет собой единство внутренней воли и внешнего волеизъявления. Именно поэтому отсутствие какого-либо из этих элементов или несоответствие между ними лишает сделку юридической силы. Презумпция соответствия волеизъявления внутренней воле является опровержимой. Но, согласно ч. 1 ст. 166 ГК РФ опровержение этой презумпции допускается законом лишь в некоторых случаях по основаниям, прямо установленным в Гражданском кодексе РФ.

Волеизъявление потерпевшей стороны не соответствует ее действительной воле, либо она вообще лишена возможности действовать по своей воле и в своих интересах.

Согласно ч. 1 ст. 178 ГК РФ сделка, совершенная под влиянием заблуждения, имеющего существенное значение, может быть признана судом недействительной по иску стороны, действовавшей под влиянием заблуждения.

Под заблуждением принято понимать неправильное, ошибочное, не соответствующее действительности представление лица об элементах совершаемой им сделки. Внешнее выражение воли в таких случаях не соответствует ее подлинному содержанию. Так, приобретение жилого дома, не пригодного для проживания свидетельствуют о том, что результат по сделке не соответствует действительной воле стороны.

Заблуждение может относиться к различным обстоятельствам. Например, участник может иметь неправильное представлением о действительных мотивах конечной цели сделки (в частности, сторона не предполагает, что может лишиться не только права собственности на объект, но и право получения доходов с данного имущества в будущем).

Одни заблуждения относятся к сделке, к одному из ее условий, другие – нет.

Однако не всякое заблуждение может иметь значение для признания сделки недействительной, а лишь признанное судом существенным. Законодатель в ст. 178 ГК РФ определяет, какое заблуждение признается существенным: «относительно природы сделки либо тождества или таких качеств ее предмета, которые значительно снижают возможности его использования по назначению». Не является существенным заблуждение относительно мотивов сделки, т.е. побудительных представлений в отношении выгодности и целесообразности состоявшейся сделки. Мотивы лежат вне сделки и не могут повлечь ее недействительность.

Заблуждение сторон означает, что совершенная сделка не отражает действительную волю сторон, не способна привести к тем правовым результатам, которые стороны имели в виду в момент ее совершения. Причины заблуждения в данном случае не имеют никакого значения. Ими могут быть самые различные обстоятельства: например, стороны не поняли друг друга в ходе переговоров, стороны неверно представляли действительные последствия сделки и т.д. (Обзор Кемеровского областного суда от 01.12.2004 № 01-19/130).

Заблуждение следует отличать от обмана, упомянутого в ст. 179 ГК РФ.

Во-первых, обман предполагает определенное виновное поведение стороны, пытающейся убедить другую сторону в таких качествах, свойствах, последствиях сделки, которые заведомо наступить не могут. Заблуждение же является результатом их (или одной из них) неверного представления о последствиях сделки.

Во-вторых, при обмане действительные последствия совершаемой сделки заведомо известны, желательны для одной из сторон, в то время как при заблуждении обе стороны могут неправильно представлять характер сделки, ее последствия и т.д.

В-третьих, правовые последствия признания недействительной сделки из-за обмана иные (ст. 179 ГК РФ), нежели от сделки, совершенной под влиянием заблуждения.

Чтобы сделка могла быть признана недействительной, заблуждение должно существовать уже в момент совершения сделки и иметь существенное значение для ее совершения. Заблуждение налицо тогда, когда оно касается условия, без которого сделка не была бы совершена. Так, например, зная о том, что сторона лишится права получения доходов от объекта, она не совершала бы сделку

(Апелляционное определение Московского городского суда от 02.06.2016 № 33-18563/2016, Апелляционное определение Ставропольского краевого суда от 23.12.2015 № 33-8455/15, Апелляционное определение Ставропольского краевого суда от 24.09.2013 № 33-5144/13).

Закон придает существенное значение, во-первых, заблуждению относительно природы сделки, т.е. ее правовой сущности, относительно последствий сделки, характера отношений между сторонами, объема наступивших результатов и т.п.

Во-вторых, существенным признается заблуждение относительно тождества предмета сделки. Под тождеством следует понимать полное совпадение реального предмета сделки с представлением о нем у стороны, совершающей сделку. Заблуждение относительно тождества предмета сделки означает, что стороны (или одна из них) подразумевали не тот предмет, который на самом деле имеет данная сделка. Например, совершая сделку дарения объекта, одна из сторон имела в виду, что одаряемая сторона предоставит ей возможность получать материальное благо (сдача объекта в аренду).

Лицом, управомоченным на предъявление иска, является сторона, действовавшая под влиянием заблуждения.

Основным последствием признания этой сделки недействительной является двусторонняя реституция (ч. 2 ст. 167 ГК РФ). Кроме того, заблуждавшаяся сторона вправе требовать от другой стороны возмещения причиненного ей реального ущерба, если докажет, что заблуждение возникло по вине другой стороны. Если вина другой стороны не доказана, заблуждавшаяся сторона обязана возместить другой стороне понесенный ею реальный ущерб.

Заблуждение сторон означает, что совершенная сделка не отражает действительную волю сторон, не способна привести к тем правовым результатам, которые стороны имели в виду в момент ее совершения. Чтобы сделка могла быть признана недействительной, заблуждение должно существовать уже в момент совершения сделки и иметь существенное значение для ее совершения. Заблуждение имеет место тогда, когда оно касается условия, без которого сделка не была бы совершена.

Причем, причины заблуждения в данном случае не имеют значение (Апелляционное определение Ставропольского краевого суда от 11.09.2015 по делу № 33-6242/2015, Апелляционное определение Верховного суда Республики Башкортостан от 19.08.2014 по делу № 33-11504/2014).

Европейский Суд по правам человека ориентирует национального правоприменителя на чтобы последний оценивал правовые последствия утраты у потерпевшей стороны права собственности на активы (имущество) с учетом первоначальных затрат (инвестиций) – «правомерного ожидания» на получение прибыли (упущенной выгоды) от данного объекта, тем более, если данное имущество является основным источником доходов (Постановление Европейского Суда по правам человека от 23.09.2014 по делу «Компания «Валле Пьеримпи Сочьета Агрикола С.п.а.» против Италии», жалоба № 46154/11, Постановление ЕСПЧ от 24.05.2006 по делу «Вейсманы против Румынии», жалоба № 63945/00, Постановление ЕСПЧ от 24.07.2003 по делу «Стреч против Соединенного Королевства», жалоба N 44277/98).

Более того, Европейский Суд вводит понятие «благого управления», которое является ориентиром для национального правоприменителя (Постановление ЕСПЧ от 15.09.2009 по делу «Москаль против Польши», жалоба № 10373/05). То есть, когда вопросы касаются жизненной значимости – утрата актива, который составлял единственный источник дохода, национальные суды должны тщательно рассматривать такую категорию дел. Поскольку судебная ошибка, фактически, возлагает чрезмерное и непропорциональное бремя потерпевшую сторону, лишая ее имущественного иммунитета.  

Следить за новостями ИНЭС: