Институт, Журнал «Экономические стратегии»

Журнал «Экономические стратегии»: Читайте в свежем номере!

Журнал «Экономические стратегии». 2013. № 5

Метакогнитивные функции персональной социальной сетиТимофей Нестик, старший научный сотрудник лаборатории социальной и экономической психологии Института психологии РАН, специалист в области организационной культуры и кросс-культурного менеджмента:

«Метакогнитивные функции персональной социальной сети»

 

В свое время Л. Витгенштейн представил мышление как языковую игру. Согласно М. Хайдеггеру, мыслим не столько мы, сколько сам язык, на котором мы говорим. Спустя полвека развитие сетевого подхода позволило венгерскому философу Криштофу Нири рассматривать социальную сеть как продолжение нашего ума. С его точки зрения, в нашем мышлении участвуют не только пишущая рука и речевой аппарат, но и те люди, которые входят в наш круг общения и играют в те же языковые игры.

Нельзя не признать, что для психологии сетевого общества эта идея обладает большим эвристическим потенциалом. На наш взгляд, признание за социальной сетью когнитивных функций не отрицает существования индивидуального интеллекта и не подменяет его коллективным. В самых общих чертах интеллект можно определить как совокупность способностей, позволяющих нам адаптироваться к изменениям в окружающей среде, опираясь на наш опыт; это «способность быть способным», развивающаяся на протяжении всей жизни. В сетевом обществе развитие такого рода способностей все больше зависит от включенности в сетевое взаимодействие. Это касается не только социального интеллекта, но и целого круга общих интеллектуальных способностей: способностей к нормативному или креативному решению проблем, памяти и способностей к обучению.

Из средового фактора интеллекта социальное окружение превращается в важную часть интеллектуальных ресурсов личности. Проблемы, решаемые сегодня в рамках трудовой деятельности, все чаще требуют коллективного творчества и транспрофессиональности, объединения представителей разных профессиональных кругов.

Объем информационных потоков настолько велик, а обновление профессиональных знаний происходит так быстро, что сами по себе индивидуальные мнемонические способности уже не дают практически никаких преимуществ. Гораздо более важным становится не то, сколько мы знаем, а то, знаем ли мы, где искать необходимую информацию, знаем ли мы тех, кто знает. Наконец, обучение все более приобретает совместный и сетевой характер. Оно происходит в обучающихся сообществах, профессиональных сетях, через группы обмена опытом и обучения действием.

Не случайно в современных условиях все возрастающее значение приобретает социальный интеллект, становясь обязательным условием креативности и инноваций. Именно социальный интеллект позволяет нам объединять свои способности со способностями других людей, умножая доступные нам интеллектуальные ресурсы.

В сетевом мире наиболее востребованными становятся не различные виды специального интеллекта, а прежде всего метакогнитивные способности, которые, по-видимому, во все времена лежали в основе человеческой мудрости: контроль личности за состоянием своих интеллектуальных ресурсов и саморегуляция процессов переработки информации. В первую очередь это касается открытой познавательной позиции; способности организовывать свою работу в условиях, когда информация недостаточна, избыточна или противоречива; осведомленности об ограничениях своей компетентности, качествах своего ума и необходимости дополнения их способностями и знаниями других людей.

Развитие электронных технологий в конце XX в. позволило практически мгновенно «подключать» к решению проблем других людей и существенно расширило интеллектуальные ресурсы личности, которые теперь включают в себя не только индивидуальные способности конкретного человека, но и опыт, знания, способности участников его социальной сети.

Это хорошо видно из серии экспериментов, проведенных в рамках теории трансакционной памяти, а также из исследований в области психологии обмена знаниями в современных организациях. Опираясь на парадигму символического интеракционизма и теорию когнитивных процессов, М. Вигнер отмечает, что в совместной деятельности индивидуальная «расширяется» за счет трансакционной памяти, то есть разделяемой членами группы системы кодирования, хранения и востребования информации.

Это совокупность индивидуальных систем памяти, объединенных системой внутригрупповой коммуникации. В ее состав входят три ключевых элемента: индивидуальная память участника совместной деятельности, внешняя память и собственно трансакционная память. Индивидуальная память — это не только краткосрочное и долгосрочное хранение информации, механизмы ее кодирования и востребования, но и так называемая метапамять, то есть представления индивида о возможностях своей памяти.

Внешняя память — это внешние по отношению к индивиду хранилища данных (например, записные книжки или другие люди). Причем для запоминания знаний и их использования необходимо сохранять три вида информации: само знание, его название (ярлык), а также информацию о месте хранения. Член команды может воспользоваться знаниями других ее участников, так как знает (помнит), кто из них является экспертом (метом хранения) в той или иной области (ярлык). Таким образом, коллективная память команды более обширна и сложна, чем любая индивидуальная система памяти. Это хорошо видно из эксперимента, проведенного Р. Морелендом и его коллегами. Испытуемые обучались монтажу радиоприемников разными способами: в контрольной группе обучение проходило индивидуально, в экспериментальной группе — в мини-группах по три человека. Через неделю все участники эксперимента должны были собрать приемник, разбившись на смешанные подгруппы из трех человек. Те из них, кто имел опыт совместной сборки, помнили больше о процедуре монтажа и собрали приемники лучшего качества, чем испытуемые, обучавшиеся индивидуально.

 

 

Полная версия статьи Т.А. Нестика «Метакогнитивные функции персональной социальной сети», опубликованная в журнале «Экономические стратегии» № 5/2013

 

 

 

Метки: , , , , , , , , , , ,

Следить за новостями ИНЭС: