Состоялась рабочая встреча Агеева А.И. с Фалиным В.М.

Институт

Состоялась рабочая встреча Агеева А.И. с Фалиным В.М.

8 января 2016 г. состоялась рабочая встреча генерального директора ИНЭС Агеева А.И. с политическим и общественным деятелем Фалиным В.М. в ходе которой были обсуждены переломные моменты истории России и международных отношений.

Фалин В.М.

Не так давно Президент Владимир Путин дал интервью немецкой газете «Бильдт», в котором говорил о такой персоне, как Эгон Бар. Эгон Бар был тем самым человеком, который в начале 90-х влиял непосредственно на отношения СССР и Германии и осуществлял неофициальные контакты Бонна с Москвой.

В конце 90-х речь о распаде Союза еще не шла, но все ждали перемен. Немцы понимали, что на месте Варшавского блока образовывается вакуум и его нужно заполнять. Как и кем – нужно прощупать и обсудить заранее. Собеседником Бара был Валентин Фалин, в тот момент – заведующий международным отделом ЦК КПСС, человек, которому Бар доверял. Уже в 1992 году Фалин переехал в Гамбургский университет по приглашению Бара, чтобы заниматься проблемами мира и безопасности. Вот что он вспоминает о переломном моменте в мировой истории.

“Имелись разные модели преодоления раскола Германии. А именно, с раскола Германии начался раскол Европы, раскол всего мира и “холодная война”, которая захватила все континенты. Поэтому нужно было вот эту точку возврата преодолеть и настроиться на такое решение, за которое выступала очень большая часть немецкого населения, чтобы на месте Атлантического блока возникла общеевропейская безопасность, это называлось тогда – “общеевропейский дом”. Заключительный акт в Хельсинки готовил почву для такого шага, и вот началось перетягивание каната. Общеевропейский дом для американцев был очень и очень неподходящим занятием.

Американцы делали ставку на то, что Германия будет играть ту роль, которая отводилась Третьему Рейху в борьбе с Советским Союзом. В конце 80-х – начале 1990 года имелись альтернативы тому решению, которое принял Михаил Сергеевич Горбачев, а именно, сдать все позиции, сдать всех наших друзей и тому подобное. По каким мотивам – это секрет Михаила Сергеевича Горбачева, он его до сих пор не раскрыл. Можно было защитить наши интересы, имея понимание, находя понимание в Лондоне, в частности, и Париже. Ведь Тэтчер выступала против объединения Германии, но говорила так: в крайнем случае, можно создать конфедерацию, при которой ФРГ останется в НАТО, а ГДР – в Варшавском договоре. Такую же позицию занимал президент Франции Миттеран. Он, встречаясь в Киеве с Горбачевым, сказал: Михаил Сергеевич, я предлагаю летать вместе с Берлин. Ответ был: летите, если хотите, я не полечу. Вот так. Это был крупнейший просчет, который вызвал такую цепную реакцию.

Шеварднадзе в Архыз, кстати, поехал, не имея полномочий Политбюро, не имея полномочий правительства, не имея полномочий Совета Безопасности, ни с кем. Собрал эту команду свою, полетел туда, и немцы были ошарашены. Он даже не интересовался, а есть какие-то запасные предложения? Когда немцы уходили из этого кабинета, где проходил …, они значит , мне недавно передали свидетели, говорили, что не может быть, не может быть, мы получили больше , чем хотели, все получили. В Брюсселе Шеварднадзе сбросил, заставил Фишера, министра иностранных дел ГДР, повторить то же самое, и все пошло под откос. Я заявлял протест против этого, но мне сказали – поезд ушел. Прелестная фраза – “Поезд ушел”, – рассказал Валентин Фалин.


По материалам Первого Канала.
Смотрите оригинал материала на http://www.1tv.ru/news/crime/300119

 

 

Метки: , , , , , , , , ,

Следить за новостями ИНЭС: