Журнал «Экономические стратегии»

Журнал «Экономические стратегии»: Читайте в свежем номере интервью Валентина Катасонова

Экономика от лукавогоТема тысячелетнего противостояния каинитской и авелевой цивилизаций красной нитью проходит через всю беседу Александра Агеева и Александра Исаева с известным русским экономистом, профессором кафедры международных финансов МГИМО, председателем Русского экономического общества Валентином Юрьевичем Катасоновым.

Православие и православная культура — вот единственный мост над пропастью на пути к построению авелевой цивилизации. Каинитская цивилизация, укоренившись на Западе, стремится к мировому господству. Как перейти от авелевой экономики в семьях к авелевой экономике в государстве — вот один из наиважнейших вопросов современности. На кону — выживание Человечества!

Не больше и не меньше!

Журнал «Экономические стратегии». 2014. № 4

Известный русский экономист, профессор кафедры международных финансов МГИМО, председатель Русского экономического общества Валентин Юрьевич Катасонов: «Экономика от лукавого».

Экономика от лукавого

Тема тысячелетнего противостояния каинитской и авелевой цивилизаций красной нитью проходит через всю беседу Александра Агеева и Александра Исаева с известным русским экономистом, профессором кафедры международных финансов МГИМО, председателем Русского экономического общества Валентином Юрьевичем Катасоновым.

Православие и православная культура — вот единственный мост над пропастью на пути к построению авелевой цивилизации. Каинитская цивилизация, укоренившись на Западе, стремится к мировому господству. Как перейти от авелевой экономики в семьях к авелевой экономике в государстве — вот один из наиважнейших вопросов современности. На кону — выживание Человечества!

Не больше и не меньше!

 

 

Валентин Юрьевич, одна из Ваших последних книг посвящена проблеме «денежной цивилизации». Каково, на Ваш взгляд, значение культовых основ в глобальной экономике? Каков вес в ней православной экономики и какое место она занимает в современной экономической жизни наряду с экономикой, построенной на идеологии католицизма, протестантизма, исламской идеологии и т.д.?

Вы знаете, когда-то я увлекался всеми этими классификациями, прочитал несколько книг по теории цивилизаций. Но в последнее время стал мало читать светскую литературу. Может быть, с того момента, когда в Донском монастыре начались наши евангельские беседы. Там же, кстати, зародилось Русское экономическое общество. Неожиданно я обнаружил у святых отцов мысль о том, что все человечество делится на две количественно не равные части, а о качестве не нам судить. Известно, что первое грехопадение произошло еще в раю, а второе грехопадение — убийство Авеля Каином. Вся последующая история есть продолжение этих двух линий — авелевой цивилизации и каинитской цивилизации. И они не просто сосуществуют, а ведут непримиримую борьбу. Их антагонизм, собственно говоря, составляет содержание эпохи. По мере деградации человечества происходит его каинизация. Я не сам это придумал, об этом писали святые отцы и продолжают писать наши наиболее вдумчивые богословы.

Взглянув на мировую историю с высоты такой метафизики, я вдруг обнаружил, что между разными религиями, сектами, толками очень много общего. За вывесками «католицизм», «протестантизм англиканского толка», «кальвинизм», «буддизм», «синтоизм» происходит конвергенция в направлении каинитской цивилизации, конвергенция не по букве, а по духу. Поэтому в моей книге «религия денег» охватывает все эти конфессии и толки. Безусловно, я не мог документально исследовать все основные религии, но католицизм и протестантизм изучил. Кстати, Макс Вебер, который объяснил, что такое протестантизм, очень поверхностно его понимал — это мнение разделяют и современные протестанты. Вебер, будучи кабинетным ученым, с одной стороны, вывел «среднюю температуру по госпиталю», а с другой — в известном смысле «приподнял» протестантов как основателей капитализма.

 

Иначе говоря, протестанты приватизировали доктрину капитализма?

Да, и это для них как-то даже почетно. Хотя наиболее религиозные представители католицизма и протестантизма настроены антикапиталистически и не считают это поводом для гордости. В то же время православие — это продолжение линии авелевой цивилизации.

 

Вы как православный можете назвать характерные черты каинитской цивилизации?

Могу. Ее современная версия — капитализм, который зародился не в конце XVII века, как нас учили, а гораздо раньше. В многотомной «Истории Рима» Теодора Моммзена я прочитал, что в Римской империи уже существовали депозитно-кредитные институты и многие другие атрибуты современного капитализма.

 

И у древних евреев в Иерусалиме тоже?

Да. У меня есть книга на эту тему: «Иерусалимский храм как финансовый центр». Немцы уже в XIX веке писали о том, что капитализм существовал еще до рождества Христова. Капитализм невозможен без рабства. Некоторые говорят: «Валентин Юрьевич, какое же это рабство, это наемный труд». Я отвечаю: «Наемный труд, наемное рабство в каком-то смысле хуже античного рабства. В эпоху рабовладения существовали разные модификации рабства — классическое рабство, когда раб был вещью, но о его сохранности заботились; патриархальное рабство, представлявшее собой почти семейные отношения. Сегодня наемный работник — это одноразовый ресурс, который невыгодно приватизировать».

 

Таким образом, источник каинитской экономической цивилизации — братоубийство?

Именно. Так вот, городская цивилизация, в которой зародился капитализм, городская культура начинается с Каина, это в книге Бытия прописано. Первые города создавали дети и внуки Каина. Мы не можем вывести напрямую из книги Бытия, что в допотопной цивилизации были деньги, но некоторые святые отцы на этот счет делают намеки. Нам интересно реконструировать эту цивилизацию, поскольку она являет собой прекрасный урок для современного человечества, выступая примером того, что с нами может произойти. Ведь долготерпение Божие не беспредельно. И главное, что у Бога был другой замысел в отношении человека. А если человек не хочет быть человеком, тогда этот проект закрывается. Я имею в виду построение Царства Божьего и попытку стать гражданином Царства Божьего.

В Русском экономическом обществе мы занимаемся тем, что возвращаем современному читателю наших русских мыслителей, святых отцов. Например, несколько заседаний общества было посвящено обсуждению творческого наследия Льва Александровича Тихомирова, его знаменитой книги «Религиозно-философские основы истории». Честно говоря, я сам только с третьего прочтения почувствовал боль и дух Тихомирова. Тут такая шутка: если хочешь что-то понять, начни объяснять это другими, я так и изучал Тихомирова. Его труды так просто не предложишь нынешнему молодому человеку, который не привык читать фолианты, — для него это слишком твердая пища. Поэтому мы немножко упрощаем какие-то вещи.

Так вот, и у Тихомирова, и у святителя Василия Кинешемского в «Толковании на Евангелие от Марка» ключевые слова — «построение Царства Божьего», но не в духе хилиазма, а в смысле подготовки к переходу в Царство Небесное. Любому православному человеку в общем-то понятно: раз Царство Божье, значит — монархия, царь, поэтому нынешние политологические дискуссии мне не особенно интересны. История мировых финансов — это попытка выстроить финансовую Вавилонскую башню.

Я своим студентам рисую устройство современной мировой финансовой системы в виде пирамиды, которая воспроизводит пищевую пирамиду из учебника по биологии. Показываю им все ее уровни, объясняю, на котором из них мы находимся, кто и почему занимает верхние уровни и как сделать, чтобы мы не находились в этой самой пирамиде. И когда на заседании Русского экономического общества у меня спрашивают, каким должен быть коэффициент резервирования коммерческих банков, я говорю: поймите, обсуждать сегодня частные вопросы — это все равно что задумываться о лечении прыщиков у пациента, больного раком.

Господь вам подсказывает, как лечить больного, и даже объясняет, что болезнь протекает на клеточном уровне. А вы лезете с ножами, и ножи эти называются по-разному — коренные реформы, революция. Кромсают несчастное человечество, а оно все равно продолжает болеть и стремится к смерти. Современный человек слеп, он не хочет видетьтого, что происходит на клеточном уровне.

 

А что случилось с авелевой цивилизацией после убийства?

Авелеву цивилизацию еще называют сифовой цивилизацией, потому что прямых потомков у Авеля не было, а был Сиф. Святые отцы говорят, что сифова линия продолжила линию Авеля. В книге Бытия сказано, что старейшины сифова рода запрещали его членам смешиваться с каинитами. Тем не менее сыны рода Сифа стали заходить в шатры дочерей из рода Каина, и началось смешение. Безусловно, эти слова не следует понимать буквально — имеется в виду не кровосмешение, а духовное смешение, которое происходит незаметно, а потому более опасно.

 

Оставался ли чистый элемент авелевой модели перед потопом? И как к этому относился Ной?

Собственно говоря, Ной и есть продолжатель линии Авеля. Известно, что в ковчеге был один представитель каинитской цивилизации, благодаря которому

она продолжилась, — это Хам.

 

А Иафет стал прародителем белой расы?

Да, считается, что мы потомки Иафета. Так по крайней мере говорят святые отцы.

 

Если взять книгу Иова, то как в контексте борьбы авелевой и каинитской цивилизаций прочитывается трагедия этого библейского персонажа?

Иов показан как праведник, который является носителем авелевой цивилизации. Окружающие его люди роптали, некоторые осуждали Иова. Он по сути дела оказался одиночкой, не понятым своими современниками и даже своими родственниками. Это очень интересная история. В Библии вообще много интересного. Вот, например, от кого пошли евреи? Не все знают ответ на этот вопрос. Они пошли от праведника Евера, отказавшегося строить Вавилонскую башню и ушедшего за реку Евер.

 

Полная версия интервью В.Ю. Катасонова «Экономика от лукавого» читайте в журнале «Экономические стратегии» № 4/2014.

 

 

 

Следить за новостями ИНЭС: