Генезис статистики

Журнал «Экономические стратегии»

Журнал «Экономические стратегии»: Читайте в свежем номере!

Журнал «Экономические стратегии». 2013. № 2

Генезис статистикиПрезидент Международной гильдии профессионалов качества Юрий Адлер: «Генезис статистики»

Уже в Библии упоминается о переписях населения. Чем не повод для создания статистики? Еще раньше, видимо, было важно считать и систематизировать звезды. Тоже подходящий повод. Люди, конечно, всегда стремились найти объяснение того, что они наблюдали, однако разумное объяснение найти удавалось не всегда. Тогда построили модель мира, в которой все события, все факты, все наблюдения были жестко детерминированы. В этой модели нет места случайности. А где нет случайности, там нет и статистики. Но очень давно люди начали замечать, что есть случаи, когда удобнее предположить, что бывают события, причины которых теряются где-то во мраке неопределенности. Еще Аристотель говорил: «Уничтожение случая влечет за собой нелепые последствия. Есть многое, что совершается не по необходимости, а случайно». Примерно через тысячу лет на Среднем Востоке Аль-Фараби писал: «…случайны явления, причины которых неизвестны». Умение понимать и учитывать случайные явления рассматривалось как сакральное знание.

И только новое время с его рационализмом оформило статистику как науку об изучении сложных социально-экономических явлений и математическую статистику как ветвь теории вероятности. Между статистикой и математической статистикой начался флирт, продолжающийся по сей день. Науки возникают из практики. Так, принято считать, что теория вероятностей порождена знаменитой перепиской П. Ферма и Б. Паскаля по поводу так называемых задач кавалера де Мере, которая началась в 1654 г. Если толчком к созданию теории вероятности послужили азартные игры, то статистика нашла себе применение во многих областях, таких как демография, астрономия, а затем и эмпирические науки.

Поскольку статистика долгое время не входила в обязательный набор университетских дисциплин, она оставалась уделом отдельных творческих людей. Один из ярких примеров такого рода — судьба знаменитого британского контр-адмирала Р. Фицроя, создателя современной гидрометеорологии, систем прогноза погоды и штормовых предупреждений. Он был назначен главным статистиком-метеорологом Британии, не получив, видимо, никакого специального образования. Вообще, прогноз погоды — пример хорошей статистической задачи, решение которой все еще впереди. То время богато на статистические прорывы. Достаточно вспомнить работы Ч. Дарвина, которого как раз Р. Фицрой возил в кругосветное путешествие. Забавно, что сводку основных результатов, полученных к этому времени в вероятностных представлениях, сделал человек, который был убежденным детерминистом. Его звали Пьер Симон де Лаплас. Эта сводка была опубликована в 1812 г. Свои мысли он выражал точно и недвусмысленно: «Все явления, которые, по-видимому, не подчинены никаким естественным законам, точно так же естественно необходимы, как вращение солнца вокруг оси…

Случая не существует. Случай есть не более чем выражение нашего неведения». Бельгиец А. Кетле слушал лекции Лапласа и находился под его сильным влиянием. Тем не менее, он существенно продвинул «политическую арифметику», введя, например, понятие «средний человек». Тем временем Ч. Дарвин плавал в поисках теории эволюции (1831–1836), а его двоюродный брат Френсис Гальтон, родившийся в 1822 г., подрастал и готовился к череде важных открытий, которые ему суждено было совершить.

Ф. Гальтона заинтересовала связь между талантами людей и талантами их предков. Он решил проверить гипотезу об этой связи, в результате чего появилась знаменитая книга «Наследственный талант». Увлекшись этой темой, он обнаружил, что надо как-то собирать и обрабатывать данные. А поскольку он не был статистиком, ему пришлось самому разработать «вариационную статистику», основанную на идее распределения признаков у людей, а затем и у других биологических видов.

Концепция вариабельности пришла Гальтону из работы Чарльза Дарвина о происхождении видов и прошла красной нитью через все, что делал Гальтон, — от исследования отпечатков пальцев (антропометрия), широко используемого теперь в криминалистике, до корреляционного и регрессионного анализа. Среди последователей Гальтона выделялся выдающийся статистик Карл Пирсон, который к тому же оказался гораздо ближе к математике. Именно на его долю выпала честь создания того варианта прикладной статистики, который сохранился до наших дней.

В 1901 г. Пирсон вместе с Гальтоном и морским зоологом Р. Уелдоном, пионером прикладной биометрии, учредили первый в Европе да и в мире журнал Biometrika, от начала которого вполне можно отсчитывать время современного периода развития статистики. Пирсон полагал, что журнал будет способствовать экспериментальной проверке гипотезы Дарвина о происхождении видов с помощью построения кривых расределения (кривых Пирсона) и проверки гипотезы о том, что они не противоречат результатам наблюдений в соответствии с критерием «хи-квадрат» (критерием Пирсона). Для этого предлагалось по экспериментальным данным вычислять первые четыре момента кривых распределения, а именно: среднее, дисперсию, асимметрию и эксцесс. Биометрия — детище Пирсона — была не единственной областью его интересов. Главным делом его жизни стала «Грамматика науки». Для нас важна его мысль о том, что статистика — это прежде всего то, что задает грамматическую структуру всего, что претендует на название «наука».

Австрийский монах Грегор Мендель (1822–1884) вместо того, чтобы искать «вариабельность в неслучайном», показал, что «совокупность случайностей может вести к неслучайному результату». Так возникла генетика — важная область приложения статистических методов.

 

 

Полная версия статьи Ю.П. Адлера «Генезис статистики», опубликованной в журнале «Экономические стратегии» № 2/2013

 

Метки: , , , , , , , , , , , ,

Следить за новостями ИНЭС: